Без права выбора

Рубрика в газете: Мост дружбы, № 2019 / 35, 26.09.2019, автор: Алина ОСОКИНА

Почему на нынешнем XIX Форуме молодых писателей (известном, как «Липки») участников из Ульяновска лишили права выбирать семинар? Почему многие ульяновские библиотеки не имеют возможности заказывать периодические издания на своё усмотрение? Что важнее для молодого писателя – литературная тусовка или уединение?
Эти и другие темы мы обсудили с победителем премии Союзного государства для молодых литераторов «Мост дружбы», заведующей сектором читального зала Ульяновской областной научной библиотеки Алиной Осокиной.


– Алина, насколько я знаю, ты родилась в семье авиастроителей. Ульяновск всегда был «визитной карточкой» нашего авиастроения – особенно в советское время. Сейчас это так? Что говорят в семье: есть ли надежды на возрождение отрасли?

– Да, советское время всегда вспоминают как расцвет авиастроения. В 80-е годы были грандиозные планы, множество больших проектов. Конечно, в разрухе 90-х всё это заглохло, зачахло, распалось… Сейчас ситуацию, в целом, нельзя назвать катастрофической. Сравнения с советскими достижениями отрасль вряд ли может выдержать, но если рассматривать только период новой российской истории, то развитие есть, или лучше сказать – восстановление. Сейчас в Ульяновске собирают новейший российский авиалайнер МС-21…

– Инженеры часто жалуются на низкие заработные платы…

– Зарплаты, кстати, повышают, хотя и медленно. Но вообще, главная проблема – в образовании. И как следствие – в кадрах. Причём, как ни странно, те, кто учился в МАИ – зачастую подготовлены гораздо хуже, нежели выпускники ульяновских учебных заведений.

– Раз уж мы заговорили об образовании. Ты училась на историческом факультете УлГПУ (Ульяновский государственный педагогический университет). Скажи, приходилось тебе сталкиваться с тем, на что жалуются многие студенты: отсталость образовательных программ, бардак, формальное отношение к преподаванию некоторых профессоров, которые не любят свой же предмет?

– Нет, знаешь, я считаю, мне повезло и с университетом, и с факультетом. Вообще, это ужасно глупый стереотип, что за пределами МКАДа нет ничего хорошего – в том числе, хорошего образования. У нас было много преподавателей – причём, и молодых, и пожилых, – которые прямо-таки заражали своей увлечённостью наукой. Я даже хотела одно время уйти в науку. Но не сложилось. В магистратуру я не успела подать документы, не успела оглянуться – и уже преподаю в школе.

– Сейчас ты работаешь в библиотеке. Почему ушла из школы?

– Всегда тянуло к книгам, наверное, поэтому (улыбается).

– Да, работа в школе сейчас не из лёгких, особенно если учитывать, как она оплачивается…

– Вот именно.

– Хорошо – тогда о книгах. Твой рассказ, который мы опубликовали в предыдущем номере – «Совы нежные» – лично мне – по интонации напомнил «Вино из одуванчиков» Рэя Брэдбери. Такая же лёгкость детского восприятия в некоторых моментах. Этот писатель оказал на тебя какое-то влияние? Или я ошибаюсь? Вообще, кто для тебя ориентир в литературе?

– Нет, как раз таки Брэдбери вряд ли на меня как-то повлиял, хотя в подростковом возрасте я зачитывалась его произведениями, в том числе и «Вином из одуванчиков». Но сейчас я понимаю, что наибольшее влияние на меня оказал Валентин Григорьевич Распутин, особенно его рассказ «Уроки французского». Я им восхищалась ещё в школе, а совсем недавно – перечитала. Более трогательного и гуманистического, если так можно сказать, рассказа, я, пожалуй, и не знаю. Потом, кончено, среди рассказчиков это две фигуры, два Юрия – Казаков и Герман.

– А в современной литературе – кто?

– Михаил Тарковский.

– Почему?

– Язык – в первую очередь. Наш могучий русский литературный язык, о котором многие современные писатели – намеренно или нет – позабыли и пишут на этаком постмодернистском суржике.

– Тарковский – писатель-затворник, живёт в тайге. А молодому писателю, на твой взгляд, что полезнее – писать и думать наедине с природой, или посещать постоянно какие-то «тусовочные» мероприятия, окунаться в литературный «мейнстрим»?

– Думаю, сначала надо много «ходить по тайге», а потом уже выбираться на «тусовки». У каждого эта «тайга» – своя. Главное, чтобы «тусовочная» жизнь не затмевала настоящую – ту, из которой писатель конструирует свой художественный мир.

– Буквально на днях в Ульяновске завершился XIX Форум молодых писателей, больше известный как «Липки». Ты принимала в нём участие впервые. Семинар какого журнала ты выбрала и почему?

– Я попала на семинар журнала «Звезда». Правда, не по своей воле. Права выбора у меня не было. Дело в том, что многим ульяновским авторам сначала почему-то отказали в участии. Потом – вдруг передумали, но сказали, что мест нигде нет, кроме как на семинаре «Звезды». На самом деле, там был недобор, как я понимаю, вот нами и «доукомплектовали». При этом нас определили почему-то как «вольнослушателей».

– И как впечатление?

– Не очень. Нет, много, конечно, интересного было сказано, замечания по тексту нужные. Всё интеллигентно, по делу. Но слушать четыре дня подряд о том, как всё плохо было в СССР, для меня было неприятно. Да и потом, «Звезда» мне этически не близка. Их требования к тексту, к языку чаще всего мне чужды.

– Такой идеологически-языковой конфликт получается. То есть, правильно я понимаю, на «липкинском» форуме до сих пор сохраняется разделение на условных «либералов» и «патриотов»?

– Почему на условных? Всё так и есть. Причём на семинарах либеральных журналов гораздо больше участников. Доходит до смешного, в семинаре закрытого уже «Октября», например, – полно народу, сесть негде. А в «Нашем современнике» и в «Юности» – гораздо скромнее. Не знаю, может, такое распределение само по себе получается, по выбору участников, но, учитывая вышеописанную ситуацию с ульяновскими литераторами… возникают некоторые сомнения. Что касается семинара «Звезды», открытого конфликта, конечно, на нём не было, но некоторое непонимание между участниками и мастерами присутствовало.

– Как по-твоему, те авторы, которые попадают на «Липки» – это такой срез молодой российской литературы, лучшие из лучших?

– Не знаю, мне трудно судить. Критерии отбора организаторов Форума мне тоже неизвестны, но одно могу сказать точно: тексты некоторых участников вызывают недоумение и немой вопрос «Как это пропустили?». Но это дело вкуса, наверное.

– Хорошо. На твой вкус, кто из твоего – нашего – поколения писателей, достоин внимания? Кого бы ты выделила из прозаиков, поэтов?

– О поэтах я говорить не буду. А среди прозаиков мне нравится Елена Тулушева. Не могу сказать однозначно – почему, но её хочется читать дальше, её прозу отличает то, как это написано; и я всегда жду новые её вещи.

– «Липки» принято считать «инкубатором» новых литературных имён. И действительно, через Форум прошли в своё время Сенчин, Шаргунов, Прилепин, многие другие – известные теперь – авторы. Сейчас есть такие открытия?

– Все говорят об Арине Обух, о Василии Нацентове, о Булате Ханове…

– Как ты считаешь, их слава – заслуженная?

– Ханова я читала, когда он «Лицей» взял, не в моём вкусе. Нацентов, в принципе, парень талантливый, но чего-то не хватает, мне кажется. Хотя, я вообще современных поэтов не люблю, может, в этом дело. Обух я не читала, только рецензии на её книгу, там диапазон мнений большой, от хвалебных до ругательных, но ориентироваться только на рецензии – неправильно, я считаю, поэтому воздержусь от комментариев.

– В 2007 году на встрече Владимира Путина с молодыми литераторами Ульяновск представляла Анастасия Чеховская. Сейчас её знают в твоём регионе?

– Помню такую, даже переписывалась с ней, когда мне было 16. Но сейчас о ней ничего не слышно. Думаю, это нормально, публика – тем более, современная – очень непостоянна. Сегодня один автор, завтра – другой…

– Ты бы поехала ещё раз на Форум молодых писателей?

– Только если бы мне предоставили право выбора семинара. Чтобы вынести что-то действительно полезное из общения с мастерами, из разбора текстов других участников, автору необходимо попасть в тот семинар, который ему близок, по тематике, по эстетике.

– Разделение на «патриотов» и «либералов», такая конфронтация, характерна и для ульяновской литературной жизни, или у вас кто-то доминирует безраздельно?

– Мне кажется, такое разделение есть везде. Но у нас с постоянными литературными объединениями – вообще плохо. Поэтому такого нет, чтобы вот это ЛИТО – либералы, это – патриоты. Но конфронтация есть. Этим летом на фестивале литературных журналов «Волжская пристань», например, один ульяновский либеральный журналист крыл на чём свет стоит все «патриотические» толстые журналы – все разом, скопом. Думаю, он их и не читал толком – просто идеологическая неприязнь…

– Как водится, борцы с идеологией свою идеологию в обиду не дают. Например, есть установка, что сейчас в истории России чуть ли не самое «плохое» время. Алина, а ты в каком времени хотела бы жить и творить, если бы была такая возможность?

– Каждая историческая эпоха случилась тогда, когда случилась. И везде были и поражения, и победы. А для человека в любое время – свои испытания, для писателя – тем более. Главное, что ты делаешь своё дело. И тогда время для тебя – второстепенно. Строго говоря, литератору – всегда было плохо. И сейчас – ни хуже и не лучше, на самом деле, чем в СССР. Просто по-другому. Поэтому я бы не хотела никуда перемещаться во времени – я тут – значит так должно быть.

– Но если ты пошла учиться на истфак, значит история для тебя представляет особой интерес? Никогда не было мысли написать исторический роман?

– Да, ты угадал, такая мысль есть, и довольно давно. Сейчас собираю материалы.

– Какая историческая эпоха будет отражена? Какой сюжет?

– Первая половина XX века. Подробности я лучше раскрывать не буду – так можно всё выболтать, и до бумаги уже ничего не дойдёт…

– Работа в центральной областной библиотеке, наверное, помогает собирать материалы для романа. Кстати, что происходит с библиотечной отраслью в регионах, на твой взгляд? На что жалуются читатели?

– Читатели жалуются на всё: от буфета до туалета! Но если серьёзно, чаще всего, основная проблема – отсутствие нужной литературы. А что касается периодики, здесь ситуация с комплектованием просто катастрофическая. Залы периодики закрываются практически во всех областных библиотеках, потому что нет денег на подписку. Книжных новинок также поступает крайне мало. Таким образом, получается замкнутый круг: читатель не идёт в библиотеку, потому что нет новинок, государство не даёт денег на комплектование, потому что мало читателей. К слову, «Литературную Россию» не выписывает ни одна Ульяновская библиотека, потому что скудное финансирование заставляет выбирать из огромного перечня интересной литературы исключительно то, что «жизненно необходимо», а это обычно те журналы, на которые укажут сверху, и абсолютно не важно: интересны они читателям или нет. Судите сами. Когда-то нашей библиотеке выделялось 1,5 млн рублей на подписку. Сейчас – только 100 тыс. При этом наша библиотека старается всё-таки держать уровень и выписывать ведущие «толстые» литературные журналы, а также закупать новинки художественной литературы хотя бы в одном экземпляре. Но если Ульяновская область действительно претендует на высокое звание Книжной столицы мира, ситуацию надо исправлять.

Беседовал Иван КОРОТКОВ

4 комментария на «“Без права выбора”»

  1. А вот интересно, какие-такие рассказы, кроме «Рассказов о Дзержинском», написал Юрий Герман? Поведали бы.

  2. И правильно, что из школы ушла. Библиотека — это книги, а в школе они где? Чем хошь покати. Но больше всего книг в интернете. Цель намечена.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *