Андрей РУДАЛЁВ. Финал «Нацбеста»: спор бестселлера с шедевром

№ 2016 / 17, 31.03.2016

За несколько часов до оглашения короткого списка «Национального бестселлера» один питерский новостной сайт сообщил, что в шорт-лист премии вошли два петербуржца: Аглая Топорова и Леонид Юзефович.

Собственно, в этом нет ничего криминального.
Уже с момента представления длинного списка было очевидно попадание в финал этих двух авторов. Так что здесь угадать было не сложно, поэтому я и не стал рецензировать эти две книги и оставил их на потом.
Леонид Юзефович уже брал вершину «Нацбеста» в самом первом сезоне премии – в 2001 году. Тогда победила его книга «Князь ветра». Вот и сейчас изначально многие прочат победу ему. Если бы был литературный тотализатор, то Юзефович, безусловно, обскакал в нём всех других участников.
Премирование его «Зимней дороги» станет самым очевидным решением, предсказуемым. Вот только будет ли оно отражать дух и лозунг премии «проснуться знаменитым»? На мой взгляд, лучшая награда для его книги – большие тиражи и прочитанность. Нужен ли ему первый приз?.. Не думаю. Предсказуемое решение разрушает интригу, а она в литературе нужна, особенно в наши дни, когда крайне важен информационный повод.
«Нацбесту» такая интрига и непредсказуемое решение очень необходимы. Несмотря на свою репутацию если не скандальной, то хулиганской премии, всё интересное в ней происходит на уровне формирования списков. Финал – это почти регулярное разочарование. Опять же – смелости не хватает. Не так много книг и авторов, которые по-настоящему заслуживают внимания, премировались. Из последнего можно вспомнить победу Александра Терехова с романом «Немцы»,
а это был 2012 год.
Всё дело тут не в каких-то коррупционных факторах и подтасовках, а в сложившейся вокруг премии
определённой инерции, которую пора переломить.
Инерция эта сводится к странной фантасмагории – искусственному выморочному Фиглю-Миглю – Франкенштейну премии. Были и совершенно пустые премиальные решения, как в случае с награждением Андрея Геласимова и Ксении Букши. Дважды покорил премию Дмитрий Быков, который чуть не стал каким-то нацбестовским злым роком. И, конечно, существует определённая инерция питерских авторов: Илья Бояшов, Эдуард Кочергин, Сергей Носов, которые в столичных премиальных играх мало что смогут словить.
После того самого премирования Фигля-Мигля, а потом и совершенно унылого награждения романа Букши, сложилось впечатление, что Нацбест погубили женщины. Но, как ни странно, женщина её может и оживить. Питерская женщина, дочь основателя премии Виктора Топорова.
Вхождение книги Аглаи Топоровой «Украина трёх революций», изданной издательством «Лимбус-пресс», в короткий список премии было секретом полишинеля.
Есть в этом кумовство? Возможно.
Но это не отрицает того, что сама книга – отличная и своевременная. Автор долгое время прожила на Украине и теперь спокойно и совершенно непредвзято изложила свои наблюдения о том, как назревало и происходило массовое помешательство. Топорова рассказывает, как целая страна превращалась в сумасшедший дом, пыталается выявить причины этого помешательства, в том числе много пишет про «медийно-истерический ряд». В отличие от многочисленных досужих рассуждений по украинскому вопросу и откровенных спекуляций, «Украина трёх революций» на самом деле даёт объективное понимание произошедшего в близкой нам стране. Она должна быть прочитана и совершенно заслуженно может стать бестселлером. Аглае Топоровой по силам снять печать
проклятия Фигля-Мигля, которая нависла над премией.
Неожиданность короткого списка – Эльдар Саттаров с книгой «Транзит Сайгон-Алматы» и Мария
Галина с «Автохтонами». Но это неожиданность в том смысле, что на их месте вполне могли быть и другие тексты длинного списка. Иными словами, рулетка – на кого падёт жребий. А пасть он вполне заслуженно мог на Дмитрия Данилова, Андрея Аствацатурова, Ильдара Абузярова, Александра Снегирёва, Кирилла Рябова, Наринэ Абгарян, Михаила Тарковского. Для Саттарова и Галиной само попадание в большой список – это большая удача, ну и стечение обстоятельств.
Моя же личная радость – это попадание в нацбестовский шорт романа Михаила Однобибла «Очередь». Книга бесконечно очаровала.
«Очередь» может нравиться или нет. Но одно очевидно и невозможно оспорить: это прекрасно написанный и очень глубокий роман. Будет большая трагедия для отечественной литературы, если он пройдёт мимо.
Михаил создал особый символический мир, который, по моим ощущениям, наиболее близок к иконописи. Отличный разбор книги дал в своей статье, опубликованной в «Литературной России» (№ 16, 2016), критик Сергей Морозов.
Писательница Вероника Кунгурцева в своём Фейсбуке сообщила, что «автор писал роман, будучи в горах, на высоте 2000 метров над уровнем моря, то есть, это такая высокогорная проза». Надеюсь, что в июне в питерской «Астории» будет раскрыта тайна автора, скрывшегося за неудобоваримым псевдонимом. Впереди у него ещё много работы: надо отстаивать свою книгу.
Так что мои ожидания от нацбестовского финала: Аглая Топорова или Михаил Однобибл. В первом случае мы имеем бестселлер, во втором – шедевр. Оба варианта – новые имена, отражающие премиальный дух.

 

Андрей РУДАЛЁВ,
член Большого жюри премии
«Национальный бестселлер» 2016 года

 

г. СЕВЕРОДВИНСК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *