Книги запретить. Фонды урезать.

Рецепт от министра культуры: модернизация «по-русски»

Рубрика в газете: квазикультурная полемика, № 2019 / 4, 01.02.2019, автор: Иван КОРОТКОВ

Министр культуры Российской Федерации Владимир Мединский, выступая 18 января на открытии Всероссийского театрального марафона во Владивостоке, коснулся излюбленной темы нашего правительства – «модернизации» и «оптимизации». Но не в театральной сфере (что было бы логично), а в библиотечной. Его слова вызвали негативную реакцию в социальных сетях – «ЛР» выяснила, почему.


 

Вообще, удивительно – с какой лёгкостью слова «модернизация», а также пресловутое «оптимизация», приобрели в русском языке негативный оттенок. Виной тому, вероятно, характерное для нашего российского чиновника – «хотели, как лучше, а получилось – как всегда». Хотим сделать образование современным, пишем программы развития, продвигаем реформы, а что на деле? в XXI веке в российской глубинке школьники продолжают ходить в школу пешком (порой – очень далеко), а в туалет – на школьный двор, и сидеть за партами – в классе, где «сгнившая крыша, подпёртая берёзовым поленом» грозит упасть на голову, о чём писал депутат Госдумы Сергей Шаргунов («Беззащитная школа» – ИА REGNUM). Хотим сделать книгу доступной, библиотеки – современными, но почему-то чаще урезаем финансирование на закупку литературы или вовсе закрываем учреждение за «неэффективностью».
При этом, мы всегда стараемся «догнать и перегнать» Запад, и в этом, на самом деле, нет ничего плохого. Ещё в 2012 году делегация калининградских библиотекарей путешествовала по Скандинавии, чтобы посмотреть: «а как у них». Ездила с ними Анна Соловьёва, корреспондент интернет-портала «Новый Калининград», которая в своих заметках так описала библиотеку «Торнбю» в Копенгагене: «Здесь есть зал для просмотра фильмов, компьютеры с доступом в интернет, игровые приставки. В детских залах много игрушек и комнаты, идеально подходящие для игры в «дочки-матери». В библиотеке также организовывают небольшие выставки, атрибуты которой привлекают внимание к книгам, расположенным в данном секторе. Еженедельное обновление фонда библиотеки осуществляется исходя из популярности того или иного произведения, а также запросов самих пользователей».
Разве кто-то против, чтобы такая библиотека была в каждом районе того же самого Приморского края? Или любого другого региона нашей страны, где книга и по сей день, несмотря ни на что, сохраняет свой особый, можно сказать, сакральный статус? Разве кто-то возразит против того, чтобы библиотеки были не просто книгохранилищами, – но ещё и культурными центрами, объединяющими людей, тяготеющих к знаниям? Думаю, нет.
Не может не радовать, что на заседании Совета по культуре, состоявшемся в декабре прошлого года в Петербурге, Владимир Путин, обозначая основные направления реализации национальной программы «Культура» на период до 2024 года, чётко определил необходимость поддерживать развитие библиотечной системы России:
«У нас появляется всё больше интересных, содержательных авторов. Спрос на книжную продукцию и, соответственно, объёмы её выпуска постоянно растут. Но одновременно растут и цены на книги, и прежде всего – в сегменте детской литературы. В этой связи библиотеки, где можно свободно и, главное, бесплатно брать книгу, приобретают особое значение. Обеспечить своевременное и ритмичное комплектование фондов библиотек, в том числе новинками книжного рынка, – одна из задач национальной программы в сфере культуры».

Дети в библиотеке. Копенгаген

Да и Министерство культуры недавно опубликовало внушающее надежды заявление на своей официальной странице в twitter: «С 2019 по 2024 год в рамках национального проекта «Культура» будет создано 660 модельных муниципальных библиотек, оснащённых интернетом и укомплектованных новыми библиотечными фондами. Расходы на реализацию программы составят 4,2 млрд рублей».
Но тут возникает вопрос: на что пойдут эти немалые деньги, если, как сообщает ИА REGNUM, министр культуры заявляет во всеуслышание, что прямолинейно закупать книги за федеральные деньги, как это было раньше, в местные библиотеки – неправильно, потому что, по его мнению, регионам выделяют деньги, а книги в результате просто лежат. Именно эти слова вызвали бурю негодования среди библиотекарей, которые работают непосредственно «на земле» и каждый день сталкиваются с тем, что новых книг, востребованных читателями, особенно в регионах, где доходы населения очень низкие, катастрофически не хватает. И ведь нельзя сказать, что министр не осведомлён об этом. На всё том же заседании Совета по культуре в Петербурге, где, конечно, присутствовал Владимир Мединский, эту проблему обозначил президент Российской библиотечной ассоциации Михаил Афанасьев:
«В библиотечной терминологии есть такой термин «лапша». Это тонкие бумажные детские книжки, мы их знаем с детства. Так вот в сельской библиотеке (это типичная ситуация) эта «лапша» двадцатилетней давности. Её уже в руки брать мне, во всяком случае, неприятно, а её дают детям, потому что другой книжки нет. Дорогая, красивая книга, которую мы видим на книжной ярмарке, туда по определению попасть не может».
Однако Владимир Мединский – не согласен. Ещё в феврале 2018 года он заявлял: «…постоянно говорить: «увеличьте финансирование на закупку книг» – это тупиковый путь. Мы не должны с вами наращивать книгохранилища, ведь хранение и бесплатная выдача книг – это тот функционал библиотеки, который сейчас отходит на второй план. Первый план должен быть культурный, просветительский, досуговый…»
Складывается впечатление, что Владимир Путин, Михаил Афанасьев, библиотекари и читатели живут в одной реальности – в нашей, российской, со всеми её проблемами, а министр культуры – в другой, где российские граждане социально защищены так же, как граждане, скажем, Дании, да и средняя заработная плата в наших малых городах выше, чем в Копенгагене. И только консервативные работники библиотек – о, ужас – отстали от жизни, сопротивляются современности, требуют «старомодных» книжек, когда уже давно пора стать многофункциональными культурными центрами, оснащёнными по последнему слову техники…
Хочется напомнить министру, что Россия не замкнута в административных границах Москвы, где всё то, что он говорит – адекватно и применимо, где можно внедрять урбанистическое учение Яна Гейла, ориентируясь на потребности жителя большого города, где можно создавать «культурные пространства» для комфортной работы, где уже можно – и нужно – задумываться и воплощать идеи трансформации библиотек под нужды людей информационного века. И главное – где действительно есть на это запрос населения, и где всё это уже успешно реализуется.
Владимиру Мединскому, видимо, невдомёк, что «тупиковый путь» – это совсем не закупка книг на средства федерального бюджета, а насильственная «модернизация» и «оптимизация» на бумаге, которая никакого отношения к западному опыту и развитию не имеет, так как исключает главную демократическую идею – слышать народ и жить в одной с ним реальности.
Недавно, например, нам в редакцию позвонили из одной московской библиотеки с просьбой разобраться, почему им не выделяют средств, чтобы выписывать нашу газету, хотя на неё существует спрос у читателей. Мы, конечно, ответили, что, к сожалению, никак повлиять на решение их руководства не можем, и в наших силах только рассказать об этом удивительном и непонятном – ни нам, ни сотрудникам библиотеки, ни читателям – решении. Неужели это стоило бы баснословных денег? Неужели это так трудно выполнимо с точки зрения юридической и бюрократической? Совсем нет. Просто, в отличие от датских чиновников, которые выстраивают систему так, чтобы в их библиотеках происходило еженедельное обновление фонда, исходя из запросов граждан, наш родной – российский – чиновник привык действовать из принципа «нам сверху виднее». И даже не упрекнёшь – ведь пример подаёт министр.

6 комментариев на «“Книги запретить. Фонды урезать.”»

  1. Оптимизация и модернизация конкретно в моем поселке Тишино Калининградской области привела к тому, что библиотеку закрыли, книги вывезли в другую деревню, где за несколько лет «хранения» благополучно привели их в негодность. Школьная же библиотека уже десятки лет не обновляется и практически не пополняется (за исключением учебников, и то не всех) и выглядит, как пристанище бомжей (ни стеллажей, ни столов, ни стульев, книги рассованы по каким-то страшенным разномастным шкафчикам и полочкам). Да и эту горемыку закроют скорее всего из-за оптимизации системы образования. Народ тупеет просто устрашающими темпами. Никакие попытки остановить это безобразие ни к чему не приводят. На областном уровне другая беда. Сократили до минимума издательскую программу, что почти не позволяет региональным писателям присутствовать в книжном пополнении библиофондов, перестали финансировать писательские проекты (конкурсы-фестивали), отказали в единственной премии в области культуры региона «Признание» и др. В приоритете сегодня другие направления: попса, бесконечные флешмобы, низкокачественное кино, и прочий китч, опускающий культурную планку общества ниже плинтуса. Катастрофа.

  2. Подобный бред в среде чиновников возникает периодически. Так, еще в семидесятые кто-то из них всерьез предлагал… уничтожить картины всех «неудобных» художников и оставить лишь по одной где-нибудь в фондах, подальше от глаз. Примерно также и насчет книг, мол, оставить что-то из классиков и рупоров социализма. И такие бредовые идеи будут появляться снова, а там, глядишь, и противоположные идеи насчет свалки истории и гильотины, куда отправят самих чиновников. Ну, как вам такой прогноз?

  3. Ардашеву. Вы написали «кто-то из них». В таких случаях пишут фамилию или как-то другим способом дают ссылку. Иначе это неправда.

  4. В советские времена тоже изымали книги запрещённых авторов из библиотек и даже сжигали. Сегодня это не секрет.
    Мой покойный дядя, собирая личную библиотеку, просил меня достать ему хорошие издания «Малой земли», «Целины» и т.д. Я его спрашивал — Зачем ему эта макулатура? На что он отвечал — Придёт другая власть и всё уничтожат, а это история! Такая у нас страна!
    Мудрые были люди!

  5. Крыша, подпертая поленом.
    Автор, это написавший, не знает и что такое крыша, и что такое полено. Страшно далеки они и от крыши, и от полена. Все бы им по сценам заседать.

  6. Какие книги, какие библиотеки? Кто их собирается финансировать? О чём вы, ребята?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *