БРИТАНИЯ ПОДЕЛИЛАСЬ «ПРОДУКТАМИ»

№ 2006 / 26, 23.02.2015

В Москве завершился Первый фестиваль современной британской драматургии.
Весь месяц город пестрел весёлыми зелёными афишами с красными кругами, а в Центр Мейерхольда (где и проходило всё действо) каждый вечер выстраивались очереди из желающих занять место хотя бы на балконе. Сам по себе фестиваль – безусловно, событие в жизни театралов, однако Британский Совет, инициировавший сей проект, постарался заинтересовать современной британской драмой всех, а не только кучку маргиналов.
До этого события Москве были известны только две английские знаменитости: не так давно покончившая с собой Сара Кейн (её пьеса «Психоз 4.48» идёт в Центре драматургии и режиссуры) и Марк Равенхилл (там же идёт его «Shopping & Fucking», а в Пушкинском театре – «Откровенные полароидные снимки»).
Именно Британский Совет устраивал у нас мастер-классы и семинары, на которых русские драматурги узнали о вербатиме – так появился «Театр.doc». Тогда же был затеян долгосрочный проект по переводу и постановке новых пьес из Великобритании, читки которых не раз проходили на фестивале «Новая драма» (он стал партнёром нынешнего фестиваля).
В итоге – восемь спектаклей, поставленных как в Великобритании, так и в разных российских театрах, пять читок пьес наиболее интересных драматургов, разнообразные мастерские и встречи.


Супер Class Act!

О проекте Class Act в России известно более двух лет. Цель данного мероприятия – творческое развитие подростков и воспитание из них зрителей-единомышленников. Другими словами, ведущие драматурги занимаются определённое время со школьниками общеобразовательных школ и интернатов, учат их основам своего мастерства, а потом написанные подростками короткие пьесы ставят режиссёры с профессиональными актёрами. Таким образом, дети могут увидеть, как работает театр, а впоследствии при желании продолжить начатую работу. Автор проекта, шотландский театр «Traverse», проводит подобные акции семнадцать лет. У нас Class Act состоялся уже в Тольятти, Самаре и Москве. На Фестивале современной британской драматургии в этом проекте участвовали 40 старшеклассников из Северной Осетии, Кабардино-Балкарии, Ингушетии и Москвы. Конечный результат порадовал не только самих авторов и зрителей, состоящих из родственников и друзей, но и критиков. Представление никак не напоминало детскую самодеятельность, за что огромное спасибо надо сказать режиссёрам (Александр Вартанов, Павел Курочкин, Юрий Урнов, Алексей Гирба, Дмитрий Турчанинов, Гиртс Эцис, Филипп Григорьян и Вадим Леванов), и актёрам (многие из них работают в театре «Ведогонь»), которые подошли к делу очень серьёзно. В результате были поставлены 29 пьес, среди которых есть особенно талантливые, но нет ни одной пустой и неискренней. Названия говорят сами за себя: «Лес любви» (Татиев И.), «Всё ради тебя» (Мельник А.), «Деньги – это наркотик» (Тлатов Д.), «Жизнь – это спорт» (Бесаев М.), «Прощение» (Тогузова Е.) и др.

«Продукт» Равенхилла

Фестиваль открылся спектаклем Марка Равенхилла «Продукт», что вполне закономерно. Считается, что именно Равенхилл и создал современную британскую пьесу. Его «Shopping & Fucking» о непростых отношениях гомосексуалистов и наркоманов рассматривался как манифест движения New Writing. «Shopping» был одним из первых поставленных в Москве продуктов этого самого New Writing (реж. Ольга Субботина). Вслед за ним Кирилл Серебренников показал в Театре им. Пушкина «Откровенные полароидные снимки», где не обошлось без сексуальной сцены с трупом. Естественно, от Равенхилла ждали чего-нибудь скандального. Однако этот бритый наголо человек в хорошем костюме на этот раз показал вполне пристойную, хотя и едкую сатиру на актуальную тему. В «Продукте» (это актёрский дебют драматурга) он играет режиссёра, пытающегося убедить молодую актрису сняться в сценарии с отличным заголовком «Мохаммед и я». Актриса (в русской версии это Юлия Возлюбленная) за весь спектакль произносит только одно слово: «Please…» – поэтому играть её может кто угодно. По сценарию, молодая американка Эми с разбитым после 11 сентября сердцем (её парень погиб в одной из башен ВТЦ) знакомится в самолёте с арабом Мохаммедом, у которого только и есть, что нож и молельный коврик. Бурные постельные сцены затем сменяются описаниями сходок террористов в её шикарной квартире-студии, «бывшей скотобойне». Появляется и Бен Ладен с противным голосом и отеческим поцелуем в лоб. Девушка соглашается взорвать Диснейленд, и последнее, что она видит, – летящая к ней голова девочки. Но это сон. Бред, в котором легко угадывается очередной голливудский опус, продолжается. Эми предаёт возлюбленного, тот обливает себя бензином, и в горящих объятиях они падают в бассейн («у него – 80 процентов ожога, у тебя – двадцать»). Мохаммед в тюрьме, а хрупкая Эми превращается в Уму Турман из «Убить Билла» Тарантино. Она крушит Абу-Грейд, но случайная пуля из её Калашникова убивает возлюбленного.
Равенхилл отлично спародировал в духе английской stand-up-comedy все клише и штампы голливудского кино, показал, что он ко всему прочему – неплохой юморист, и вместе с тем обнаружил страшное: самые болезненные вопросы обсуждаются в обществе средствами массовой культуры, и потому – снижаются и вуалируются.

Драматург как главный герой театра

Именно так назывался мастер-класс Яна Риксона, художественного руководителя лондонского театра Royal Court, оплота New Writing. В российском театре главным человеком в театре был и остается пока режиссёр, который часто видит созданный драматургом мир очень по-своему. Британцы же исходят из того, что мир уже создан драматургом, история уже рассказана. Впрочем, драматургия для Британии – по сути, бренд. Кто как не Британия дала европейскому миру Шекспира, Беккета, Пинтера, Стоппарда, Шоу? Современным британским драматургам есть что разрушать и кому следовать. Именно на британскую традицию пытается сейчас ориентироваться и российская новая драма.
То, что британцы умеют очень внятно рассказывать истории, можно было убедиться на фестивале. В программе специально выделили время для читок пьес известных британских авторов – Кэрил Черчилл (её «Количество» в постановке М.Угарова идет в МХТ), Дэвида Хэрроуэра, Джо Пенхолла и Кевина Элиота. Большинство работ попали на фестиваль благодаря двухгодичному семинару молодых театральных переводчиков, который проводился под эгидой Британского Совета.

«Дуб у дороги» Тима Крауча

Необычный тип спектакля, граничащий с перформансом, был представлен на фестивале режиссёром Тимом Краучем (театр News from Nowhere). Основной фокус пьесы «Дуб у дороги» сосредоточен даже не на тексте, а на актёре и зрителе. Пьеса Крауча рассчитана на двоих, причём одну роль – Гипнотизёра – играет он сам, а вторую – актёр, с которым Крауч встречается только за час до спектакля. Тем самым приглашённый актёр становится главным участником спектакля: всем известно, что тот ничего не знает о своей роли, а потому зрители следят за ним особенно внимательно. Сюжет незамысловат: человек потерял в автокатастрофе свою дочь. Убийца девочки, сидевший за рулём, и есть тот самый гипнотизёр, который с момента аварии потерял свой дар внушения. Каждый сеанс для него теперь – мучительное подтверждение профессиональной немощи. На представлении в первый раз после происшествия эти два человека встречаются. Отец соглашается выйти на сцену из зала и сыграть роль. Стоит заметить, что «Дуб у дороги» является продолжением первой пьесы Тима Крауча (My Arm), успешно поставленной в театре Traverse (Великобритания) в 2003 году и с тех пор объездившей с гастролями много стран мира. На своём мастер-классе «Мы любим наших зрителей» Крауч учил русских актёров: «Хороший спектакль там, где зрители не видят игру», «Не думать обо всей истории, только реагировать – вот идеальная ситуация для актёра», «Вещь является тем, чем называет её художник. Она существует между тем, кто называет её, и аудиторией. Это и есть то, чем должен заниматься театр».

Российские театры
в британском материале

Британский Совет разослал пьесы в 40 – 50 российских театров. Откликнулись более десяти. Они же и участвовали в конкурсе на право показать спектакль на фестивале. Пригласили «Пятый театр» (Омск), тольяттинский ТЮЗ, Камерный театр (Воронеж), «Парафраз» (Глазов) и «Красный факел» (Новосибирск). В некоторые из них специально для постановок приехали британские режиссёры. В Омске «Калеку с острова Инишмаан» Мартина МакДонаха ставил Стивен Рентмор, в Тольятти «Брокенвилль» Филиппа Ридли – Лорн Кэмпбелл, в Новосибирске «Порцию Кохлан» Марины Карр – Ян Виллем Ван ден Бош.
Общий язык русские актёры с приглашёнными режиссёрами нашли не сразу. Британцы стремились максимально приблизить сценический вариант к авторской версии, а наши актёры по привычке тащили в роль самих себя. Переучить их пытался на своём мастер-классе и Тим Крауч, постоянно одергивая словами: «Не хочу видеть актёра!» В целом, усвоение и переваривание британского материала шло у русских актёров с трудом. Впрочем, и пьесы для постановки были выбраны неоднозначные. Например, «Порция Кохлан» ирландки Марины Карр была написана по заказу… Королевского родильного дома, поверившего в силу искусства. Не совсем понятно, как должна чрезвычайно мрачная история семьи, в которой всё замешано на кровосмешении, способствовать рождаемости. Тем не менее это одна из самых необычных постановок фестиваля. Исполнительница роли подруги главной героини Виктория Левченко рассказала о работе с Яном Виллемом Ван ден Бошем: «Я не знаю, что такое английский режиссёр и насколько он действительно режиссёр. Мы работали как-то… очень неоднозначно… Наши артисты пытались вытянуть что-то большее из пьесы, но режиссёр смотрел гораздо уже. Когда ты идёшь за режиссёром, вопросов не возникает, а здесь я постоянно себе говорила, что, наверное, эту пьесу надо делать не так… Скажу честно, я недовольна результатом, эта команда артистов могла бы сделать более сильный спектакль».
Из авторов пьес, выбранных для постановок, самым востребованным оказался драматург Мартин МакДонах. Он рассказывает об Ирландии, маленькой стране, о его чудаковатых обитателях, считающих свою родиной дырой, но тем не менее готовых защищать её до смерти. Чудесным образом эта тема близко и легко принимается и в России. Может быть, потому, что Россия в основной своей части и есть та самая глубинка. Постановка по пьесе «Калека с острова Инишмаан» режиссёра Михаила Бычкова из Воронежа признана критиками эталоном симбиоза российского театра с его традициями и качественного западного автора.
Фестиваль современной британской драматургии изначально планировался как разовое событие. В дальнейшем авторов с Туманного Альбиона можно будет услышать на Чеховском фестивале и «Новой драме». В недалёком будущем также – выпуск антологии современных британских пьес.Ильмира БОЛОТЯН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *