КОМУ ПАРАД ОКАЗАЛСЯ КАК КОСТЬ В ГОРЛЕ

К 75-летию полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады

Рубрика в газете: Сквозь память человечества, № 2019 / 4, 01.02.2019, автор: Дмитрий ФИЛИППОВ (Санкт-Петербург)

Перед входом на Пискарёвское мемориальное кладбище установлена памятная мраморная доска с надписью: «С 8 сентября 1941 года по 22 января 1944 года на город было сброшено 107 158 авиабомб, выпущено 148 478 снарядов, убито 16 744 человек, ранено 33 782, умерло от голода 641 803 человек». От Вечного огня к главному памятнику мемориала ведёт аллея протяжённостью 480 метров. Нет никакого сакрального и тайного смысла в этой цифре 480. Просто справа и слева от аллеи – братские могилы, череда холмиков, уходящих вглубь. И надо пройти полкилометра, чтобы миновать захоронения умерших в блокаду ленинградцев и погибших бойцов Ленинградского фронта.
Полкилометра ям с телами.Полкилометра.
Таков итог самой продолжительной битвы 2-й мировой войны – битвы за Ленинград.
27 января – это не просто памятная дата. Жители Ленинграда называют её Ленинградским Днём Победы. Но каждый год в преддверии этого дня появляются информационные вбросы, пытающиеся расколоть общество. То соцопрос на «Дожде», то «персики Жданова». В этом году к юбилейной дате полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады появилась петиция, призывающая отменить военный парад на Дворцовой площади как «мероприятие… абсолютно неадекватное скорбному смыслу той памяти, которую несёт в себе мемориальная дата 27 января».


К противникам сегодняшнего Парада в Ленинграде я отношусь как к геям: они не вызывают раздражения до тех пор, пока не начинают активно выпячивать собственную позицию (привет Красовскому и фильму «Праздник»). В петиции, в частности, есть такие слова: «о каком праздновании… может идти речь, когда государство не выполнило перед городом главной обязанности: не назвало истинное число жертв Блокады, не поименовало каждого погибшего ленинградца, среди которых было большое число детей? О каком праздновании можно говорить, когда до сих пор не поименованы все воины, павшие в битве за Ленинград? Не только не поименованы, но и не захоронены».
Любой вменяемый историк вам скажет, что подсчитать точное число жертв Блокады, а тем более, установить их поимённо, невозможно. Люди погибали подо льдом по пути в эвакуацию, умирали от бомбёжек фашистской артиллерии, просто падали без сил на улице, наконец, пропадали без вести (сиречь – были убиты и съедены). Потому что время было страшное, в нём было всё: и подвиг, и мерзость. Любая экстремальная ситуация (а особенно голод) имеют огромную силу в низведении человека до животного состояния. И только крепкая воля и любовь спасают от скотства. Да, в блокадном Ленинграде были людоеды, и мародёры, и немецкие диверсанты. А ещё были тысячи неизвестных, помогавших подняться, отдававших последнее, спасавших детей. Это неразрывно, и по-другому быть не может.
В случае с петицией мы сталкиваемся с элементарной подменой понятий: радостный смысл Ленинградской Победы заменить смыслом скорби по погибшим в Блокаду. Для чего это делается? Во-первых, либеральной историографии необходимо отменить гордость подвигом ленинградцев. Во время скорби очень сложно ещё и одновременно гордиться чем-либо. А радостные чувства, которые вызывает празднование Ленинградской Победы, необходимо заменить на мысли и чувства унылые. Ведь это вопрос акцентов: гордиться подвигом или скорбеть? А если отменить подвиг, то открывается огромный простор для уравнивания в одной плоскости фашизма и коммунизма. И совершенно не важно, что для дней скорби есть свои даты в календаре: 22 июня и 8 сентября. Вся Блокада должна быть окутана траурным ореолом. На фоне траура «пирожные» и «персики» становятся слаще.
Дальше в ход идут фразы из воспоминаний очевидцев. Многочисленная цитация дневников Лихачёва и прочих псевдоаналитиков имеют одну цель: доказать, что уничтожение людей было организовано на государственном уровне, что намеренно не выпускали из города, что морили голодом, когда начальство жировало и объедалось. Комментировать этот вывих сознания бесполезно. Вы же не сможете убедить гея в прелестях гетеросексуальной ориентации. Даже в норме этой ориентации вы не сумеете его убедить.
Подобные вывихи сознания строятся на двухуровневом фундаменте. Во-первых, в советское время о Блокаде было принято говорить исключительно в героическом ключе, не исследуя вопрос объективно. О людоедстве и воровстве карточек не было статей, исследований и публикаций, что в целом правильно: подрастающее поколение необходимо воспитывать на примерах ярких и светлых. Но это дало обратный эффект после развала Советского Союза. Во-вторых, мифологизация Блокады (как с положительной, так и с отрицательной коннотацией) зачастую проводилась без достоверной проверки первоисточников.
Сейчас с полной ответственностью можно сказать, что дневник Тани Савичевой не выступал в качестве обвинительного документа на Нюрнбергском процессе, хотя бы потому, что был передан Ниной Савичевой в Музей обороны Ленинграда, открытие которого состоялось только 27 января 1946 года. Но разве от этого трагедия маленькой девочки, потерявшей всю семью, перестаёт быть символом Блокады?


Можно сказать, что не обнаружено ни одного пригласительного билета на банкет в «Асторию», якобы отпечатанного немцами ещё летом 1941 года? Но разве это отменяет директиву начальника штаба ВМФ L-a 1601 от 22 сентября 1941г. «Будущее города Петербурга» (Weisung Nr. Ia 1601/41 vom 22. September 1941 «Die Zukunft der Stadt Petersburg»), в которой чёрной по белому говорится о намерении Гитлера стереть Ленинград с лица земли?
Точно также «пирожные Жданова» невозможны по той причине, что 1-й секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП (б) страдал диабетом. Это зафиксированный медицинский факт. И по воспоминаниям многих работников Смольного в тот период питался без излишеств: щи и каша. Но это не означает, что в блокадном городе не было людей, сделавших состояния на всеобщей беде. Растратчиков сажали и расстреливали, но они были. Просто потому что человеческая природа – разная: на сотню порядочных людей всегда найдётся десяток негодяев и подлецов. Именно так к этому и надо относиться.
Наверное, был и блат для отдельных персон, но сын командующего Ленинградским фронтом Л.А. Говорова служил простым командиром артиллеристского расчёта на переднем крае обороны. А жена и сын генерала Симоняка («генерала – прорыва», как его называли солдаты) погибли во время перелёта с Большой земли в осаждённый город. Сын 2-го секретаря обкома А.А. Кузнецова страдал от дистрофии. И таких примеров сотни.
Мои родные пережили первую блокадную зиму и были эвакуированы в мае 1942 года в порядке общей очереди, без всякого блата. Рассказы о блокадном быте я знаю из первых рук. И лейтмотив их воспоминаний сводится к одному: был холод, голод, смерть… Всё было. Но страха НЕ БЫЛО! Они всегда ЗНАЛИ, что Ленинград устоит. По-другому быть просто не могло.
Манипуляции с историей Великой Отечественной войны преследуют единственную цель: отменить Подвиг советского народа. А в случае с Блокадой – ещё и обвинить власти города в намеренном уничтожении людей. Комментировать эти постулаты бесполезно. Надо просто осознавать, что мы имеем дело с деменцией совести и памяти. Так бывает, когда ненависть к чему-либо (в нашем случае – ко всему советскому) отключает здравый смысл и моральные категории. Бояться этого не надо. Это такое отклонение от нормы. Бывает отклонение сексуальное, а бывает этическое. Вот так многогранно устроена жизнь.
К слову сказать, за два месяца петицию против парада подписали 4944 человека. При пятимиллионном населении города. Это о чём-то, да говорит.
А по поводу Парада и салюта – лучше спросить у тех, кто 75 лет назад вышел на улицы Ленинграда и плакал от счастья!
Они ещё живы и в силах рассказать правду.
Напоследок, в отсутствие внятных современных художественных высказываний о Блокаде (как в кино, так и в литературе) приведу стихи Михаила Дудина, поэта-фронтовика, сражавшегося на Ленинградском фронте. Мы ведь редко по собственному желанию или велению души перечитываем советских поэтов, переживших Блокаду и замуровавших память о ней в своих стихах.

Был год сорок второй.
Меня шатало
От голода,
От горя,
От тоски.
Но шла весна –
Ей было горя мало
До этих бед.

Разбитый на куски,
Как рафинад сырой и ноздреватый,
Под голубой Литейного пролёт,
Размеренно раскачивая латы,
Шёл по Неве с Дороги жизни лёд.

И где-то там,
Невы посередине,
Я увидал с Литейного моста
На медленно качающейся льдине
Отчётливо
Подобие креста.

А льдина подплывала,
За быками
Перед мостом замедлила разбег.
Крестообразно
В стороны руками
Был в эту льдину впаян человек.

Нет, не солдат, убитый под Дубровкой
На окаянном «Невском пятачке»,
А мальчик,
По-мальчишески неловкий,
В ремесленном кургузом пиджачке.

Как он погиб на Ладоге,
Не знаю.
Был пулей сбит или замёрз в метель.

…По всем морям,
Подтаявшая с краю,
Плывёт его хрустальная постель.

Плывёт под блеском всех ночных
созвездий,
Как в колыбели,
На седой волне.
…Я видел мир.
Я полземли изъездил,
И время душу раскрывало мне.

Смеялись дети в Лондоне.
Плясали
В Антофагасте школьники.
А он
Всё плыл и плыл в неведомые дали,
Как тихий стон
Сквозь материнский сон.

Землетрясенья встряхивали суши.
Вулканы притормаживали пыл.
Ревели бомбы.
И немели души.
А он в хрустальной колыбели плыл.

Моей душе покоя больше нету.
Всегда,
Везде,
Во сне и наяву,
Пока я жив,
Я с ним плыву по свету,
Сквозь память человечества плыву.

3 комментария на «“КОМУ ПАРАД ОКАЗАЛСЯ КАК КОСТЬ В ГОРЛЕ”»

  1. Цитирую «Жители Ленинграда называют её (27 января) Ленинградским Днём Победы». У меня полным-полно друзей-ленинградцев (причём, совершенно разных возрастов), но что-то ни от одного из них я не слышал, чтобы этот день называли так, как предлагает автор этой статьи. Может, он назовёт НЕ ВЫДУМАННЫЕ фамилии таких «назывателей»? Будьте так любезны. Почти с уважением.

  2. Освобождение Ленинграда — это освобождение от Голодной смерти выживших детей, женщин-матерей и всех неназванных граждан города. У меня двоюродная сестра в возрасте с четырёх лет пережила всю Блокаду.
    Алексею Курганову и подобным либерастам. Не надо ёрничать по поводу наименования «Ленинградский день Победы». Для всех Спасшихся — это День Продолжения Жизни на земле, будущих семей и рождающихся детей в этом Городе.
    По Безмозглой логике (зашоренных или родственников спекулянтов в годы войны) и День Победы 9 мая 1945 года демагоги попытаются превратить в день траура.

  3. Как воспитывал меня мой отец, реально штурмовавший Рейхстаг и мать — реально умирающая от водянки в 1942 году в Ленинграде. Мы ничего не боимся и все видели сами и кровь проливали. А кто не воевал и не переживал блокаду, тот ничего не понимает! Начитаются книжек и фильмов насмотрятся и судят о войне, как бы воевали.
    Но при этом они доброжелательно давали свои удостоверения участников войны грубым хамам-льстецам для проезда в транспорте за водкой! Родители говорили, а что им в могилу 2 метра в длину, два метра в в глубину и метр в ширину со своей жадностью и завистью все из жизни не взять! В этом есть божественная справедливость. А всякие спецслужбы, смершовцы, особисты ближе 2-х километров к передовой не подходили, включая офицеров. Так что в кино и в книжках о войне, даже документальных фильмах все сильно приукрашено. Так что отец безошибочно определял, кто фронтовик, а кто болтун. Сын, военный психолог.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *