КАМПАНИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Рубрика в газете: НЕ МОГУ МОЛЧАТЬ, № 2018 / 46, 14.12.2018, автор: Евгений ШТАЛЬ (Кировск, Мурманская обл.)

Познакомился с недоброжелательной статьёй Николая Офитова «Кому ставят они памятники» («ЛР», 2018, № 43). Автор недоволен тем, что в России чтут память об Окуджаве, Бродском, Солженицыне, Ельцине. Отмечу, что Офитов передёргивает факты, а в ряде случаев просто пишет неправду, ориентируясь на какие-то слухи и игнорируя тексты этих авторов, на которые, между тем, ссылается, не приводя цитат.

 

Не собирался вступать в полемику с Офитовым. Он не столько критикует тех, о ком пишет, сколько скатывается на ругань. Оказывается, по его мнению, Окуджава «продал душу дьяволу» (интересно за сколько?), у «литературного пигмея» Бродского «затхлые, нафталинные стихи» (а чем благоухают стихи самого Офитова? они надушены «Шипром» или «Красной Москвой»?), Солженицын – «прохвост» и «литературный власовец», Ельцин – «американский вассал и преступник». Теперь ведь так писать можно. Те, о ком пишет Офитов, ушли из жизни, ответить не могут. Поэтому автор так храбро и пишет. Но потом подумал, что найдутся люди, которые могут поверить Офитову, и решил написать.

Кстати, Бродский не являлся диссидентом, как пишет Офитов. Диссидентами называют людей, активно противостоящих властям и режиму. Бродский не участвовал в протестных мероприятиях, в диссидентских сходках, не выходил на площадь с лозунгами. Он уклонялся от любых форм сотрудничества с режимом. Писал стихи, в которых выражал свои мысли, взгляды. Это роднит его, например, с Венедиктом Ерофеевым, автором поэмы «Москва – Петушки», который тоже не был диссидентом. Ерофеев писал об отрицательных сторонах советской действительности, которые в официальной советской литературе замалчивались: пребывание в «психушках», распространённость пьянства, в поэме пародируются социалистическое соревнование, ход Октябрьской революции.

Из тех, о ком пишет Офитов, остановлюсь только на Солженицыне. Именно ему посвящена половина статьи и, кроме того, у писателя юбилей.

У меня складывается впечатление, что как началась в стране кампания против Солженицына в 1960-х годах (наверно, одной из первых ласточек была статья Н.Миронова «Отказываю в доверии», опубликованная в первом номере журнала «Байкал» за 1964 год. Если я ошибаюсь, пусть меня поправят), так она до сих пор и продолжается. Уже больше полстолетия. Сотни, а теперь, возможно, тысячи публикаций, в которых авторы соревнуются друг с другом: кто больше обольёт грязью Солженицына.

Вот Офитов пишет, что Солженицын «в своей «гарвардской речи» перед сенаторами США 30 июня 1975 года призывал нанести ядерный удар по СССР и сбросить на него 200 ядерных бомб. Такое мог желать Родине только отдельно взятый подонок и негодяй». Но если мы возьмём текст этой речи Солженицына, то обнаружим, что таких слов там нет. И ничего подобного тоже не найдём. Эта байка о «200 бомбах» кочует уже не первый год в разных изданиях. Но никто из авторов этой фальшивки не смог предъявить цитату из этой речи о бомбах. Просто потому, что её нет ни в одной из Гарвардских речей (1975 и 1978 гг.).

Об «Одном дне Ивана Денисовича» (Офитов называет произведение повестью, Солженицын считал рассказом) говорится, что повесть «надумана и высосана из пальца». Видно, не довелось Офитову сидеть в лагере, а то бы он такого не написал. За номером «Нового мира», где был напечатан «Денисович», выстраивались очереди. Этот рассказ вызвал огромное количество откликов читателей. Люди писали Солженицыну о своих изломанных судьбах, и писатель потом использовал эти человеческие свидетельства в книге «Архипелаг ГУЛАГ». Этот рассказ вызвал восхищение у многих писателей, в том числе у Александра Твардовского, был выдвинут на соискание Ленинской премии.

Офитов считает, что «собрание баек и легенд», как он называет «Архипелаг ГУЛАГ», способствовало разрушению Советского Союза, а теперь пытается разрушить и Россию. Получается, что один человек, к тому же не облечённый властью, смог разрушить огромную страну. В какие только крайности у нас не бросаются. То пишут, что литература не оказывает влияния на людей («самые замечательные произведения мировой литературы не смогли сделать людей лучше»), то, наоборот, оказывается, произведения литературы могут способствовать разрушению государства. А на деле страну разрушили главы республик, стремящихся к единоличной власти. В частности, способствовал этому Ельцин, чтобы получить неограниченную власть в стране и оставить не у дел Горбачёва.

 

 

Офитов пишет, что не отличаются «литературным достоинством» «Раковый корпус» и «Август 14-го», «а уж об эпопее «Красного колеса» с его тяжеловесным стилем и говорить нечего». Видимо, не знает, что «Август 14-го» является составной частью этой эпопеи. Возвращаясь в СССР в 1994 году, Солженицын сначала прилетел в Магадан, а уже потом во Владивосток.

Дело ведь не только в Офитове. Есть и другие авторы, которые обвиняют Солженицына в разных грехах, которые легко опровергнуть. Но они всё равно пишут, авось от клеветы что-то останется. Сознательно не хочу их называть, делать им рекламу. Этих авторов никто не знает, а Солженицына знает весь мир. Может, надеются, что таким образом и их имена останутся в истории, если они примажутся к известному человеку.

Вот пишут, например, что Солженицын бросил родную страну и 20 лет жил на Западе, что Нобелевскую премию ему дали за «Архипелаг…»… Но ведь это же неправда. Солженицын не собирался уезжать из страны. 12 февраля 1974 г. его арестовали, а 13 февраля силой посадили в самолёт, который летел во Франкфурт-на-Майне. Там его встретил немецкий писатель, нобелевский лауреат Генрих Бёлль. Когда 10 декабря 1970 года Солженицыну должны были торжественно вручить Нобелевскую премию в Стокгольме, он отказался поехать в Швецию, опасаясь, что назад его не пустят. Премию он получит спустя четыре года, уже находясь на Западе. Другие писатели, поставленные перед тяжёлым выбором, вынуждены были уехать на Запад сами: Аксёнов, Бродский, Войнович, Галич, Гладилин, Коржавин, Максимов, Синявский и др. А Солженицын сам не уезжал. Как, например, Владимир Буковский, которого обменяли на Луиса Корвалана.

В формулировке Шведской Академии о присуждении премии Солженицыну «за нравственную силу, с которой он продолжил извечную традицию русской литературы» «Архипелаг…» совсем не упоминался. Известие о присуждении премии Солженицыну пришло 8 октября 1970 года. А первый том «Архипелага…» вышел в Париже в конце 1973 года. Поэтому эта книга никак не могла фигурировать в решении шведских академиков. Такая ложь рассчитана на людей, не сведущих в биографии Солженицына.

В своё время Вадим Кожинов написал большую статью «Правда сталинских репрессий». В ней он пытался опровергнуть «Архипелаг…» на том основании, что автор приводит неточные цифры репрессированных в сталинские времена. Но ведь в 1960-х, когда писалась эта книга, цифры репрессированных были засекречены. Они тщательно скрывались властями. Поэтому и подзаголовок был у «Архипелага…» «опыт художественного исследования». Репрессии были, от этого никуда не деться, поэтому тщетными оказались попытки Кожинова опровергнуть «Архипелаг…». Как раз, наоборот, подобные статьи вызывают желание прочесть саму книгу Солженицына.

К юбилею Солженицына вышла книга, авторы которой также клеймят писателя. Не хотел этих авторов называть, но библиографическое описание книги без этого невозможно. Когда человека называют «шавкой», то это не анализ биографии, а просто ругательство. Помнится, Ленин называл Троцкого «политической проституткой». Но разве это аргумент в споре? Итак, Беляков А., Матвейчев О. Ватник Солженицына. – М.: Кн. мир, 2018. – 350 с.

Мешая правду с ложью, авторы пытаются создать неприглядный образ писателя. Чтобы опровергнуть всю ложь, не хватит и площади всей газеты. Остановлюсь только на некоторых фактах, приведённых в книге. Некоторые из этих фактов фигурируют и в статье Офитова.

Авторы пишут: «Судачил [Солженицын в 1980] «о советской провинции, где не хватает картофеля до весны, а других продуктов вообще не знают». Весной, мы получается, переходили на подножный корм, или что? Как шутили в те времена: «Хлеба не было, масло приходилось мазать прямо на колбасу»…» (С. 258).

Авторы ёрничают. Хлеб был, потому что СССР зерно закупал в Канаде. А вот масла и колбасы в начале 1980-х уже не было. Я учился в те годы в институте в Орле и хорошо помню пустые витрины магазинов. В продаже были только жир и маргарин, мяса тоже не было. Масло, мясо и колбасу можно было купить в Москве и Ленинграде. Ещё некоторые северные города снабжались этими продуктами. Потом на них ввели талоны, и люди могли надеяться на получение своего пайка, отстояв большую очередь, и если товар не кончится. У меня, например, до сих пор лежат не отоваренные талоны.

А картошки до весны хватало не везде. Она гнила на складах. С предприятий посылали людей на переборку картошки. Сколько её выбрасывали, т.к. она испортилась. А студентов отправляли каждый год в деревню на уборку картошки на 1,5–2 месяца. В мае 1982 года пришлось даже принимать Продовольственную программу. Вот до чего дошло. Во времена развитого социализма людям сложно было купить продукты. Впрочем, авторы москвичи и могли не знать, как живут люди в провинции. Так могли бы спросить у них, поинтересоваться. Не захотели. Задача у них была другая.

Авторы пишут, что Солженицын лгал, когда в интервью испанскому телевидению (1976) говорил о запретах копировать внеслужебные документы и что за это нарушение можно получить 10 лет (С. 258, 277). Вот точная цитата из выступления, взятая из интернета: «Я смотрю, у вас работают ксерокопии. Человек может подойти, заплатить 5 песет и получить копию любого документа. У нас это недоступно ни одному гражданину Советского Союза. Человек, который воспользуется ксерокопией не для служебных целей, не для начальства, а для самого себя, получает тюремный срок, как за контрреволюционную деятельность». Никаких десяти лет здесь мы не найдём. Копировальные аппараты находились в закрытых помещениях и допуск к ним имели только определённые проверенные люди. Вёлся строгий учёт того, что копировалось. Видимо, власти так боролись с «самиздатом», за печатание, распространение и даже хранение которого можно было получить срок. В те времена даже пишущие машинки должны были стоять на учёте в милиции, а с владельцев брали образцы текста, напечатанных на данной машинке.

Возвращаюсь к атомной бомбе. Авторы книги приводят цитату из «Архипелага…»: «Подождите, гады! Будет на вас Трумэн! Бросят вам атомную бомбу на голову!» и пишут, что Солженицын врёт, что кричал эту фразу надзирателям (С. 256). Возьмём текст книги. Вот точная цитата с учётом контекста: «Встречно ехавшие с пересылки Карабас привозили слухи, что там уже вывешивают листовки: «Довольно терпеть!» Мы накаляли друг друга таким настроением – и жаркой ночью в Омске, когда нас, распаренное, испотевшее мясо, месили и впихивали в воронок, мы кричали надзирателям из глубины: «Подождите, гады! Будет на вас Трумэн! Бросят вам атомную бомбу на голову!» И надзиратели трусливо молчали». И где говорится, что кричал эту фразу Солженицын? В книге местоимение «мы», а не «я». И авторы книги при этом не присутствовали. Откуда они могут знать?

Приводятся слова Солженицына, что для «политических» заключённых амнистии не было. Авторы книги пытаются доказать, что это ложь и приводят в качестве примера амнистию, применённую к эсерам в 1919 году. Далее они пишут: «А в «Архипелаге» об амнистиях Солженицын рассказывает много, злобно и завистливо. Не попал он, например, под «ворошиловскую» 27 марта 1953 года – и пишет, что амнистия эта была вредная» (С. 257). Разве это неправда? Конечно, вредная. Было выпущено более 600 тысяч уголовных заключённых, а 400 тысяч уголовных дел были прекращены. Не попали под амнистию осуждённые по «политической» 58-й статье. В стране произошёл всплеск преступности. Например, во Владимире шайка бывших зэков терроризировала город. Вспомните хотя бы фильм «Холодное лето пятьдесят третьего». Солженицын прав, в отличие от авторов книги. Все вышеуказанные примеры я взял только с трёх страниц их опуса (С. 256–258).

Авторы пишут, что в военных письмах Солженицын «по-плебейски хамит, называя Сталина «Паханом», а Ленина – «Вовкой» (С. 40). За эти письма Солженицын и был арестован. А тон и слова самих авторов как можно охарактеризовать? У них Солженицын – «злобствующий фанатик, брызжущий слюной из-под бороды» (С. 317), «предатель», «дутый» пророк (С. 318). У него, оказывается, «фальшивая солженицынская борода» (С. 319, проверяли что ли?), он – «законченный мерзавец» (С. 325), «дворовая шавка» (С. 263). Вторит им и Офитов, характеризуя Солженицына такими словами: подонок, негодяй, прохвост, предатель и т.д. И Офитов, и авторы книги обвиняют Солженицына в использовании «архаичных» слов, а сами применяют разнузданный тон и ругань. Разве это полемика? Критика? Это больше походит на базарный гвалт и площадную брань.

Видимо, только время рассудит, чьи произведения будут читать через энное количество лет. Вспомнит ли кто-нибудь этих «базарных» авторов?

 

8 комментариев на «“КАМПАНИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ”»

  1. В книге «Джин Грин — неприкасаемый» описывается страшная пытка: человека привязывают к стулу и читают ему подряд восемь томов стихотворений Мао Дзедуна. Предлагаю автора этой статьи привязать к креслe и читать ему подряд все тома «Архипелага». Что-то он тогда запоет?

  2. Согласен, что Солженицына намеренно оглупляют. На мой же взгляд, это ВРАГ УМНЫЙ, ИДЕЙНЫЙ. В чем враг? Он СОЗНАТЕЛЬНО позволил включить себя в «холодную войну» на стороне врага его Родины — Советского Союза. Впрочем, кто-то скажет, что не было у него никакой родины. Но воевал-то он за СССР. Поэтому ему, как фронтовику, вдвойне непростительно было встать под «знамена Трумэна-Рейгана». Поэтому и заработал прозвище «литературный Власовец». Власов ведь тоже встал под вражеские знамена, имя мотив «против Сталина». Миллионы бывших советских людей и нынешних россиян,, не знавших СССР, никогда НЕ ПРОСТЯТ этого шага Солженицыну, какие бы заслуги писателя его сторонники не оглашали. Такое НЕ ПРОЩАЕТСЯ по вполне естественной причине — чтобы другим было НЕПОВАДНО предавать. Борись в одиночку, но не иди в услужение к врагам НИ ПОД КАКИМ ВИДОМ и НИ ПО КАКИМ ПРИЧИНАМ. Иначе будешь проклят. Вот это проклятие Солженицына до сих пор и находит и так будет ВЕЧНО, какие бы времена на дворе не стояли.

  3. Разве не окуджава требовал крови в 1993 («раздавите гадину»)?
    Разве не ваш подзащитный ратовал за расчленение СССР в 1990 в Комс. правде?
    Разве не он требовал от ЕБН продать Курилы?
    Разве не он требовал от США раздавить гадину в лице СССР?
    А колбасы не было потому, что такие, как он (Андропов и К), разрушали страну изнутри.

  4. Cолже — враг. Враг коварный, расчётливый, многоликий.
    Но это не значит, что он не талантлив. Да, он талантлив. Но талант его — иудин. Пройдут года, уляжется либеральная пена в России, уйдут предатели России из Кремля, и появится честная статья не только про Солже, но и про тех кто его сознательно возвеличивал, обманывая поколения молодых россиян. Статья примерно такая, как рассказ Льва Разгона про свои годы, проведённые в сталинских лагерях: честная, добрая, с юмором и пониманием всего того, что происходило в те трагические времена.

  5. Федор Раззаков, а Вы хоть раз видели лагерь вблизи? Трудились на лесоповале?
    Кажется, Бог миловал Вас.
    Вы просто журналист 1962 года рождения, не более того. И Вам надо бы помолчать сейчас.
    А то еще сглазите сам себя — и Господь пошлет в Вашу жизнь лагерь и лесоповал…

  6. А почему Разгону не написать с добрым юмором и улыбкой, если он был зятем Глеба Бокия, который сгноил и в распыл пустил сотни людей? Потом и его черед пришел. Потом и Разгона. Разгон-то хихикал, потому что думал — его к стенке, а вот повезло, выжил. И добро-добро так о лагерях рассказывал.

  7. Автор, который пишет «чтут память об», мог бы и помолчать. Ушам было бы спокойнее.

  8. Солженицын — враг Советской власти, уже поэтому он для нынешней власти патриот России. Кстати, у него есть брат-близнец: генерал Власов. Оба боролись со Сталинским режимом, только каждый своими средствами: писатель — пером, генерал — оружием. У каждого есть определенные положительные качества и поступки. Так что ждем, когда поставят памятник Власову. Маннергейму уже вешали памятную табличку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *