Современный писатель IN VIVO и IN VITRO

№ 2016 / 17, 13.05.2016

К вопросу о школьной программе и живых сочинителях

 

«Живой классик» звучит как «самозванец». Явно проблескивает насмешка. Все другие умерли, а этот никак не решится.

Да и не просто умерли. Они, бедолаги, и преображаются в классиков, простившись с юдолью земной.
Генрих Сенкевич – отменный беллетрист. Знал ли он собственный масштаб, получая Нобелевскую премию, от которой отшатнулся Лев Толстой? Думаю, знал, и не мог отказаться. Именно
потому, что он – только Генрих Сенкевич.
Выдержать искушение не всякому по плечу. А возводить в классики при жизни, подсовывать современных писателей в школьную программу, даже и сверх обязательного, как внеклассное чтение, материалы для викторин, значит – искушать и сих, и сих.
Сих – это школьников, у которых нет личного мнения, следовательно,
возможности критически оценивать что бы то ни было. И потому огулом они запомнят с десяток лишних фамилий, наряду с Гоголем и Некрасовым.
И хотя, окончив весьма среднюю школу, будут они испытывать к классической литературе непреходящее отвращение, фамилии самозванцев, вольных или невольных, для них останутся числиться в общем ряду.
Сих – других – это самозванцев, держащих себя будто живые классики, но толстовское «не могу молчать» подменивши при этом интернетовским «ржунимагу». А дабы сдержать реноме, они разглагольствуют, хают направо и налево окружающую действительность, каковая, может, и не хороша, но не для них же. Они-то живут не тужат, однако помнят, что как бы русские писатели. А русский писатель обязан по должности выяснять отношения с родиной.
И старается какая-нибудь Л.Хулицкая, наскребла, ковырялка, и мажет грязью из родного куяльника всю бедную нечерноземную Россию. И то ей немыто, и там неподбрито.
Или вездесущий, как только протискивается, Д.Мыков, создающий в год с полдесятка книг, по своему подобию и образу, неопрятные, но толстенные. Аж лоснится и раздувается от величия и довольства. Я бы сказал, будто лягушка, вообразившая себя быком, кабы не относился к лягушкам, нашим отечественным соловьям, с трепетным уважением, они поют от всей зелёной души. А этот сочиняет низкие стишки, ни ума, ни особой просодии, сплошь намёки, бычит на государство, хотя чья бы корова мычала: где ни пройдёт, оставит свежий дымящийся том, и слетаются критики, поклевать худо
переваренное зерно.
И вот это интеллектуальное стадо, которое то мычит, когда надо бы помолчать, то телится, когда необходимо возвысить свой мык, теперь пасётся в средней школе. Что не сжуёт, потопчет. Этак можно потравить и луг многоцветный, и благоухающий вертоград, и ухоженную клумбу на школьном дворе. Пускай уж пасутся на выгоне.
Нарочито не поминаю реальных фигурантов литературного процесса, чтобы кого не обидеть. Пусть живут себе и процветают (ведь заявлено, что каждой твари надо не менее пары), а по школьной программе изучать следует Пушкина, Достоевского, Тургенева, Фонвизина.
Этих же в степень возводить преждевременно. Пусть сначала умрут. Потерпеть невдолге, ведь mori – один memento.

 

Иван ОСИПОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *