Национальная литература: СУДЬБА – ИНДЕЙКА

В начале 90-х годов прошлого века ничто не предвещало, что чувашская литература окажется в архикритическом состоянии

Рубрика в газете: Наболело, № 2019 / 26, 12.07.2019, автор: Николай МАКСИМОВ (ЧЕБОКСАРЫ)

Дело случая

Ну да, были проблемы! У автора этих строк, к примеру, выпуск романа «Место в жизни» в издательстве «Современник» не раз переносился на очередной год из-за – теперь трудно даже представить! – нехватки бумаги, в итоге увидел свет гораздо позже и в другом издательстве. Но это были проблемы общероссийские. Они, худо-бедно, со временем рассосались. В чувашской же литературе, наоборот, продолжали накапливаться. И сегодня она оказалась в такой трясине, что самой ей уже не выбраться.
Всё началось в 1993 году. Тогда состоялись выборы первого президента Чувашской Республики. Фаворитом был молодой, но уже прожжённый политик Николай Фёдоров. Неожиданно проявившись в годы «перестройки», он к тому времени успел побыть депутатом Верховного Совета СССР, министром юстиции РСФСР. Главное же – пропитался столичным духом, набрался необходимого политику цинизма. Даже прославился рядом неоднозначных поступков, например, выдачей властям ФРГ смертельно больного Эриха Хонеккера – экс генерального секретаря СЕПГ и председателя Госсовета ГДР.
Угораздило же тогда ввязаться в борьбу за кресло президента председателю Союза писателей Чувашии Хведеру Агиверу. Вскоре он собрал свою команду в русском драмтеатре Чебоксар, чтобы обсудить план предвыборных действий. Тут, откуда ни возьмись, появляется Фёдоров с помощниками и сходу рвётся на сцену. Не привыкшие к такой нахрапистости провинциалы сначала прямо-таки опешили, но опомнились быстро и нежданных гостей попросили вон. Дорого же обошёлся этот поступок и самому Агиверу, и писателям республики, и всей национальной литературе! Масла в огонь добавило то, что литераторы ослушались нового руководителя республики и не распустили партийную организацию.
Новоявленный президент немедленно взялся за усмирение строптивых писак. Первым делом оставил их без места пребывания, отобрав у СП ЧР особняк купца Ефремова. Затем чувашские литераторы лишились своего Дома отдыха в Заволжье. Этого президенту показалось мало, давление на писателей продолжалось. Союз лишили всяческой государственной поддержки. С подачи руководителя администрации Петра Краснова (он же в разное время – депутат Верховного Совета – Госсовета ЧР, министр культуры, министр информационной политики, ныне – директор НИИ гуманитарных наук) решили авторам за литературные труды гонорары не платить. Дескать, писатель должен работать не за деньги, а по зову души, якобы в царской России они вообще не получали вознаграждения. Для пробы гонорарные фонды убрали в литературных журналах. Но это вызвало сильную критику общественности, и не только в Чувашии. И «самый демократичный демократ Европы» Фёдоров всё же разрешил книжному издательству выплачивать авторам гонорар, правда, чисто символический. Не менее символическая оплата вернулась и в журналы.
Пришедший на смену Фёдорову его выдвиженец Михаил Игнатьев не стал «новой метлой», продолжил линию своего учителя. Долго рассказывать, как его администрация и министры шаг за шагом зажимали писателей и литературу, потому лишь отметим, что осталось на сегодня в сухом остатке. В Чувашии из пяти литературных журналов (включая детско-юношеский и сатирический) остался лишь один, и тот в усечённом виде. Вся его редакция состоит из одного человека. Чувашгиз за счёт средств бюджета издаёт художественной и детской литературы в 4 раза меньше, чем было в начале 90-х годов. Гонорар в размере 2,5 тыс. рублей за авторский лист в Чебоксарах считается ну очень высоким. В Союзе профессиональных писателей нет ни одной штатной должности.

Чувашский художник Праски Витти. Два прыжка в космос

Неча на зеркало пенять

Однако было бы неверно сваливать все беды на козни властей предержащих. Да, так случилось, что руководителям Чувашии литература до лампочки. Судя по их мастерству публичного выступления, они не заморачивались ею даже в рамках школьной программы. И всё же ещё вопрос, кто больше виноват в создавшейся ситуации: власть или сами писатели.
Да, немыслимое сокращение издания книг, смешные гонорары, превращение Союза профессиональных писателей (правопреемника СП ЧР) в бездомного бомжа – это всё дело рук высокого начальства. А вот в закрытии журналов участвовали сами писатели. Те, которых, согласно их почётным званиям, должен уважать весь народ.
Так, операцию по ликвидации старейшего журнала «Ялав» (Знамя) мастерски разработал и осуществил народный писатель Чувашии Сергей Павлов. Ссылаясь на финансовые трудности по его изданию, он как бы объединил его с журналом «Тăван Атăл» (Родная Волга). При этом втиснул в него «Ялав» под старым названием «Сунтал» (Наковальня), под которым вышел его первый номер в июле 1924 года. (Был бы «Ялав» жив, нынче отмечали бы его 95-летие). Кое-кто тогда подумал, что Сергей Павлов совершил благородное дело, вернув изданию имя, наречённое его «родителями». Ан нет, оказалось, это было сотворено для того, чтобы легче забылось название «Ялав». И точно, со временем вкладыш как-то незаметно исчез. И никто даже не пискнул в его защиту.
Внёс свою лепту и народный поэт Валери Тургай. Он разработал «Стратегию развития АУ «Издательский дом «Хыпар». В ней предусматривалось «в целях оптимизации расходов учреждения… временно прекратить издание журнала «ЛИК» (Литература. Искусство. Культура)», «уменьшить объём литературно-художественного журнала «Тăван Атăл» на 25 – 30 процентов». У нас ведь как, только начни делать что-то «временно», дальше всё пойдёт сам собой.
Я далёк от мысли, что наши уважаемые народные писатели против национальной литературы. Ну что вы, они и сейчас горячо говорят о необходимости её развития, разоблачают каких-то безымянных деятелей, тормозящих этот процесс. Тургай так вообще чуть ли не каждое выступление завершает кличем, выдвинутым в своё время народным поэтом Петром Хузангаем: «Мы (чуваши) были, есть и будем!» Я верю, что говорит он искренне, от души. Просто в те периоды, когда определялась судьба журналов, С. Павлов и В. Тургай возглавляли издательские дома. Соответственно, они исполняли приказы свыше, активно проявляя инициативу. Хотя это всё одно не помогло им усидеть в руководящих креслах.
Тут требуется пояснение. В Чувашии, в отличие от других республик, литературные журналы подчинены журналистским организациям: сначала Издательскому дому «Хресчен сасси» (Голос крестьянина»), генеральным директором – главным редактором которого был Сергей Павлов, затем – Издательскому дому «Хыпар» (Вести), генеральным директором – главным редактором которого в течение нескольких месяцев побыл Валери Тургай.
Другой серьёзной причиной невзгод чувашских писателей считают их разобщённость. Шутка ли, до недавнего времени они состояли в трёх союзах и ещё одной ассоциации! Соответственно, чувашских литераторов с членскими билетами стало больше, чем в иных немалых европейских странах. Главное же, эта раздробленность крайне выгодна правительству. На любую просьбу какого-либо союза у чиновников готов ответ: «Хорошо, поможем вам, а что скажут другие? Вы же все равноправные. А на всех средств не хватает». Слава богу, писатели начали понимать абсурдность такой ситуации. На прошедшем этой весной съезде Союза профессиональных писателей состоялось объединение с Союзом писателей «Хурăнташ» (Родственники) Хв. Агивера. Но председатель третьего Союза народный писатель Михаил Юхма всё ещё упорствует.

Народ плюнет – море будет

Не обессудьте за эти, возможно, не очень этичные слова. Так говорят у нас в народе.
Речь вот о чём.
Положа руку на сердце, нахождение писателей в разных объединениях нисколько не должно мешать им в проявлении гражданской активности. В конце концов, писатель – это независимая организация, в которой заказчики, проектировщики, подрядчики и прочие делатели – все в одном лице. Кто запретит ему высказаться публично? Если потребуется, обратиться к общественности всей страны? Случись такое, большинство нынешних бед обошли бы нас. Это отнюдь не голословное предположение.
В начале 2016 года председателем правления СПП ЧР стал известный писатель и журналист Геннадий Максимов. Он – заместитель главного редактора ИД «Хыпар», то есть издателя литературных журналов. Однако как писатель прекрасно понимает, что прикрепление их к газете – это ненормально. Потому начал активно работать над тем, чтобы не просто сохранить журналы, а передать их под крыло Министерства культуры, при этом расширить штаты, чтобы редакция состояла не из одного-единственного главного редактора. Согласия власти на это он хотел добиться, не вынося сор из избы, чтобы, так сказать, лишний раз не порочить республику. Собирал делегации из авторитетных писателей и встречался с главой республики, с руководителем его администрации, с министрами культуры и информпечати. Провёл собрание членов СПП. Начальству намекал, что если ничего не изменится, писатели молчать не станут, поднимут шум на всю страну. Дескать, уважаемые руководители, оно вам надо? Руководителям этого было не надо, они желали выглядеть цивилизованными людьми, потому потихонечку начали отступать. Ведь, по сути, средств на решение скромных просьб писателей требуется не так уж много. Сократи число банкетов за год на один да пригласи на праздники эстрадных «звёзд» хотя бы на одного меньше – и все дела. Короче, 28 сентября 2017 года по поручению Юрия Васильева, руководителя администрации главы республики, у тогдашнего министра информпечати Александра Иванова провели совещание, где решали судьбу журналов. И решили! «Сохранить указанные журналы «Капкăн», «ЛИК, «Тăван Атăл», передав их издание в ведение Министерства культуры…» Но тут, видно, кто-то из чиновников прозрел: а действительно ли писатели осмелятся поднять бузу? Председатель союза – человек при должности, у членов правления тоже свои интересы – кому звания хочется, кому – премий, грантов… И решил этот кто-то: нет, руководство СПП не станет поднимать шум. Тогда председатель правительства ЧР Иван Моторин 27 апреля 2018 года на чаяния писателей наложил… резолюцию: «С целью оптимизации структуры и повышения эффективности деятельности государственных учреждений Чувашской Республики выделение дополнительных средств из республиканского бюджета Чувашской Республики на функционирование нового государственного учреждения считаем нецелесообразным». Интересно, будь г-н Моторин премьер-министром региона у себя на родине, в Усть-Каменогорской области Казахстана, посмел бы он так ответить на просьбы казахских писателей? И что бы с ним после такого демарша стало? В Чувашии же появились сообщения, что Моторин остался единственным реальным резервистом на пост главы республики после предстоящего ухода Игнатьева.
…А Геннадий Максимов на прошедшем съезде СПП ЧР, завершив свой доклад, попросил: «Коллеги, Христом богом прошу, больше не выдвигайте меня ни в председатели, ни в члены правления».

Анатолий Миттов. Чувашский рай

Язык – не просто школьный предмет

Было бы неверно, обсуждая проблемы национальной литературы, оставлять в стороне проблемы родного языка. Нет, речь не о принятых Госдумой поправках в Закон «Об образовании в Российской Федерации» в части изучения родного языка. На мой взгляд, в этом деле есть более важный момент.
Школьная программа – не панацея от процесса сужения сфер использования национальных языков. Даже если сделать родной язык обязательным предметом и в школах, и в колледжах, и в вузах, молодых людей, желающих общаться на нём, вряд ли прибавится. Главное тут – самосознание, основанное на гордости за свой народ, соответственно, за принадлежность к нему. Испокон веков у чувашей было много выдающихся личностей всероссийского и даже всемирного масштаба. Казак Ермак, завоевавший Сибирь, архитектор Пётр Егоров, которому лично Екатерина II поручала строительство ряда храмов, друг Пушкина, всемирно известный китаевед Никита Бичурин, великий просветитель поволжских народов Иван Яковлев… Или вот, помните у маршала Жукова: «Вошёл помощник Сталина с характерными чувашскими скулами». Министр авиационной промышленности СССР Пётр Дементьев, немало сделавший для обеспечения паритета в вооружениях между СССР и США. Народная артистка СССР балерина Надежда Павлова, выдающийся советский легкоатлет Ардалион Игнатьев, космонавт СССР Андриян Николаев… Это лишь некоторые имена. Чувашские юноши и девушки гордились ими. И гордились тем, что они сами чуваши. Не мудрено, что на улицах городов и сёл республики везде был слышен родной язык. Только среди современных чувашей таких известных людей будто бы стало меньше. Выдающиеся учёные, бизнесмены, руководители, спортсмены, конечно же, есть. Но они почему-то проявляются за пределами региона, соответственно, чувашами не представляются. А в республике, по известным причинам, таким людям просто нет места… Когда чуваши станут примером в культуре (в первую очередь, повседневной), бизнесе, науке, спорте, когда о Чувашии и чувашах начнут говорить уважительно, как пример для подражания, тогда не потребуется обязаловка в изучении родного языка. Как у таких же малых народов, как эстонцы, чеченцы… В числе таких достижений должны оказаться и произведения национальных писателей. И они есть, я в этом уверен! Только никто их пока не читал, потому что не изданы. Совсем недавно от нас ушли замечательные поэты Михаил Сэниель, Василий Эндип. У них в столах остались рукописи на многие тома. Однако при жизни они даже к юбилейным датам не смогли выпустить хотя бы небольшие книжки. Мало того, в Чувашии отдельных писателей не то что издавать, даже упоминать в СМИ запрещено (негласно, конечно), потому как они имели неосторожность покритиковать высокопоставленных руководителей.

Скорлупа – укрытие хрупкое

Экс-председатель СПП ЧР Геннадий Максимов в отчётном докладе съезду рассказал о том, как живут соседние писатели. Коротко это выглядит так:
Башкортостан. В республике издаётся 11 литературных журналов: 6 – на башкирском, 2 – на татарском, 3 – на русском языках. В штатах редакций от пяти до двенадцати человек. У Союза писателей своё здание. В штате правления пять человек, собираются расширить до 7;
Татарстан. В республике 5 литературных журналов. В каждом трудятся по четырнадцать человек. У союза писателей – свой особняк. В штате правления шестнадцать человек;
Марий Эл. В республике 3 литературных журнала. Редакции состоят из четырёх – пяти сотрудников. В штате правления Союза писателей пять человек.
Что важно – все эти союзы и их журналы содержатся министерствами культуры.
Это сообщение привело участников съезда чуть ли не в шоковое состояние. Похоже, стало неудобно и присутствовавшему на нём министру культуры Геннадию Яковлеву. Он пообещал «принять все меры», чтобы помочь «мастерам пера». И правда, через какое-то время новый председатель СПП Лидия Филиппова давала интервью СМИ о том, что министр выделил писателям комнату в Доме дружбы народов. Только о такой мелочи, как договор аренды, почему-то забыли. А цену слов наших чиовников мы уже видели в начале статьи.
Ладно, порадуемся за коллег из соседних республик и поразмышляем вот о чём. На самом ли деле у них всё так хорошо? Все знают, что искусство (в том числе и литература) развивается лишь тогда, когда налажен процесс взаимообогащения с искусством других народов. Советские идеологи это хорошо понимали. Потому существовал некий порядок обязательного издания произведений национальных авторов на русском языке для читателей всей страны. Иначе откуда бы мы узнавали о замечательных народных поэтах и писателях, как, к примеру, башкир Мустай Карим, татарин Габдулла Тукай, удмурт Николай Байтеряков, мариец Геннадий Матюшевский, эрзянин Кузьма Абрамов, балкар Кайсын Кулиев, аварец Расул Гамзатов, чеченец Абузар Айдамиров, якут Далан. Сегодня Москва не любит издавать переводы с языков «малых народов». (Справедливости ради, она не любит издавать и русских писателей из провинций с их истинно русским духом). Между тем все говорят о единении народов России в одну российскую нацию. Послушайте, для этого лучшего инструмента, чем литература, просто не найти! Так почему бы в Москве не создать отдельное государственное издательство, которое бы занималось исключительно распространением произведений национальных писателей? Частные издательства не заставишь пойти на это. У них бизнес, однако. Вообще, почему развитие национальной литературы возложено главным образом лишь на республики? Больше половины тех же чувашей, к примеру, проживает за пределами республики. Все трудятся, отчисляют налоги в российскую казну. Так и с другими народами. Тогда почему Россия отстранилась от проблем национальной литературы? Да, вроде бы и есть некая поддержка, скажем, грантами, которые появляются в год по чайной ложке. Только в других странах гранты служат дополнительным поощрением к творчеству, у нас они заменяют постоянную поддержку. Конечно, казне это дешевле на порядок. Однако не деньги, а духовность, дух людей – вот главное, что делает народ народом. Не будет этого – развалится всё. Впрочем, разве им, помешанным на деньгах, объяснишь…
Есть и другая сторона медали. Неприятная. Я человек не очень коммуникабельный. Всё же иногда перекидываюсь мнениями с коллегами из соседних регионов.
После таких общений иногда создаётся впечатление, что кое-кто из них считает себя выше нас, собратьев из небольших республик. Соответственно они полагают, что от таких, как мы, и взять-то нечего, так какой смысл в дружбе? Конечно, в открытую так никто не скажет. Выдают тон разговора, жесты, мимика. Не зря же нас называют инженерами человеческих душ… Таким людям, похоже, чертовски нравится жить в своей скорлупе, где сытно и тепло. Они не хотят пускать туда никого из посторонних, полагая при этом, что сами стоят выше других. На чём основано их самомнение? Скорее всего, лишь на том, что у них республики «покруче». Приучили нас делить народы на великие, большие, не очень большие, малые, малочисленные… Отсюда в некоторых из них при подходящих условиях вполне могут проклюнуть зачатки своего рода шовинизма по отношению к «меньшим» братьям. Страшное это семя, не дай бог появиться росткам… Хотя ведь если звезда на небосклоне кажется меньше остальных, необязательно, что она маленькая. Может, она просто выше других. Талант отдельного человека не измеряется численностью народа, который он представляет. Чувашская литература, к примеру, до недавних пор считалась одним из ярких в СССР. Имена народных поэтов и писателей Петра Хузангая, Якова Ухсая, Николая Ильбека, Анатолия Емельянова были известны не только в великой нашей стране, но и за её пределами. Народ наш с тех пор ещё не успел оскудеть талантами, уж где-где, а в литературе может соперничать со всеми на равных.
Нет, друзья мои, скорлупа для нас, писателей, не подходит. Мы должны плавать на большом корабле, где всем есть место и всем хорошо. Такой политики хотелось бы от республик. Такой политики хотелось бы от России.

Вдогонку

Есть такая мысль. Зачем нам, национальным писателям, иметь обязательно свои союзы? Ничего обидного не случилось бы, если вместо СПП Чувашии появилось Чувашское отделение Союза писателей России. Это же вполне возможно, ведь мы все – члены нашего общероссийского объединения. Тогда нам стало бы легче иметь дело с той же упёртой в нелюбви к литературе местной властью. Одно дело – им разговаривать с зависимыми от них руководителями СПП, другое дело – с подразделением СП России. Появилась бы и возможность в случае необходимости обращаться непосредственно в центральные организации. Так в чём дело? Или мнимая национальная гордость не позволяет решиться на такой шаг?


Николай Николаевич Максимов – писатель. Окончил истфилфак Мордовского госуниверситета и отделение журналистики Горьковской Высшей партийной школы. Автор десяти романов.


 

2 комментария на «“Национальная литература: СУДЬБА – ИНДЕЙКА”»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *