Интернациональный союз писателей представляет

№ 2016 / 24, 06.07.2016

НА БЫСТРЫХ ПАРУСАХ

 

Krug5

 

Саша Кругосветов. Путешествия Капитана Александра. Том 1. Книги 1 и 2. Большие дети моря. Киты и люди.

 

Человек растёт, с ним растут и книги. Редкий случай, когда любимый герой – спутник из детства. Саша Кругосветов знакомит маленьких читателей с Капитаном Александром, жившим давно-давно, в девятнадцатом столетии. Это герой, он участвовал в обороне Севастополя, не понаслышке знаком с войной. Это ловкий сильный человек, не теряющий присутствия духа даже тогда, когда его любимый корабль потерпел крушение.

Любимое занятие Капитана Александра – путешествия. У него есть корабль «Быстрые паруса». Название дано потому, что это очень быстроходный парусник. Всего о Капитане Александре написано пять книг. Первая книга цикла адресована детям. Последние три – взрослым. Взрослеющий человек – и любимый герой, который нисколько не изменился. Потому что не хочется, чтобы Капитан Александр старел и слабел. Он всегда полон сил, с ним всегда его спутники.

В команде Капитана Александра есть всё: Штурман, Боцман, Повар-Кок. В команде числится и говорящий голубь Митрофан, который конечно вещая птица. Это предприимчивые, весёлые и смелые герои.

Первая книга – «Большие дети моря» – построена как викторина. По ходу книги возникают вопросы, на которые читатель отвечает. Конечно, с подсказкой автора – многие слова маленький читатель впервые слышит.

Это книга-игра, что очень хорошо для ребёнка, который только научился читать. «Большие дети моря» подходит детям от 4 до 10 лет. Здесь есть всё: забавный и увлекательный сюжет, немного печальные дети-великаны Дол и Зюл, которых Капитан Александр принимает в свою команду, и разнообразные страшные приключения.

Разбирая записи Капитана Александра, автор наверняка нашёл множество писем. Это вести от знаменитого Жюля Верна, с новой историей о капитане Немо, от Джонатана Свифта, с описанием неизвестного путешествия доктора Леммюэля Гулливера. Были в архиве Капитана письма от Льва Кассиля, Валентина Катаева, Владислава Крапивина и от Андрея Некрасова, автора «Приключений капитана Врунгеля». Обращает на себя богатая фактура книги и любовь к материалу. Читатель, вслед за автором, стремится в плавание.

Вторая книга – «Киты и люди» – понравится подросткам, увлечённым фантастикой. Это стилистически более сложное произведение. Детский приключенческий роман вобрал в себя элементы триллера. Читателю не раз станет страшно на страницах новых путешествий Капитана Александра. Однако задорный дух книги сохраняется.

«Киты и люди» встречают читателя у дверей в новую жизнь. Говорят: переходный возраст. Автор желает читателю попутного ветра в этом новом плавании. Капитан Александр и его «Быстрые паруса» уже различимы на траверсе новой книги. Капитан почти не постарел. Голубь Митрофан, правда, стал совсем белый. Что же, попутного ветра.

 

Екатерина МАСЛОВСКАЯ

 


 

ОГЕННАЯ ЗЕМЛЯ КАПИТАНА АЛЕКСАНДРА

 

Krug4

 

Саша Кругосветов. Приключения Капитана Александра. Том 2. Книги 3 и 4.

Приключения Капитана Александра продолжаются. Позади первый и второй тома: «Большие дети моря» – для самых маленьких и «Киты и люди» – для только что повзрослевших. Третья книга приключений Капитана Александра – новое, более сложное, путешествие. У читателя больше опыта, чем в путешествии по первым двум, более сложные представления о географии, и совсем другие вопросы, чем были, когда читатель только встретил великанов Дола и Зюла и их чёрную собаку, а также белого кашалота Моби Дика. Мир увеличивается в размерах. В сумраке горизонта показались маяки Огненной Земли. Но зачем туда стремятся «Быстрые паруса»?

Как и в первых двух книгах, повествование перемежается с вопросами викторины, для того, чтобы материал книги лучше усваивался подростком. Это уникальный игровой момент составляет изюминку «Приключений Капитана Александра». Однако викторина растёт вместе с читателем. Теперь это вопросы сложные, подводящие читателя к темам жизни, смерти, нравственного выбора и самоидентификации.

Любимец Саши Кругосветова и друг Капитана Александра Льюис Доджсон снабжает неутомимого путешественника рекомендательным письмом к его преподобию Томасу Бриджесу, прекрасному знатоку нравов индейцев Южной Америки, смелому человеку и замечательному миссионеру. Вместе с Томасом Бриджесом капитан Александр проведёт немало времени. Их ожидает множество приключений, порой смешных, а порой и таких, в которых раскрываются совсем неидеальные стороны характера белого человека.

Автор ярким образом передаёт состояние человека в момент взросления. «А что же здесь, на последней земле? Путешественник поднимается на четырехсотметровую высоту последнего утёса. Глядит на юг. У него за спиной – весь мир людей, а впереди – лишь ледяной океан, ледяной ветер и ощущение ледяной безнадёжной бездны». С одной точки зрения – это вполне достоверное описание пейзажа. С другой – мятущийся человек найдёт в этом описании нечто себе близкое и включится в травелог спутником капитана Александра.

В четвёртой книге читатель знакомится с говорящей птицей Дадо и начинает знакомство со взрослыми играми – как устроено общество. Власть Ящериц, уникальный Хамелеон Парсони, Жуки, Зебу – всё это люди. Эта книга – та же ролевая игра. В сети очень много ролевых игр, но есть игры бестолковые. Понятно, не всё же демонстрировать своё интеллектуальное величие. Но порой повеет свежим солёным ветром, потянет в странствие. Странствие – это тоже игра, только взрослая.

 

Инна МЕЛЬНИК


 

КАПИТАН АЛЕКСАНДР НА ОСТРОВЕ МОРИЯ

 

Krug3

 

Саша Кругосветов. Путешествия капитана Александра. тома 3,4. Книга 5, части 1-4 и приложения.

 

Третий том «Приключений капитана Александра», написанных Сашей Кругосветовым, рассчитан на взрослого читателя. Это первая книга цикла с провокационным названием «Остров Мория. Пацанская демократия». Небольшой остроумный экскурс в Средние века сменяется иносказательным описанием современного общества. Всё, происходящее на острове Мории, узнаваемо и потому вызывает печальный смех.

Часть первая «Острова Мории» – знакомство со странным морийским народом и его «пацанской демократией». Кто здесь чёткие, кто ровные, а кто – быки. Но сначала нужно бы определиться, что такое Остров Мория и откуда он возник.

Остров Мория – что это? Корабль дураков, остров уродов? Ни то, ни другое. Хотя конечно это и то, и другое. Авто интригует, завораживает энергичной и точной речью, картины истории и быта морийцев следуют одна за другой. Формируются касты морийского общества. Вот трусляки, а вот чёткие пацаны, а вот идут бывалые.

Книга захватывающая и… совершенно средневековая. Саше Кругосветову дано совмещать современность и средневековье, на первый взгляд, не прикладывая особенно труда, не впадая в заумь – и вместе с тем с подлинно средневековой весёлой заумью, без которой Корабль Дураков не был бы построен. Это парадоксальное творение, лёгкое для чтения и философски глубокое, беспощадное к порокам, из которых основными видятся глупость и хамство.

Четвёртая и пятая части «Острова Мории» – «Прощай, Мория!» и «Мория, любовь моя» дополнены остроумными «Морийскими рассказами». Чтобы уроки истории Корабля Дураков были закреплены фактическим материалом. В самом конце читатель с удовольствием прочитает стихи поэта-патриота Дижа Быжа, верного друга и спутника Капитана Александра.

Стилистические особенности новой части «Путешествий Капитана Александра» – густой, метафоричный язык, который дремать не позволит. То автор подпустит шутку в момент, когда, кажется, всё плохо. То сверкнёт пронзительным словом там, где ничего кроме глумежа и ругательства на сердце не приходит.

Читатель вместе с Капитаном Александром и Дижем Быжем наблюдает за жизнью острова, смотрит на вещи глазами морийцев. Идеал красоты морийцев – Женщина Лебедь. О ней слагает песни Попса в Попсовке, её мечтают встретить все – и бывалые, и трусляки, и чёткие, и ровные.

Во время путешествий Диж Быж показывает другу новые диковинки Мории. Здесь два народа, два мира. Морийцы – трудолюбивые и мирные люди. Но пацанская демократия создала другой народ и другую Морию – Тщеморию, поделённую на множество территорий. Например, Отвязную слободу, где живут по-видимому свободные художники-морийцы, не выходящие из загула, и смелые девушки, способные на отчаянный поступок. Или Попсу и её посёлок Попсовку. Попсу все чёткие и ровные морийцы любят, так как это их «девушка». Читатель заглянет в самое сердце Тщемории. Находится оно в загородном посёлке Щеповка.

«Остров Мория. Пацанская демократия» – выход за рамки ролевой игры, созданной Сашей Кругосветовым и его персонажем Капитаном Александром, вполне самостоятельное плавание читателя в информационном социуме. Путь пока это плавание идёт по страницам книги – новостные таблоиды читатель будет воспринимать уже более трезво. И с улыбкой, что обязательно.

 

Елена ВАСИЛЬЕВА

 



 

ЛЕГЕНДЫ И БЫТ ОСТРОВА МОРИИ

 

nebyvalshina

 

Саша Кругосветов. Бывальщина и небывальщина. Морийские рассказы. – М., 104, 100 с.

 

Повседневность магически привлекательна. Но без насущного хлеба легенд жизнь была бы невыносима. Саша Кругосветов в новой книге «Морийские рассказы» сумел создать мир одновременно и легендарный, и очень напоминающий то, что вокруг. О чём «Бывальщина и небывальщина»? О жизни. О странной жизни странных людей и о… том, как живём все мы.

Представить книгу Саши Кругосветова без Капитана Александра практически невозможно. Капитан Александр бывал в самых разных уголках земного шара. «Морийские рассказы» – рассказы о жизни Острова Дураков.

«Морийские рассказы» – прекрасная, остроумная ироничная проза с очень высоким коэффициентом читабельности. Оторваться сложно. То смешно до слёз, то немножко жутко, словно читаешь о своих соседях или сослуживцах. А вдруг автор расскажет и обо мне тоже? И не самое приятное? Внутренне собираешься и косишь в зеркало: а может, ещё есть время вылечиться от глупости?

Эта книга о людях и о глупости. Беспощадный, но и наполненный лучистой симпатией к странным существам, трактат. С первых же страниц, минуя более близкие по времени отечественные опыты (например, «Остров Крым», «Улитку на склоне»), воображение уносит в золотые времена Франсуа Рабле, Сирано де Бержерака и Джонатана Свифта. Стиль рассказов несколько старомодный, что придаёт чтению особенную приятность. Однако этот приятный винтаж соединён с местами жёстким, почти сленговым языком улицы – и точно там, где это необходимо. Эту книгу могут читать все. И подростки, и старики, и охранники, и учёные.

«Морийские рассказы» расположены на первый взгляд вразброс, как фрагменты в калейдоскопе. Почему «Семейная жизнь бывалого» расположена в начале, а «Заповеди бывалого» – почти в самом конце книги? Кажется, связного повествования нет. Однако при чтении разворачивается перед читателем жизнь морийцев. Рассказы ведут вглубь морийской жизни: от внешних проявлений – к отношениям между морийцами. Сначала читатель выясняет, кто такие бывалые, трусляки (трусы, дохляки?) и балбеи. Затем оказывается в морийском доме и понимает, что составляет семейное счастье бывалого. Походив по улицам морийского городка, почитав местных газет и послушав местных сплетен, узнаёт о Правдолюбе и его деяниях, а так же о странном Адаме.

Нет сатиры более действенной и смелой, чем та, которая написана не со злобой, а весело, почти с любовью. В этой сатире может быть и тарабарский язык, и инфузории в туфельках, и спорозавры. Кажется, всё это придумано. А читатель, прочитав о странном острове Мории, выходит на улицу и чуть смущённо говорит себе: всё так и есть. Кто я: бывалый, трусляк или балбей? Дело не в иерархии. Дело в фасоне глупости, хотя и в иерархии тоже. Ведь перед читателем – одна из лучших недавно вышедших книг.

 

Алиса ЭЙНЕМ

 


С ЭЛЕМЕНТАМИ САСПЕНСА

 

Krug1

 

Саша Кругосветов. Письма из прошлого. Сборник. М., 2016. – Б-ка журнала «Российский колокол». 88 с.

 

Голубь-каннибал возникает в начале повести из-за памятника Екатерине Великой кровавым вестником катастрофы. В кульминации парит лебедь, как и положено, белоснежный, но с бархатными лапами снежного льва. В финале на улицу опустевшего города ложится листок газеты «Медвежий угол». Или «Волчий сын». Свидетель всех событий повести «Письма из прошлого» подписывается «любящий вас Землянин». Вокруг повести, подобно катерам вокруг танкера, сгруппировались восемь очерков. Последний назван с подсказкой: «Птицы». Настроение более чем хичкоковское. Или нет, это из Аристофана – птичье государство. Книга даёт подсказку. Но найти ответ, что случилось, придётся самому читателю.

Небольшой корпус «Писем из прошлого» создан как почти идеальное архитектурное произведение. Вне повести описанные в ней события продолжаются, драма усложняется, – и возникает почти чистая трагедия, с катарсисом в финале. Однако каково пережить небольшой тур по этой книге, пока она закончится. Но книга заканчивается быстро. Человек в состоянии шока и в состоянии восторга перестаёт чувствовать время. «Письма из прошлого» вызывают и ужас, и восхищение.

Бледное человеческое дитя, сидящее на столе, издаёт звуки, лишь отчасти напоминающие песню. Бездомные животные начинают говорить. Зоопарк выходит на улицу. Люди ведут себя как звери в клетке, а некоторые становятся экспонатами музея уродов. Человек возвращается к животному, животное тянется к человеку. Вот о чём книга. Драмы вроде бы нет, налицо взаимная гармония природы и человека. Но почему по щекам идут слёзы, горло занесено песком, а на сердце приземлился тот самый лебедь с львиными лапами. Вот до чего может довести проза Мастера – одна повесть и восемь очерков.

Хочется рассказать о стиле книги. Он изменчив, меняет тон и характер, если меняется тема. В нём есть нечто игровое и одновременно отчаянное. Автор то впадает в высокое косноязычие, спотыкается на неудобоваримых фразах, чтобы вдруг блеснуло ясное ослепительное слово. Это речь пророка или мистика. Она изображает то, к чему идёт. Если речь идёт о Невском проспекте, возникают Гоголевские конструкции. Было бы странно писать о Невском проспекте так, как если бы повести Гоголя не было. Но было бы странно копировать уже написанное. У Саши Кругосветова Невский проспект – это улица в Ленинграде, очень непростая улица. Чем короче произведение – тем более скупыми становятся изобразительные средства, тем более зримо дан объём изображаемого.

Это книга с элементами саспенса. Все произведения сборника действуют заодно – сюжетно, точно, гипнотически. Осторожно, это замечательная книга.

 

Анна ОВЧИННИКОВА

 


 

ПТИЧЬИ СЛОВА

 

Krug2

 

Кругосветов Саша. Птицы. – М.: Интернациональный Союз писателей, 2015. – 187 с. (Премия имени Владимира Гиляровского представляет публициста)

 

То, что премию имени Гиляровского дали «Птицам» петербуржца Саши Кругосветова, не может не радовать. Это проявление связи между столицами – значит, отечество сохраняет биполярность, некогда описанную петербургским поэтом и философом Виктором Кривулиным, а это залог устойчивости. Книга действительно замечательная.

Саша Кругосветов в «Птицах» выступил мастером короткой публицистической прозы. «Птицы» включают как очерки о повседневном и остром, так и о любимом и далёком. Здесь античность с Аристофаном, Борхес, которого не обойти, если речь идёт о короткой прозе, здесь харизматичный Умберто Эко. Здесь философия, история и литература. Здесь авиация и прикладная физика! А так же городские зарисовки. Саша Кругосветов любит Петербург, чувствует его и умеет показать его разнообразие.

Стиль Саши Кругосветова – публициста яркий, характерный. Эта характерность возникает из перепадов тени и света. Вот только что был солидный информационный абзац.
И вдруг – терпкое словцо. Только что автор, подобно учителю, мягко и важно постукивал словами по клавишам восприятия новейших студентов. Кажется, он никуда не торопился. И вдруг – жест конферансье. В один из учёной тучки появляется молния! Возникает блистательная, лёгкая, точная фраза. Почти пророческая фраза. Автору не нужно много слов, чтобы понять расстановку сил, провести боевую операцию и закрепиться на высоте, контролируя всё поле боя. Хорошая скупость этой книжки равна её остроте. Даже не знаю, какое здесь выражено сильнее: лаконичность, порой даже лапидарность. Или же резкая точность оценок и высказывания. Но мне кажется, оба эти признака существую нераздельно. И тем более – в отличной публицистике.

 

Яна МАЛЕНКОВСКАЯ

 


 

КРЫМ: ОСТРОВ В БРОНЗОВЫХ ТОНАХ

 

Krug6

 

Кругосветов Саша. Светящиеся ворота. – М.: Интернациональный Союз писателей, 2015. – 111 с. (Серия: Таврида)

 

Новая книжная серия Интернационального Союза писателей «Таврида» содержит стихи, исторические очерки, прозу. Все жанры объединяет топос и любовь к этому топосу. Одна из последних книг в серии «Таврида» – сборник очерков Саши Кругосветова.

Настоящий сборник эссе сравнительно объёмный, и это хорошо. Расставаться с прекрасным рассказчиком не хочется. Тем более, когда речь идёт о Крыме. Петербуржец, каким является Саша Кругосветов, чуток к характеру топоса, а Крым обладает сильнейшим излучением. Задача автора в настоящем сборнике довольно сложна – не только описать Крым, выходя через свои личные каналы в крымский космос, а дать движущийся портрет этой земли. Крым – место поистине легендарное, обладающее своим геополитическим статусом. Через Крым, как сказал поэт, «проходит ось мира». Эта земля словно бы парит над остальной землёй.

Автор уместно и точно включает в повествование крымские легенды, взятые из серого сборника издания 1963 года, одной из любимых книг.

В самом начале книги автор создаёт основное настроение и проблематику всего сборника. Читатель увидит и прошлое, современность. Но и на прошлом, и на современности лежит тень будущего. Саша Кругосветов в публицистике – мастер передать полутона будущего.

В книге шесть довольно крупных очерков и предисловие, до счастливого числа семь. В течение книги читатель вместе с автором посетит все уголки Крыма и познакомится с особенно любимыми автором местами.

Природу Крыма Саша Кругосветов описывает со строгим восторгом. «Пейзаж скручивается в тугие водовороты и, не выдержав напряжения, разваливается на тысячи мелких осколков, призм, кубов, огромные груды огранённых гранитных геотел» (очерк «Посёлок»).

«Светящиеся ворота» – книга разнообразная. Лиричный и прекрасный по слогу «Посёлок» здесь не умаляет важности «урока истории», данного в «Острове Крыме». Мемуарные «Крылья на вешалке» не теряются на фоне современной «Алупки в бронзовых тонах». Жёсткая эротика «Смерти» контрастирует с нежно-лиричными «Снами любви». Крым Саши Кругосветов изменчивый: то античный, то героический, русский, то таинственный – татарский. Какой он и есть на самом деле – Светящиеся ворота вселенной.

 

Анна СЕВЕРЯНИН

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *