Главнокомандующий восемью тысячами гениев посетил Петрозаводск

№ 2022 / 44, 17.11.2022, автор: Валерия КЛЮЕВА (г. Петрозаводск)

Намедни побывала на творческой встрече Николая Иванова со студентами, проведённой в Петрозаводском государственном университете при поддержке журнала «Север». Елена Евгеньевна Пиетиляйнен, главный редактор карельского журнала, сходу поделилась неутешительными наблюдениями, полученными в ходе общения со студентами, поступавшими на журналистику в этом году:

«Я задавала два вопроса абитуриентам. Первый вопрос: какие средства массовой информации вы знаете? В моей группе только один человек робко назвал сайт «Столица на Онего», больше никаких СМИ названо не было. Естественно, я мечтала, что будет назван журнал «Север». Второй вопрос: кого из карельских писателей вы знаете? Может быть, даже из классиков… Только одна девочка робко произнесла имя Марата Тарасова, стихотворение которого ей посоветовала выучить школьная учительница к какому-то конкурсу».

«Я не главный писатель, я – главный чиновник-писатель, – начал Николай Иванов, – и, когда меня избрали председателем, юморист из Уфы Марсель Салимов прислал мне ночью телеграмму: «Уважаемый главнокомандующий восемью тысячью гениев…» Вот все наши писатели – гении, и попробуй что-то кому-то возразить и сказать, что это не так».

Николай Иванов продолжил с наставлением молодым журналистам: «Всегда смотрите за кулисы». В качестве примера журналистской пытливости, он рассказал о том, как в ходе подготовки книги охотился за «последней реликвией Советского Союза» – печатной машинкой из Беловежской пущи, «на которой поставили последнюю точку» и которую белорусы, спохватившись через год, пытались у него выкупить, пообещав орден за сохранение исторической ценности, а после отказа Иванова – уже отсудить.

После председатель Союза писателей России порассуждал о текущей нелёгкой политической ситуации, вспомнил о годах службы и жутком пребывании в плену, рассказал о том, что поэзия намного быстрее улавливает время («поэзию не обманешь») и упомянул про политизированность Нобелевской премии. «Поэты – спецназ литературы, – сказал Иванов, презентуя три сборника поэзии, посвящённой специальной военной операции, а также заметил: женские стихи оказались сильнее мужских».

«Любую книгу вот здесь откройте, посмотрите тираж. Самое большее – 1500 экземпляров. Самый раскрученный детектив – 8000 экземпляров, – показал председатель Союза писателей на полку, где были выставлены книги Виктора Пелевина, Захара Прилепина, Александра Проханова и других известных писателей. – Эти книги [сборники поэзии] вышли тиражом 200 тыс. экземпляров, и каждая из них дошла до наших бойцов!»

Николай Иванов также заметил, что готовы книги с рисунками, начинает появляться проза большой формы и заявил, что очень ждёт пьесы, но не такой, «чтобы голые скакали по сцене – спектакли Серебренникова и ему подобных, а чтобы было что-то настоящее».

 

Отдельно порадовали вопросы от аудитории:

– Вы упомянули про политизированность Нобелевской премии. По вашему мнению, Бунин, Пастернак и Бродский её не заслужили?

– Давайте посмотрим! Бунин – за границей, Бродский – за границей, Солженицын – за границей. Последние Нобелевские премии получили: китайский диссидент, иранская поэтесса, которая уехала из страны. Всё против, ничего за.

– А Пастернак?

– Это была поддержка Запада. «Доктор Живаго» – слабый роман. Дали за то, что был в опале. Кстати, жил неплохо даже в опале. Если будете в Переделкино, обязательно посетите – двухэтажный особняк.

 

– Что для вас есть творчество? Вы упомянули о важности журналистики. Какие цели вы ставите перед собой, когда пишете свои произведения?

– Творчество индивидуальное. Писатель – это волк-одиночка. С одной стороны, он должен участвовать в как можно большем количестве событий, но потом должен себя запирать, садиться за стол. С другой стороны, никто не заставляет писать, как и внутренняя творческая успокоенность, она вырабатывается с годами. Человек – это удовлетворение себя самого: «я смог это сделать, я смог это поднять». Творчество – это не самолюбование, а гордость тем, что сам смог сделать.

 

– Какую последнюю книгу вы читали? Какой роман вы можете назвать лучшим?

– Если брать в общем, я перешёл больше на энциклопедии и мемуары – это нужно мне для работы. А что последнее читал? Рассказ Сергея Щербакова, но это ещё рукопись, этот рассказ меня очень затянул, там совершенно неожиданный сюжет. А какие романы? У нас есть литературные премии, лауреаты – определённый показатель, но лауреат «Большой книги» и лауреат Патриаршей премии никогда не соединятся. Авторы «Большой книги» и «Национального бестселлера» – посмотришь – половина уехала. Именно из этих премий.

Премии «Прохоровское поле», Распутина, Белова, даже «Чистая книга», премия Державинская здесь [в Петрозаводске], премия Патриаршая. Я всегда выбираю премию и смотрю лауреатов. В наших премиях заложено то, как сохраняются духовные, нравственные, традиционные ценности. Никогда человек, который пишет матом, не станет членом Союза писателей России.

 

– Какова судьба «Нацбеста»?

– Меня совершенно не волнует судьба «Нацбеста». Мой предпоследний роман «Реки помнят свои берега» выдвинули на «Нацбест». Выдвинули – я поулыбался. «Нацбест» чем хорош: я сам, автор, не участвую в этом, а критик находит роман, и критик выдвигает его на «Национальный бестселлер» и отстаивает его. Но как только список ввели, начинает вступать жюри, а из этого жюри – половина уехали, половина бросили… И вы думали, что человек с фамилией Иванов, председатель Союза писателей России, будет лауреатом «Нацбеста»? Ну, я посмеялся над этим.

 

11 комментариев на «“Главнокомандующий восемью тысячами гениев посетил Петрозаводск”»

  1. Забавным оказался этот Иванов. Если «Доктор Живаго» — это слабенький роман, то что тогда сильно. Я нашёл в интернете один текст Иванова. Какое это убожество! Да ему до Пастернака ср…ть да ср…ть. Хоть бы не позорился в университетской аудитории.

  2. Всё это уже было: бездари всегда прикрываются пафосными речами о патриотизме. Только уверен, что Бунин любил Россию больше Иванова. И куда Иванову до Бунина. Очень рад, что наши студенты сразу уловили в словах Иванова фальшь и зависть к великим писателям.

  3. Да, фальшив насквозь.
    Вообще весь этот СПР с его «восемью тысячами гениев» — это насмешка над великой русской литературой.

  4. Цитата: «Человек – это удовлетворение себя самого: «я смог это сделать, я смог это поднять».
    Сам-то понял что сказал)))

  5. Мамочки! Так теперь что — чтобы поступить в Петрозаводский университет надо штудировать журнал «Север», стихи Пиетиляйнен и опусы Иванова (увы, не Георгия Иванова)? А если мой сын читает только Блока и Гумилева. Его, значит, не примут?

  6. Цитата: «Это была поддержка Запада. «Доктор Живаго» – слабый роман. Дали за то, что был в опале. Кстати, жил неплохо даже в опале. Если будете в Переделкино, обязательно посетите – двухэтажный особняк».
    После смерти Пастернака из вещей, например, остались от его личной собственности одна пара старых ботинок — это конкретный факт.

  7. Цитата: «Любую книгу вот здесь откройте, посмотрите тираж. Самое большее – 1500 экземпляров. Самый раскрученный детектив – 8000 экземпляров, – показал председатель Союза писателей на полку, где были выставлены книги Виктора Пелевина, Захара Прилепина, Александра Проханова и других известных писателей. – Эти книги [сборники поэзии] вышли тиражом 200 тыс. экземпляров».
    Поднавалимся, братцы, количеством возьмём, конвейером завалим)))

  8. Так я не понял, кто кого выдвигает на литпремии и кто кому раздает эти премии. Значит, Н.Ф.Иванов очень был огорчен тем, что его на Нацбест выдвинул какой-то критик без его ведома. А я-то был уверен, что на Нацбест выдвигал Иванова его личная «шестерка». Оказывается, Иванов приветствует только те премии, на которые авторы выдвигают самих себя. Выходит, он сам себя выхлопотал премию Распутина. Ай да молодец Николай Федорович. Обидно только за Распутина. Где Распутин и где мелкий интриган Иванов!

  9. Нацбест — с момента основания премия либеральная с явным русофобским душком. И если какой-то критик выдвинул на неё Н.Ф. Иванова, понимающего, что это за премия, то думаю, что Иванову нужно было бы просто не давать согласия на выдвижение на эту премию. А если таковое не требовалось, то просто снять своё произведение. И не пришлось бы говорить ( на мой взгляд, не без сожаления), что такое жюри ему премию не дадуст.

  10. Этот человек славен только должностями.
    Сними его с должности — и он станет тем, кем был раньше. То есть никем.
    Не властитель дум, мягко говоря.
    Да и как организатор литературной жизни оказался слаб.
    Так себе, брянский хитрован в погонах.
    Напрасно Израитель навешивает на него побрякушки. Веса хитровану они не добавляют.
    Неверный выбор.
    Впрочем, ничего другого от дорошенковской гнилой шараги и ждать не приходилось. Серость способна плодить только серость…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.