ЖДЁМ УКАЗА ПРЕЗИДЕНТА ОБ ОТСТАВКЕ ГЛАВНОГО АРХИВНОГО НАЧАЛЬНИКА. Артизов пролетел на выборах в академию как фанера над Парижем, но в своей должности пока уцелел

№ 2016 / 42, 02.12.2016

В прессе уже подробно сообщалось о том, как Владимир Путин крайне резко отреагировал на последние выборы в Российскую академию наук и кого он уже из-за возникшего скандала уволил с государственной службы. Пока в отставку были отправлены высокопоставленные чиновники, которые вопреки рекомендациям президента страны, не оставляя своих постов в правительстве и других органах управления, правдами-неправдами выбили себе в придачу академические звания. Я же коснусь других чиновников, которые также плевали на рекомендации национального лидера страны, но, другое дело, провалились на последнем этапе выборов – на общем собрании академиков. И прежде всего я имею в виду руководителя Федерального архивного агентства Андрея Артизова и его многолетнего партнёра из Госархива РФ Сергея Мироненко.

Вообще-то в этом году на звание члена-корреспондента РАН из числа архивистов претендовало сразу три человека: помимо уже упомянутых Артизова и Мироненко, ещё и генерал-лейтенант ФСБ Василий Христофоров (последний на днях за невыполнение рекомендаций Верховного Главнокомандующего был со своей должности уволен). Из всей этой троицы серьёзные научные (подчёркиваю – научные) работы имеет лишь Мироненко. Я сейчас говорю об его исследованиях о декабристах, которые можно трактовать по-разному, но надо признать, что в них есть немало ценного. Ну а то, что Мироненко на протяжении многих лет упорно отрицает подвиг двадцати восьми панфиловцев – это уже не наука, а политическая демагогия, благодаря которой архивист раньше получал прайм-тайм практически на всех федеральных телеканалах.

А что Артизов? Это что – тоже великий учёный?

1 16 Artizov

Есть несколько показателей, по которым можно судить о научных заслугах того или иного человека. Самое главное – научные труды. А есть ли они у Артизова? Где его монографии? Я не нашёл. Но, может, мне просто не повезло.

Вторым показателем эффективности учёных считается индекс Хирша (или индекс цитируемости работ исследователей). У Артизова этот индекс – ноль. Суммарное цитирование работ Артизова, опубликованных на протяжении последних семи лет, также равняется нулю. И с этими показателями Артизов пытался получить звание члена-корреспондента РАН! Ну не наглость ли это?! (Для сравнения: прошедший в члены-корреспонденты РАН Василий Христофоров, к которому у научной общественности тоже много вопросов, имеет индекс Хирша 7, а провалившийся на выборах директор Института российской истории Юрий Петров имеет индекс и вовсе 16).

Как же тогда Артизов доказывал свою научную состоятельность? Преимущественно сборниками архивных документов на самые разные темы, в которых он значится в основном как член редколлегии. Кстати, большинство этих сборников составлялось в Российском госархиве новейшей истории (РГАНИ). Я разговаривал со многими сотрудниками этого архива и пытался выяснить степень участия в них Артизова. И что услышал? Заведующая одним из отделов РГАНИ Соколова заявила: мол, так принято в научном мире – включать в число публикаторов руководство. (Интересно, где это и кем принято? Разве у лизоблюдов.) А другая сотрудница РГАНИ, Светлана Таванец, сказала: а чего вы хотите, это – взятка. Я попросил уточнить, что имела в виду Таванец. Она пояснила: бывают взятки деньгами, а бывают взятки борзыми щенками. Таванец считает, что руководство РГАНИ, когда включало Артизова в авторский коллектив по подготовке сборников, по сути, давало своему начальству таким образом взятки. «Артизов ведь очень тщеславен и любит, чтобы его имя красовалось на титулах наших сборников», – подчеркнула Таванец.

Надо отметить, что Артизов выстроил в архиве целую систему, которая должна была показать, какой он великий учёный. Не случайно много лет карманный общественный совет при Федеральном архивном агентстве возглавлял Ефим Пивовар, который до ручки довёл Российский государственный гуманитарный университет, а в этом году, видимо, окончательно потеряв совесть, выставлялся сразу в академики РАН. При этом очень длительное время одно из ключевых управлений в Федеральном архивном агентстве возглавлял Андрей Юрасов, который с одобрения Артизова одновременно работал также заместителем директора Института российской истории РАН по науке. И никто не мог понять, как этот Юрасов совмещал две ключевых административных должности: в Федеральном архивном агентстве и академическом институте. Как считают эксперты, это совмещение Юрасова было нужно Артизову только для того, чтобы сформировать в научных кругах мнение о том, какой Артизов великий учёный. И не случайно практически сразу после выдвижения Артизова в члены-корреспонденты РАН Юрасов был повышен в должности и стал заместителем руководителя Федерального агентства. Видимо, в знак благодарности.

При этом само Агентство почти полностью угробило архивную отрасль, о чём я уже не раз писал, приводя десятки просто убийственных фактов (и на что Артизов обычно отвечал: мол, это только потому, что у нас везде правовой вакуум). А когда Артизову было заниматься решением проблем отрасли, если он день и ночь думал о другом – как пролезть в члены-корреспонденты РАН. Так не пора ли президенту страны Артизова отправить вслед за Христофоровым в отставку?

 

Вячеслав ОГРЫЗКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *