НА ВОЙНЕ, КАК НА ВОЙНЕ: главнокомандующим нужны наши пенсии

Рубрика в газете: Это волнует любого и каждого, № 2018 / 30, 10.08.2018, автор: Николай ВАСИЛЬЕВ (БАБАЕВО – МОСКВА)

Небольшой комментарий участника митинга против пенсионной реформы и моя заочная с ним, участником, полемика – не по поводу реформы, с которой всё однозначно, а по поводу её причин и характера.

 

Владимир Зайцев – помощник машиниста, живущий в городе Бабаево Вологодской области. 17 июля он выступил там на митинге против пенсионной реформы. Городок маленький, и митинг был небольшой – что не отменяет его значения и многотысячных народных выступлений по всей стране. Речь Владимира Зайцева попала в интернет и вызвала определённый общественный резонанс.

 

Владимир Зайцев на митинге

 

Ярких и смелых цитат – много:

 

«Каждый второй человек – в кредитах и боится потерять работу».

«Профсоюзы – слабы, достойные люди в них не попадают».

«Где земельные участки многодетным семьям? Мы по много лет стоим в очереди, а землю скупил предприниматель».

«За власть голосовали военные, полиция и зона».

«На работу к людям приходили: хочешь работать – ставь галочку, где надо».

«Я за этих чмошников, «Единую Россию», не голосовал. Посмотрите, на каких тачках ездят их дети, какой беспредел устраивают».

«Я многодетный отец, мне надо поднимать детей и что-то приносить в детский сад, потому что на детский сад ничего не выделяют. Заведующая все свои отпускные вбахала в ремонт садика. Потому что к ней пришла городская администрация и сказала: не будет ремонта – закроем садик».

«Каждый третий машинист на таблетках – от язвы ли, давления – руки перевязаны, спины больные, сами платят деньги, чтобы пройти бесплатную медицинскую комиссию – лишь бы доработать до пенсии. Машиниста электровоза переименуют в водителя большегрузного транспорта – и придётся работать до 70–75. В лучшем случае». 

 

Я поймал Владимира во время рабочего перерыва, когда он находился в доме отдыха для работников железной дороги под Череповцом, и взял у него небольшой комментарий. 

 

– Приехал я сюда из Казахстана. Служил по контракту в ПВО, под Бабаево, потом пошёл на железную дорогу, сначала учился на водителя дрезины. В сентябре 2001-го устроился помощником машиниста. В 2005-м стал машинистом, поработал несколько лет и вернулся на прежнюю должность. Одно время пробовал устроить карьеру в армии. Хотел работать там по финансовой части, бухгалтером, поскольку имел такой опыт. Но все подобные места заняли жёны или родственники военных чинов.

 

– В Кремле я бы спросил: вы вообще видели недавнее интервью с президентом в Калининграде? Как он стоял и рассказывал про пенсионную реформу и своё к ней отношение – ни да, ни нет, ничего не поймёшь. И последняя его фраза, что «у наших людей поднялся уровень жизни, и теперь они будут жить до 80–90 лет». Откуда такие цифры? Надо быть Нострадамусом, чтобы сейчас такое предсказывать. Откуда этому взяться? Хочется сказать правительству – перестаньте в теннис и бильярд играть, посмотрите, что реально в стране происходит. 

 

– Пусть пройдутся для начала по кладбищам: сколько народу хоронят и в каком возрасте – в Бабаево, в Череповце, в Москве, в Уфе, в Челябинске? Откуда у вас такие прогнозы, про 80 и 90 лет жизни? Люди просто не доживают по пенсии. Как умираем к 60 – так и дальше, видимо, будем умирать. Осталось человеку три года до пенсии – а ему каждые полгода повышают понемножку пенсионный возраст. Так до гроба работать и будет. А если он на вредном производстве работает? У нас ведь очень много тяжёлых, вредных для здоровья профессий. Да хоть помощник машиниста. Мне нравится эта работа, но я вот о чём. Лёг я спать, например, в час ночи, после трудного дня – а меня через два-три часа поднимают: надо ехать. Графиков как таковых у нас нет: они сдвинулись из-за ремонта железнодорожных путей, да и до ремонта их, по большому счёту, не было. Как позвонит тебе начальство, так и поедешь. И вот двенадцать часов едешь и следишь непрерывно за дорогой. Глазами работаешь – и зрение садится. А на производстве, например, как люди работают, в каких условиях? Взять вот наши «Северсталь», «ФосАгро». «Вредное производство» ставят только тем, кто работает в цехе – а что, вышел из цеха, и всё, здоровье в безопасности? Тем более, что фильтры на заводских трубах не меняют десятки лет. 

 

 

– А у водителя-дальнобойщика тоже – чем не вредная работа? Люди меня часто просят сказать что-нибудь про реформу «Платон». А что тут сказать? Против неё поднялся протест, и его задушили. Мне рассказывали товарищи из дальнобойщиков. Они не хотели никаких стачек, никаких забастовок – хотели просто приехать в Москву и спросить у правительства: вы что вообще делаете? Но их на подступах жёстко остановили правоохранительные органы. 

 

– Армии, полиции, ОМОНу, Росгвардии сейчас вообще очень комфортно. Реформа их не задела. Мало того. Они ведь теперь, после теракта в Питере, могут стрелять по толпе – потому что там могут находиться террористы. Президент наш сам об этом говорил. А недавно мне знакомый из Питера рассказывал, как его полиция на митинге побила и выписала штраф в 10 000 рублей. За то, что не успел, вместе с группой людей, вовремя покинуть место проведения митинга по его окончании. Против пенсионной реформы народ сейчас выходит – такое чувство, сажать будут. 

 

– И как они там в правительстве собрались повышать пенсии тем, кто на них успел попасть – говорят, что каждый месяц будут ступенчато повышать, – если уже повышают пенсионный возраст? Министр финансов говорит, что не потянет такие меры, нереально – максимум два-три месяца можно повышать, больше денег нет. 

 

– А деньги есть – если не снимать, например, подоходный налог с олигархов, как это сейчас сделали. И если проверить, например, все пилорамы в нашей Вологодской области хотя бы – простую конкретную вещь сделать, и уже деньги найдутся. Проверьте «чёрное» трудоустройство, когда люди в конвертах зарплату получают, а предприниматель уходит от налогов. Потому что, тоже надо отметить – если он заплатит все налоги, то останется ни с чем.

 

– Вот эти проблемы надо решать, этим надо заниматься. Внутренними делами. У нас за двадцать лет всего два завода построено – нефтеперерабатывающий завод в Ярославле и маленький заводик в Киришах. Нефть, газ, металлы – всё за границу уходит, на экспорт. Лес – отдельная история. Старого толстого леса я в вагонах уже практически не вижу, вырубили, только молодой лес везут. И уходит он в порты, а оттуда за рубеж. Хотя президент говорит, что у нас есть своя деревообрабатывающая промышленность. А где она? Лес гниёт или уходит китайцам. В Ленобласти сейчас вообще вот как мошенничают предприниматели: жгут вырубленный лес – пока никто не видит, они специально дежурят и переговариваются по рации, не едет ли мимо кто, – жгут вырубленный лес, от этого немного загорается лес вокруг, ну корни подгорают немного, и они потом практически нетронутый лес покупают по дешёвке, как горелый. 

 

– А президент занимается Сирией. Надо поднимать Сирию, чтобы снизился поток беженцев в европейские страны. А свою страну, свой народ когда поднимать? 

 

– Хочется сказать: поменяй ты власть, поменяй неэффективное правительство. Вызови каждого олигарха в кабинет и скажи: вот эту часть твоих доходов отдай тем, кто нуждается – детям, старикам, больным. Убери ты эту «Единую Россию», и единороссы сами рассосутся – наворовали уже – или перейдут в другие партии и будут потом говорить, что им просто вилы в бок ставили, принуждали их. Вот этого человека сюда поставь, этого – сюда, и скажи им делать то-то и то-то. Но такой бардак… Такое чувство, Сталина на них всех нет. Чтобы пришёл и разобрался. Нет настоящего хозяина – и нет порядка в стране. 

 

Но тут я вынужден поспорить с человеком, у которого взял комментарий и которому, конечно, симпатизирую. «Сталина на них нет» – не аргумент, и вот почему.

 

Говоря о Сталине, мы в первую очередь имеем в виду сильную авторитарную власть, принимающую решения, которые могут многим не угодить (ну допустим, условным «олигархам»), но считаются ею, властью, необходимыми. И она, не прогибаясь под недовольство заинтересованных лиц, эти решения принимает. В порядке ультиматума. Потому что так надо и так правильно. И вот хотелось бы нам, допустим, чтобы сильная рука навела порядок, почистила карманы госбизнеса и отменил антинародную, по сути, реформу. И мы вопрошаем: да что там за слабаки такие управляют народом, что не могут остановить зажравшихся, сидящих на его спине капиталистов?

 

А в том и дело, что управляют – не слабаки. Управляет сила. И эта сила как раз и приняла очень непопулярную в народе пенсионную реформу. Потому что «так надо». Условный «Сталин», вождь нашей эпохи – это собирательный образ вполне определённых лиц из правительства, Думы, региональных и муниципальных властей, олигархов, спецслужб и военной верхушки. На поверхности, так скажем, всё это выглядит как правительство Дмитрия Медведева, который остался на своём посту после коррупционных скандалов, да теперь ещё и запустил реформу, о которой речь. Народ против – не утихают многотысячные митинги по всей стране? Реформа всё равно пройдёт, прикрытая, правда, абсурдными иносказаниями вроде «совершенствование пенсионной системы» или «повышение трудоспособного возраста». Депутаты из «оппозиционных» КПРФ, «Справедливой России», ЛДПР, «Яблока» – тоже выступают против, с обоснованной и подробной критикой? Реформа всё равно пройдёт, потому что эти партии ничего не решают, а «Единая Россия», познакомившая всех со своей демагогией, воровством, откатами, взяткодательством и взятковымогательством, пропагандистским давлением на избирателей с помощью уже известной схемы «голосуй за нас, или у тебя будут проблемы на работе» – всё равно будет вывешивать по городам свои баннеры, избираться, занимать места и продавливать очередные непопулярные решения. Да в конце концов, реформа не затронет – а если и затронет, то очень мягко – только силовиков, МВД, армию и Росгвардию. То есть, всё ту же «силу» (вспомним реального Сталина, за властью которого стояли, по меньшей мере, Берия и НКВД). А для народа она носит ультимативный характер и будет принята любой ценой. Ценой народного возмущения – точно. Потому что это логика военного времени. Только война – скорее к сожалению, чем к счастью – экономическая. Экономическая война наших элит с западными, в которой пенсионный фонд – просто ресурс.

 

В 2014 году, после известных и знаковых событий в Крыму, начался судебный конфликт между российским «Газпромом» и украинским «Нафтогазом». В Стокгольмском арбитражном суде. По итогам исков этот суд обязал «Газпром» выплатить 2,63 млрд. долларов «Нафтогазу» за недопоставку согласованных транзитных объёмов газа. Но главные убытки «Газпрома» – в другом. Во-первых, к лету этого года судебный конфликт привёл к заморозке активов «Газпрома» в Великобритании, что, в свою очередь, привело к тому, что иностранные банки ограничили выдачу «Газпрому» кредитов. А ведь в этом году «Газпром» собирался профинансировать рекордную инвестиционную программу в 1,3 триллиона рублей, треть из которых планировалось привлечь именно с внешнего рынка. Во-вторых, решение европейского суда обязывает «Газпром» торговать с Украиной по общеевропейским конкурентным ценам – а не по тем, которые выгодны одному из крупнейших российских предприятий. В информационных источниках говорится о том, что сложные геополитические отношения Москвы с Западом, особенно с Великобританией (видимо, в связи с делом Скрипалей) – внесли свою лепту в убытки «Газпрома». 

 

Начиная с присоединения Крыма – и далее по нарастающей, – российские элиты всё больше погружаются в экономическое противостояние с элитами западными. Пресловутые «западные санкции» сокращают поток финансирования в российскую экономику, точечно бьют по крупнейшим российским олигархам и их предприятиям – наносят ущерб, который можно будет оценить только комплексно и со временем. События, последовавшие за Крымом – от Донбасса до дела Скрипалей – только ожесточают это противостояние. Идёт экономическая война – но не за какое-то народное благо, а за конкретные интересы околоправительственного бизнеса и геополитическое влияние. Похоже, теперь наша верхушка решила восполнить немалую часть своих убытков из пенсионного ресурса.

 

Чтобы не допустить такой ситуации, должна не быть не одна «сильная рука», а много сильных рук. Много политических сил, каждая из которых должна представлять народные интересы. Должен быть активный и сознательный народ, который имеет возможность бороться за свои права, не рискуя при этом сесть в тюрьму. И, видимо, должны быть сильные профсоюзы. Не фиктивное, с людьми, допущенными местной властью, а эффективное рабочее движение, обладающее своей политической силой. Нужна та самая пресловутая демократия – с теми элементами социализма, которые хорошо показали себя на советской практике. Но так построена система и «вертикаль», и так мы уже много лет живём, успокоенные нефтяным благополучием 2000-х, более не спасающим, – что ничего этого нет и неоткуда взяться. Потому остаёмся без пенсий.

 

БАБАЕВО – МОСКВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *