РУКОПОЖАТИЕ ПЕРЕД СМЕРТЬЮ

№ 2017 / 14, 21.04.2017

Мне очень дорого имя большого осетинского поэта Таймураза Хаджеты. Ему весной этого года исполнился бы 71 год. Он ушёл из жизни в 1996-м в расцвете сил, а мог бы ещё написать много прекрасных стихов.

На русский язык стихи Таймураза Хаджеты переводили многие поэты, но хотелось бы выделить переводы выдающегося русского поэта Юрия Кузнецова

Они были похожи, даже в их внешности наблюдалось что-то общее, несмотря на то, что Таймураз, в отличие от своего переводчика, носил бороду. Может быть, некоторое высокомерие, которое обычно является маской для собственной беззащитности. Кузнецов был старше на три года, оба закончили Литературный институт, жили на одном этаже общежития. Правда, Кузнецов закончил институт в 1970-м году, а Хаджеты в 1973-м. Трёхлетнего общения вполне достаточно, чтобы узнать человека. Но тот, кто учился в Литинституте, прекрасно знает, что для определения настоящего таланта вполне хватит и одного студенческого застолья.

Таймураз Хаджеты – псевдоним, настоящая фамилия поэта Джусойты, это младший брат ныне здравствующего классика осетинской литературы Нафи Джусойты. С Таймуразом Хаджеты мы тесно общались в восьмидесятых годах, когда после окончания института я работал в Главной редколлегии по художественному переводу и литературным взаимосвязям в Тбилиси, замечательном пристанище для молодых литераторов. Под крылом руководителя редколлегии Отара Нодии мы переводили кавказских писателей, рецензировали книги, писали статьи и, в общем-то, весьма неплохо зарабатывали на жизнь.

Это было так давно, что мысль о братстве с грузинами кажется теперь неловкой, как сюртук с чужого плеча. Во всяком случае, работая в редколлегии, мне не приходилось никому доказывать, что наш Коста не менее велик, чем Галактион Табидзе, и что осетины – никакие не гости в Грузии, а такие же хозяева, как и сами грузины. Таймураз Хаджеты приезжал ко мне из Цхинвала на улицу Дадиани, где в старом двухэтажном здании располагалась редколлегия. Иногда его сопровождали писатели Оллеш Гучмазты, которого в ночь на 25-е мая 1992 года застрелил грузинский снайпер, когда он поднялся на крышу собственного дома полюбоваться звёздами и горой Згъудер, и Мелитон Казиты, ныне сопредседатель Объединённого Союза Писателей Осетии. Мы бродили по старому Тбилиси, дегустировали в духанах кахетинские вина, закусывая свежей зеленью и сыром, и беседовали о литературе. Старые районы города – что в Тбилиси, что в Цхинвале – располагают к любомудрию. 

Во время одной из таким встреч Таймураз продекламировал «Атомную сказку» Юрия Кузнецова. Продекламировал со свойственной ему экспрессией, и мы невольно заулыбались. С творчеством Юрия Поликарповича Кузнецова я был знаком ещё с Литинститута, знал наизусть его стихи. Но когда Таймураз сообщил, что они с Кузнецовым не разлей вода, был приятно удивлён. Помнится, мы весь вечер проговорили о нём, не скупились на эпитеты, сошлись во мнении, что Кузнецов – один из трагичнейших поэтов ХХ века. В 1996 году не стало Таймураза Хаджеты, а в 2003 году – Юрия Кузнецова. 

Что же общего у этих двух поэтов кроме того, что они учились в одном институте и встречались на семинарах у Сергея Наровчатова?

Думаю, некая эсхатологическая обречённость. Кузнецов служил на Кубе как раз в разгар Карибского кризиса, и это, как отмечали критики, оставило на нём отпечаток. Лично я не слишком верю в зависимость его творчества от Карибского кризиса, хотя Кузнецов много писал о нём. Другое дело – образ отца, погибшего в 1944-м году на Сапун-горе. Вспомним его известное стихотворение, вызвавшее неоднозначные отклики:

Я пил из черепа отца

За правду на земле,

За сказку русского лица

И верный путь во мгле.

Вставали солнце и луна

И чокались со мной.

И повторял я имена,

Забытые землёй.

Таймураз Хаджеты, как и Юрий Кузнецов, является транслятором витающей в воздухе тревоги. Впрочем, ни одно из его стихотворений не высосано из пальца. На вопрос, как он сочиняет стихи, Таймураз пошутил – легко! Дескать, если вы думаете, что поэт ночами напролёт корпеет над стихами, то это не так. Они льются сами собой, пардон, как ручей, успевай только подставлять пригоршни. Открою маленькую тайну: у каждого поэта в нагрудном кармане хранится флейта-фа, с помощью которой иногда удаётся поймать нужную длину волны и связаться с космосом, сгустившимся от боли. Мы с Оллешем и Мелитоном заулыбались опять, цедя сквозь зубы янтарное вино, но теперь ясно, что это была не просто метафора. Спросите у любого физика, и он подтвердит, что окружающее нас пространство напичкано информацией, причём не только о прошлом нашего мира, но и о будущем, весь вопрос в том, как её выудить оттуда. 

Поэзия Таймураза Хаджеты начинается на стыке язычества и христианства. Его стихи – предчувствие катастрофы. Но если у Юрия Кузнецова ницшеанские атрибуты сменяются христианскими реалиями и символами, то у Таймураза Хаджеты поэтика имеет вполне конкретные исторические, географические и культурологические корни. Южная Осетия, откуда он родом, трижды подвергалась геноциду. Многие осетины, проживавшие в Грузии, вынуждены были оставить свои дома и бежать на север. Конечно, Таймураз Хаджеты был свидетелем этих событий. А в 2008-м году грузинская артиллерия смешала с землёй почти весь Цхинвал. Таймураз не застал этого, но предчувствия его сбылись – практически весь культурный слой Южной Осетии, как верхний слой пирога, был снят и разбросан по всему миру. 

Однако творчество Кузнецова и Хаджеты роднит не только трагизм, но и высочайшая культура стиха. Оба они прекрасные версификаторы, строят поэтический мир таким образом, что мифические, сказочные персонажи заставляют нас по-новому взглянуть на подмену добра злом, когда видимость покоя и умиротворённости, как на чёрно-белой фотографии с улыбчивой парой, вертящей в руках раскрашенные пастелью цветочки, отдаёт мертвечиной. Выворачивание сути наизнанку – обычный поэтический приём, но, отбросив цинизм, этот приём становится способом препарирования не только лягушки, но и целой жизни. Ведь, по Кузнецову, только пуская ток через «белое, царское тело» и наблюдая агонию с идиотской улыбкой на лице, человек постигает мир. 

Обращение к теме смерти обусловлено двумя факторами: во-первых, стихи должны находиться в поле искусства, а во-вторых, – в контексте проблем твоей страны, твоего народа, иначе это, по выражению М. Бахтина, проявление дурного вкуса. 

В стихотворении «Я вижу смерть свою…» Т.Хаджеты пишет:

Я вижу смерть свою: она всё ближе…

В горах тяжёлый, мокрый снег завис.

Село притихло, лай собачий слышен.

У сумрачного дома с плоской крышей

В одежде чёрной люди собрались.

(перевод Ю.Кузнецова)

Оно написано пятистопным ямбом. Это наиболее удобный размер в стихосложении для создания философско-патетической атмосферы с элементами самоиронии. Впрочем, и Кузнецов, и Хаджеты нередко обращаются к трёхстопному анапесту, плавность и мелодичность которого диссонирует с ритмом жизни. Кстати, размер «Атомной сказки» именно трёхстопный анапест.

В стихах, написанных незадолго до смерти, Таймураз Хаджеты предстаёт зрелым, немного циничным мастером. Городская, любовная лирика сменяется философской. Он позволяет себе экспериментировать, играть словами, используя богатейшие возможности осетинского языка. В этом есть определённая закономерность поэтической судьбы – с возрастом поэту становится тесно в юношеской рубахе стихотворца, он ищет новых форм самовыражения. 

ОБРАЗ

Ю. Кочиевой

Я нарисую тебя, 

Согласно старинному счёту. 

Из множества красок 

Первые будут – два раза по семь, 

Вторые – два раза по дюжине, 

Другие – два раза по сорок. 

Краски два раза по семь 

Изобразят твою волю, 

Два раза по дюжине изобразят 

твою слабость, 

Два раза по сорок 

Запечатлят твоё доброе сердце – 

Это и будет твой образ.

(Перевод Ю. Кузнецова)

Между тем, лично мне ранние стихи Таймураза Хаджеты гораздо симпатичнее, чем поздние. Но ведь и ранний Блок греет душу больше, да и ранний Пастернак с его «Высокой болезнью» для меня милей, чем поздний. Впрочем, на вкус и цвет, как известно, товарищей нет. 

 

г. ВЛАДИКАВКАЗ,

Республика Северная Осетия – Алания

 

Игорь БУЛКАТЫ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *