МАША ПО ДОРОГЕ В РАЙ

Рубрика в газете: Оторопеть, № 2018 / 31, 31.08.2018, автор: Дмитрий ФИЛИППОВ (Санкт-Петербург)

 

В этой статье не будет ни слова о литературе, но ситуация, свидетелем которой я невольно стал, вызывает сначала оторопь, потом бешенство. Она заслуживает максимально широкой огласки.

 

Моя дочь ходит в обычный детский сад в посёлке городского типа Форносово Тосненского района Ленинградской области. Самый обычный посёлок. Самый обыкновенный детский сад. Таких тысячи по всей стране – двухэтажное наследие советского периода. У дочки есть любимая воспитательница – Лёвкина Надежда Петровна, маленькая скромная женщина, всю жизнь отдавшая работе с детьми. 17 августа у Надежды Петровны умерла дочь Маша. Маша много лет болела волчанкой. К сожалению, это неизлечимое заболевание, но при соответствующем режиме и своевременном уходе жить с этой болезнью можно.

 

Утром 17 августа у неё поднялась температура до сорока градусов. Вызвали скорую помощь. Карета приехала только через 4 часа. После того, как Машу привезли в больницу, ЦЕЛЫЙ ЧАС к ней никто не подходил. ЦЕЛЫЙ ЧАС умирающему человеку в стенах больницы не оказывали помощи. ЦЕЛЫЙ ЧАС сходящая с ума мать упрашивала врачей и медсестёр посмотреть её дочь, но ей отвечали: ждите, к вам подойдут. Когда врач, наконец, подошёл, было уже поздно. Маша умерла на руках у матери.

 

Я решил написать об этой истории, потому что от неё веет первобытным ужасом, какой-то непроходимой хтонью, адским котлом, чертями и тотальной безнадёгой. Можно с натяжкой понять, когда скорая помощь долго не приезжает на вызов (маленький автопарк, много вызовов, большие расстояния, плохие дороги), хотя в каждом конкретном случае надо разбираться отдельно. Можно понять (зажмурившись, стиснув зубы), когда пациент умирает по дороге в больницу. Это жизнь, она такая. Врачи борются за каждого пациента, но не всегда выигрывают у смерти эту борьбу. Но когда умирающий человек уже находится в стенах больницы и к нему никто не подходит – это что? Как это назвать? Как подобрать слово для этой ситуации? Халатность? Чёрствость? Преступление? Равнодушие? Но мы ведь прекрасно понимаем, что ни одно из этих слов не поместится в глаза матери, когда у неё на руках умирает дочь.

 

Я пытаюсь представить дежурного врача Тосненской ЦРБ и не могу. Мужчина это или женщина? Что врач делал в тот момент? У него был поток пациентов? Или он лайкал котиков в социальных сетях? Или пил чай с сушками в ординаторской? Разговаривал по телефону? Заполнял бесконечные журналы, таблицы, формы и графики? Ведь должна быть причина, по которой он не вышел к умирающему человеку. Всё на свете имеет причину и следствие. Но вот был человек, и его не стало. Молодая девушка. Нет, не помещается в голове.

 

Я знаю, это общая проблема маленьких посёлков и деревень, когда больница находится в районном центре и до неё ещё надо доехать, я всё это знаю. Слишком большая у нас страна, просторы бескрайние, необъятные. Но Машу довезли до больницы. Успели. Зачем? Зачем тогда вообще ехали и тратили бензин, если к ней никто не подошёл?

 

Думаю, для такого врача должно быть персональное чистилище. Он должен проваливаться в трясину, в болото, в зловонную жижу, а на берегу пусть стоят родственники умерших по его вине пациентов и пьют чай с сушками. А в последний момент пусть эти родственники протянут руку и вытащат его на берег. Пусть. И просто посмотрят ему в глаза. Не надо ничего говорить. Пусть просто смотрят, чтобы он сгорел от стыда под их взглядом. Это будет по-христиански.

 

Предвосхищая возмущённый гул, сразу хочу сказать: такая ситуация не норма, она происходит не везде и не всегда. Всё зависит от конкретного человека на месте, и делать какие-то обобщения труд неблагодарный и неблагородный. Тысячи врачей самоотверженно выполняют свою работу, спасают жизни, лечат. Сотни главврачей добиваются увеличения автопарка, обивают пороги кабинетов, пишут запросы, стучат кулаком по столу, требуют и, наконец, добиваются своего. Всё это есть. Просто Маше не повезло быть прикреплённой к Тосненской районной больнице.

 

Вот несколько отзывов об этом учреждении, размещённых на портале szo.spr.ru:

 

«24.03.2018 в 18.15 вызвали неотложку, у молодого мужчины первый раз повысилось давление 160 на 110. Ждали скорую 3 часа, так и не приехали. После повторного звонка нагло соврали, что приезжали, а им не открыли дверь».

 

«Мою девятилетнюю дочь скорая доставила в ЦРБ г. Тосно с диагнозом сотрясение головного мозга и перелом правого запястья. Скоробогатов Д. В. наложил гипс, сделал снимок. А с сотрясением отправил нас домой, посоветовав пить нурофен, чтобы обезболить сломанное запястье. Мы экстренно обратились в областную детскую больницу, где нам оказали квалифицированную помощь».

 

«23 мая в 2 часа ночи скончался мой отец. Врачи не смогли определить, что у него рак лёгких, метастазы по всему телу».

 

«За поставленными капельницами вообще никто не следит. Приходилось самим больным перекрывать капельницы и ждать медсестёр от получаса до двух часов, причём несколько раз напоминая им о том, что необходимо подойти к больному. Грубость и хамство медсестры Риммы Александровны и старшей медсестры вообще приводят в недоумение».

 

«Добрый вечер? хочу с вами поделиться. На пятые сутки с температурой 40,07 я по скорой попадаю в это зловещее тосненское ЦРБ. На что там мне говорят, что я здорова и отправляют домой. Скажите, пожалуйста, что это за врачи? Это монстры».

 

«За 4 месяца из парадной 5-этажки унесли на кладбище 3 человек. Двоим по 47 лет. Не взяла скорая».

 

Это лишь некоторые отзывы за период с 2016 по 2018 год. Есть и положительные отзывы. Люди благодарят за своевременно оказанную помощь. Иногда одного и того же врача и благодарят, и ругают. Такое тоже бывает. Всем, наверное, не угодишь. Да и от ошибок никто не застрахован. Просто цена врачебной ошибки несравненно выше, но они тоже люди. Всё это так. Главное, успеть вовремя подойти.

 

В сухом остатке. Машу хоронят сегодня, когда я пишу эти строки. Молодая девушка. Моя жена с ней в одном классе училась. Маши больше нет. Пять часов ей не оказывали помощь. И всё это происходит сейчас, в стране, которая блестяще провела Чемпионат мира по футболу, построила мост через Керченский пролив, уничтожила террористов в Сирии. Это без смеха и без шуток. Нам есть чем гордиться прямо сейчас, в нашей новейшей истории. А в прошлом так тем более. Народ-победитель, в космос первыми полетели! Но отчего же до сих пор 27 километров (от Тосно до Форносово) скорая помощь едет четыре часа? И ещё час в больнице врач не выходит к умирающему пациенту?

 

Я пишу эту статью без ведома Надежды Петровны, за что заранее извиняюсь перед ней. Просто мне показалось диким подойти и спросить разрешения. Можешь написать – пиши. Не можешь – не пиши. Всё просто.

 

Машу уже не вернуть. Но, может быть, эта статья попадётся на глаза человеку, от которого зависит покупка дополнительной кареты скорой помощи где-нибудь… в Докучаевске. Хороший город Докучаевск. Не знаю, есть ли такой на карте, но пусть будет. Пусть там всё будет хорошо, и машин скорой помощи будет хватать, и врачи будут внимательными и профессиональными. Пусть там всё будет. Пусть хоть где-нибудь это будет, пока Маша идёт по дороге в рай.

 

Апостол Пётр тряхнёт ключами, откроет врата. Проходи, милая, теперь ты дома. Теперь всё будет хорошо…

2 комментария на «“МАША ПО ДОРОГЕ В РАЙ”»

  1. А тут и комментировать нечего. Это есть наши нынешние суровые реалии. Время скотов.

  2. с нами поступают так,как мы позволяем с нами поступать. власть замордовала учителей, врачей, ученых. мы это терпим. таких историй дальше будет только больше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *