Наука и церковь: одинаково обременены проблемами?

Рубрика в газете: Давайте спорить, № 2019 / 22, 14.06.2019, автор: Александр АНДРЮШКИН (Санкт-Петербург)

Недавние Екатеринбургские события – противостояние вокруг стройки храма – показали, что никуда не исчезло классическое противостояние последних веков, а именно, соперничество церкви и широко понимаемых «научных ценностей». Можно спорить, какая из сторон права, а можно заглянуть за кулисы и посмотреть, чем «больна» каждая из двух противоборствующих сторон. Именно это и хотелось бы сделать в данной статье, которая, автор надеется, даст толчок дискуссии по поднимаемым проблемам.


Александр АНДРЮШКИН

После 1991 года Академия наук в России так и не вышла из кризиса. Продолжают возникать слухи о тотальных реорганизациях, и, действительно, предпринимаются попытки реорганизаций. Раздаются голоса за то, чтобы «вернуться к модели СССР» – но, кажется, говорящие так сами не хотели бы, чтобы их призывы сбылись. Однако, за обсуждением текущих проблем не упускаем ли мы из вида кризис более серьёзный, а именно: возможность того, что наука как движение вообще закончилась?

Это с одной стороны. А с другой, для всех очевидны и проблемы Русской Православной Церкви. Ощущение новизны, сопровождавшее «Второе Крещение Руси» (формулировка покойного Патриарха Алексия) исчезло, и как-то всё меньше тянет заходить в храм, где, как это заранее известно, ничего неожиданного не услышишь: из года в год повторяется всё тот же цикл церковных праздников, разве что чуть сдвигаемых календарно то в одну сторону, то в другую (а иначе совсем было бы уныло: праздновать, например, Пасху всё время в одно и то же число…). Пройдя два – максимум, три – таких годовых цикла, многие охладевают к церкви – автор статьи готов подтвердить это в отношении себя самого.

Однако, мы помним критику церкви ещё с советских времён; громко звучит она и сегодня. Поэтому я и не хотел бы начинать с неё (о проблемах церкви – в конце статьи), а начать хотел бы с того, что озвучивают реже: с проблем современной науки.
Идеологи науки когда-то пустили в оборот миф о якобы безграничных возможностях нового просвещённого века, однако в реальности промышленный рабочий никаких благ не получил, кроме сомнительной привилегии трудиться в электрифицированном цехе и ездить в переполненном трамвае или троллейбусе.

Для того, чтобы обозначить хоть какое-то своё превосходство перед жителями деревни, городской человек толковал с важным видом о «разумном планировании семьи» – и не просто толковал, но и практиковал это «разумное планирование» варварским способом массового аборта.

Проблема эта хорошо известна, и вряд ли нуждается в новом озвучивании: всеобщая вера в комфорт и есть главная причина того, что в начале ХХI века «традиционно-христианское» население стало составлять менее половины жителей Земли. (Я беру максимально широко, включая в число «традиционно-христианских» регионов Латинскую Америку и неарабскую Африку.)

Но я не хочу уподобляться тем, кто обличает комфорт с позиций ригористической морали, и зайду с другой стороны: в эпидемиях средневековья был свой глубокий смысл, и они, во многом, сознательно продуцировались Церковью.

Церковь намеренно, через Таинство Причастия, распространяла смертельные эпидемии, – но при этом добивалась великой цели: производила отбор, убивая слабых, а сильных оставляя не просто живыми, а воцерковлёнными.

Сегодня, отказавшись от «общей слюны» Причастной Чаши, человечество в наказание за это получает два удара: а) не умирают, а всё более многочисленными становятся дефективные особи; б) сильные получают возможность нецерковного доминирования над «ближними».

Эта страшная особь: биологически мощное существо (неважно даже, мужского или женского пола), лишённое церковной морали, но нацеленное на личный комфорт, – и есть главный продукт НТР и, в то же время, главная причина вымирания европейских этносов.

Наука успешно вывела своего гомункулуса, бесстыдно проматывающего принадлежащие его этносу и не наукой добытые блага, но при этом прикрывающегося весьма благородными лозунгами, главный из которых – «предотвратить ядерную войну». (Здесь, кстати, проявляется поразительная внутренняя противоречивость науки: зачем было создавать атомную бомбу, если её не планируют применять?)

Этот гомункулус настроен антицерковно, но, в то же время, он странно восприимчив к нехристианским идеям, именно поэтому его нельзя выпускать в космос: встретившись с инопланетными существами (если, конечно, таковые имеются во Вселенной), он может, вместо того, чтобы обратить их в христианство, сам стать адептом их религии.

Следовательно, первейшая задача церкви сегодня – остановить космическую программу человечества до тех пор, пока население Земли целиком или почти целиком не воцерковится.

Точно так же и по тем же причинам в средние века церковь сознательно тормозила мореплавание (хотя техника уже позволяла пересечь океан); кроме того, Господь через церковь (этого не будет отрицать ни один верующий) попускал эпидемии чумы, холеры и других смертельных болезней – дабы напугать и смирить европейцев; попускал и междоусобные войны в Европе для того, чтобы ещё не до конца христианизированная Европа не забывала о своей греховности.

И сегодня, думается, церковь должна не только остановить космические полёты, но и не препятствовать человечеству в его гордыне погрязнуть ещё глубже в военных конфликтах и в новейших эпидемиях СПИДа, рака и сердечно-сосудистых заболеваний (две последние категории болезней я называю эпидемиями, конечно, в силу их большой распространённости, а не в силу инфекционной природы). Всё это до тех пор, пока человечество не придёт в массе своей ко Христу: пока не вернётся ко Христу большинство европейцев и не будут впервые приведены к Господу иные цивилизации.

***

Вспомним недавно всколыхнувшие всю страну Екатеринбургские события мая этого года – жёсткое противостояние сторонников и противников стройки храма.
В Екатеринбурге церковь проиграла, это ясно, и Патриарх Кирилл, заявивший 26 мая, что Русская Православная Церковь строит «по три храма в сутки», вынужден был прибегнуть к этому, скажем помягче, преувеличению, для того, чтобы скрасить неудачу. Он заявил, что за 10 лет построено 30 тысяч храмов, и это гораздо больше, чем «по три храма в день», но вопрос: а что считать «храмом»? Насколько мне известно, отдельно стоящее здание тюремного храма в России до сих пор всего одно: в колонии Металлострой под Петербургом: храм был освящён ещё прежним Патриархом Алексием. Во всех остальных местах заключения «тюремным храмом» именуется комната, отведённая администрацией для богослужений; точно так же и «больничным храмом» порой называют комнатушку с иконами и не более того. При таких подсчётах, конечно, легко обогнать количество научных лабораторий, с числом которых тоже, разумеется (как и всегда со статистикой), не всё ясно.

На первый взгляд, Екатеринбургские события свидетельствуют о торжестве науки и связанного с ней «ЗОЖ» – «здорового образа жизни». Люди, мол, хотят гулять в парках, а церковь вместо зелёных насаждений навязывает какие-то глупые храмы.

Общественное мнение, вроде бы, против церкви, но глубинные процессы говорят, по-моему, совсем об ином. Основные научные школы сегодня зашли в тупик (бессмысленная и дорогостоящая махина «адронного коллайдера» и т.д.), но учёные в этом публично ни за что не признаются. Наличие системного кризиса науки угадывается скорее по косвенным признакам, например такому: современная наука образовала союз с иудаизмом и с исламом против христианства.

О союзе атеистической науки с иудаизмом написано много, и мы не будем повторяться. Союз науки с исламом менее очевиден, но автор этой статьи, как переводчик с фарси и с арабского, готов засвидетельствовать: такой союз имеет место.

Как я понимаю, Российская академия наук поручила деликатно прощупывать возможность этого союза двум виднейшим представителям отечественной гуманитарной мысли. Оба они – действительные члены РАН с 2016 года, и оба «по диплому» (по первой полученной специальности) являются арабистами, хотя об этом мало кто знает. Первый из этих учёных – директор Госэрмитажа М.Б.Пиотровский (да-да, он по первому образованию арабист, стажировался в Каире, работал в Йемене и обе своих диссертации защитил по вопросам арабской истории); второй академик – директор Института философии РАН и Президент Российского философского общества Игорь Смирнов. Он тоже по диплому арабист, закончил Институт дружбы народов и обе диссертации защитил по арабской философии (кандидатская: «Философия Ибн Араби» и докторская: «Процедуры формирования смысла в средневековой арабо-мусульманской философии»).

Кроме этих двух учёных (занимающих, надо отдать им должное, весьма взвешенную и мудрую позицию) есть и громадное количество других, настроенных уважительно по отношению к исламу, но, увы, резко негативно по отношению к христианской церкви, причём этот «двойной стандарт» характерен не только для России, но и для всего мира.
Доказательств множество, я возьму лишь одно: выходящий в Москве с 2010 года «Ежегодник исламской философии «Ишрак» («Озарение»)», публикуемый под патронажем Института философии РАН, возглавляемого И.Смирновым. Проект подаётся как международный: главный редактор этого солидного, как правило, более чем 500-страничного ежегодного тома – Янис Эшотс (Латвийский университет), а в качестве членов редколлегии задействованы представители следующих научных институтов (перечисляю не имена учёных, а только организации, которые они представляют): Институт исмаилитских исследований (Великобритания), Неапольский институт востоковедения (Италия), Йельский университет (США), Тюбингенский университет (Германия), Мурсийский университет (Испания), Университет Прованса (Франция), Франкфуртский университет им. Гёте (Германия), Национальный центр научных исследований (Франция), Иранский институт философии (Иран), Институт востоковедения РАН (Россия), Токийский университет (Япония), Университет Мармары (Турция), Университет МакГила (Канада), Университет Кентукки (США), Университет Мухаммада V (Марокко), Бостонский колледж (США), Тегеранский университет (Иран), Университет Дж. Вашингтона (США), Институт восточных рукописей РАН (Россия), Эксетерский университет (Великобритания), Ливанский университет (Ливан), Институт Муллы Садры (Иран), Каирский университет (Египет), Университет Стони Брук (США), Свободный университет Берлина (Германия).

Удивительный «коктейль», не правда ли, уважаемый читатель? Вот с кем, с какой могучей научной армадой на самом деле столкнулись Екатеринбургские строители храма! Их удивило, когда в дела Екатеринбурга вмешались многочисленные «правозащитники» во главе с Навальным, когда в город прибыли корреспонденты крупнейших западных СМИ… Но эти «правозащитники» – лишь слабенький летучий авангард той громадной армии атеистов, стратегию действий которой планируют серьёзные научные штабы.

Настороженность по отношению к Российской академии наук (и вообще к учёным) я пару раз осторожно высказал в беседах с моими исламскими друзьями – но в ответ получил только красноречивое молчание. Оно и понятно: зачем им пилить сук, на котором они сидят? Академия наук, научно-техническое сообщество – это те люди, которым сегодня в России делегировано право и обязанность контачить с исламским миром. Это касается как поставок в страны исламского Востока высокотехнологичной продукции («Росатом», «Ростех» и т.д.), так и общего осмысления принципов и целей взаимодействия с исламскими странами (РАН).

Мусульмане (в частности, действующие в России представители различных арабских фондов) хорошо это понимают, и, если в первые постперестроечные годы у них имелись серьёзные контакты с нашими патриотическими партиями и движениями (в том числе, с Союзом писателей России), то сегодня контакты исламистов свелись практически к кооперации с РАН и преследуют скрытую, никогда не афишируемую цель совместной борьбы с «православным шовинистическим русским мракобесием».

Меня спросят: не далековато ли я ушёл от обещанного в начале статьи разговора о внутренних проблемах современной науки? На это я возражу: стратегия науки – это, по-моему, и есть то, что заслуживает настоящего внимания, – а не надуманные проблемы «коммерциализации» науки, о которых любят поговорить одни, или «аморальности атеистической науки», на что любят указывать другие. Мне кажется, что ислам это то, что пришло в наш мир «всерьёз и надолго», и ведущие учёные всего мира это поняли и внутренне уже подчинились исламу, вступили с ним в долговременный союз против христианской церкви.

***

Теперь несколько слов о проблемах Русской Православной Церкви, как они видятся мне, глубоко верующему мирянину.

«Социальная концепция РПЦ» не раз подвергалась критике со стороны так называемых церковных фундаменталистов, и я бы хотел внести свою лепту в эту критику. Конечно, можно понять творцов этой концепции (суть которой суммируется одной фразой: «Церковь не ведёт активной борьбы с секулярными ценностями»): церковь в России только-только вышла из подполья, она вся ещё пронизана скрытыми врагами и провокаторами; нужны хотя бы два-три поколения потомственных священников, происходящих из «поповских семей» и, в свою очередь, предназначающих своих сыновей в студенты семинарий, а дочерей – в «матушки», т.е. жёны священников. Должен укрепиться церковный уклад в обществе, возникнуть особый класс или слой верующих мирян; должен возродиться сектор монастырской экономики (который, увы, не пошёл дальше унылых и всё более безлюдных «православных ярмарок», с их торговлей поддельным мёдом и некачественным алкоголем под видом «церковного кагора»); должна возникнуть отрасль христианской культуры… (Но и тут, опять же, незадача: всё, вроде бы, есть: православные издательства, газеты, ТВ, радио… но не видно, практически, никакой перспективы, и ценность церковных книг почти сводится к переиздаваемому – действительно, ценному – наследию прошлого.)

Если почитать Журнал московской патриархии, то покажется, что Православная Церковь бурно растёт: возникают и дробятся всё новые епархии, архиепархии и митрополии, открываются новые семинарии, и всё выглядит так же красиво, как и озвученная Святейшим Патриархом статистика строительства храмов, но за этим глянцем – увы – всё более явственно проглядывает застой и даже упадок.

Мы знаем: если желудок не успевает переварить пищу, то она начинает в нём гнить, отравляя всё тело; бывает, что рост организма, даже и бурный, сопровождается болезнями, сразу приобретающими хронический характер… Именно так и происходит, и именно потому, что церковь не поставила себе стратегических задач: подчинить себе хотя бы третью (судебную) ветвь власти, а в перспективе, быть может, и вторую – законодательную (оставив светскому государству и науке роль первой, исполнительной ветви власти). Думается, что без контроля над судами, в том числе, над арбитражными, разрешающими главные имущественные споры, церковь обречена. А контроль такой в руках православной церкви был, и «изобретать велосипед» здесь не нужно!

Именно такая система действовала в Византии при императоре Юстиниане (соответствующее законодательство сохранилось), и похожая на неё система существовала в Московской Руси (хотя мы больше наслышаны о сращивании церковной и светской власти в католическом мире). Влиятельный немецкий историк Карлхайнц Дешнер в своём четырёхтомном труде «Криминальная история христианства» (рус. перевод: М., Терра, 1996 и 1999) приводит достаточно много практических аспектов этой модели.

Вообще-то, данная модель появилась уже с самого утверждения христианства как государственной религии: «со времён Константина Первого каждый, в принципе, мог обратиться к епископу со своим гражданским делом» (т. 2, с. 12). Но во времена Юстиниана данный порядок получил своё полное развитие: император освободил епископов «от обязанности приносить клятву свидетеля и являться по вызовам гражданских и военных судов без его особого распоряжения; с другой стороны, он поставил под их юрисдикцию не только церковно-правовые, но и гражданские дела в отношении клириков… Император возложил на них надзорные функции, прежде всего в управлении финансами, сборе налогов (выделено мной. – А.А.), организации общественного питания и транспорта. Они получили также контроль над тюрьмами и организовывали выборы всех ветвей власти на местах. Они получили функции третейского суда даже в отношении начальников провинций, в случаях доказанного или предполагаемого нарушения ими законов, а также по делам, где они являлись одной из сторон. Они были обязаны сообщать императору о выполнении наместниками их служебных обязанностей. Таким образом, епископ становился истинным главой города (выделено мной. – А.А.) и приобретал авторитет больший, нежели гражданский наместник» (т. 2, с. 327-8).

Неплохо, да, уважаемый читатель? При такой системе церковный архиерей решал бы судьбу самого губернатора Екатеринбурга, а уж о каких-то «протестах» насчёт парка и речи бы не зашло! Повторюсь: всё это – не «мечтания радикальных фундаменталистов», но то, что реально существовало в православном мире и является частью нашего исторического наследия.

…Наверное, я должен извиниться перед читателями за то, что мой текст – хотя я изначально поставил перед собой цель написать его в полемически заострённом стиле – закончился некими практическими, если не призывами, то выводами.

А вообще-то «радостопечалие» – вот, согласно святым отцам, желательное состояние христианина. В наших силах лишь молиться о том, чтобы Господь всё управил в мире, а возможность активно действовать мы отдаём нашим оппонентам из научно-технического сообщества. Но хотелось бы им посоветовать не забывать старинную поговорку «Господь долго ждёт, да больно бьёт».

Мы, христиане, кроме молитвы, не имеем почти никаких рычагов влияния на мир. Но Господь может так повернуть ход истории (и это уже не раз случалось), что учёным задним числом придётся долго искать для этого естественно-научные предпосылки и обоснования.

 

20 комментариев на «“Наука и церковь: одинаково обременены проблемами?”»

  1. Интересная статья, но не слишком ли резко автор нападает на Церковь? Якобы Церковь сознательно распространяла эпидемии в средние века… Просто тогда не было знаний о микробах и о путях распространения эпидемий. Иногда вообще становится непонятно: а сам автор верующий или нет?

  2. Статья хорошая, но противоречивая. Вопрос — есть ли Бог, так и не решён. Есть религия -опиум для народа! А есть ВЕРА, она-то и есть Бог. Моя покойная бабушка говорила — Внук, имей Бога в душе. Нам не нужны посредники перед Богом -попы! А попы нынче совсем обнаглели при поддержке государства. Попы есть, а вот веры в них, как и и государство всё меньше и меньше

  3. Когда-то опиум был успокоительным лекарством. Сравнение религии с опиумом тогда опиралось именно на это: религия успокаивает и умиротворяет. Выражение «религия — опиум для народа» получило другой смысл, когда опиум стал считаться наркотиком, дурманом. Не верю в то, что церковь намеренно, через Таинство Причастия, распространяло смертельные эпидемии, стремясь убить слабых и сохранить сильных. По-моему, в публикации много и других надуманных несуразностей. Также, по моему мнению, совершенно неправильно понимаются вера и наука. Вера относится к духовной жизни человека и выстраивает его внутренний мир. Наука объясняет материальный мир и к настоящему времени объяснила очень мало — едва ли миллиард-миллиардную часть материального мира.
    Вадиму: трудно предполагать, что такая статья с
    и ее автор могут решить вопрос о том, есть ли Бог или нет. Моя бабушка отличалась от вашей: она всю жизнь имела духовника — замечательного священника — и советовалась с ним; никогда не называла священников попАми.

  4. Мне кажется, что автор преувеличивает масштабы соперничества церкви с наукой.

  5. Во время Тайной Вечери, описанной в Евангелиях, Христос дал ученикам новую заповедь — заповедь любви , по которой люди могли узнавать Его учеников. После этого произошло самое важное событие Вечери — Христос установил таинство Евхаристии, причащения Его Тела и Крови как благодатного средства единения верующих с Ним. Он взял хлеб, благословил и преломил его, и раздал ученикам со словами: едите, се есть Тело мое; потом Он подал им чашу со словами: «пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов». Теперь это соблюдается в христианской церкви. Когда верующий принимает хлеб и пьет вино из общей чаши, это уже не материальные хлеб и вино: они пресуществляются в Плоть и Кровь Христову, Которые настолько чисты, что не могут нести ни заразу, ни вирус, ни микробы, ни бактери. «Именем Моим будут изгонять бесов,…будут изгонять змей, и если что смертоносное выпьют, оно не повредит им» (Мк 16: 17, 18). Если человек приходит в церковь в страхе и с мыслью о заразе, то ему лучше уйти: он не любит Христа и не готов к Таинству Евхаристии, он не понял, что не хлеб он ест и не вино пьет. Это не вина, это его беда. У него нет веры, от которой зависит действие Благодати Божьей. «По вере вашей да будет вам» (Матф. 9:29). И только больной извращенный ум безбожника может подсказать мысли о том, что «церковь намеренно, через Таинство Причастия распространяло смертельные эпидемии». Я бы сказала на это: «изыди, сатана!» Остальное не стала читать, потому пусть другие комментируют.

  6. Ну, и ну, Александр Павлович!
    1. «Церковь намеренно, через Таинство Причастия, распространяла смертельные эпидемии,»… Неужели? Сейчас- то это, надеюсь, отменили..
    2. «первейшая задача церкви сегодня – остановить космическую программу человечества до тех пор, пока население Земли целиком или почти целиком не воцерковится». Надеюсь, что полного воцерковления не произойдёт никогда. Не считаете же вы верующими всю серую массу по примеру руководящих ельциноидов бросившихся в церковь отбивать поклоны или стоять со свечками, не веря ни в бога, ни в чёрта, которые и библию-то ни разу в руках не держали? 99/9 % неофитов от православия даже не знают, то в Новый год русский народ празднует день ОБРЕЗАНИЯ ХРИСТА!
    3. «современная наука образовала союз с иудаизмом и с исламом против христианства.» О какой науке речь? Химия, физика, биология? Философия? И что это за Союз?
    4. На музеи не хватает денег у государства. А церкви растут .как грибы. И это в 21 веке! Кошмар! Нам только епископа не хватает на месте мэра!

  7. Автору. Цитирую «Мы знаем: если желудок не успевает переварить пищу, то она начинает в нём гнить, отравляя всё тело; бывает, что рост организма, даже и бурный, сопровождается болезнями, сразу приобретающими хронический характер…» Одно это предложение сводит на категорическое в смысле достоверности»нет» всю статью, потому что это Ваше Ай-кью. Если Вы в остальных вопросах так же разбираетесь, как в системе пищеварения (7-й класс школы — если я не ошибаюсь), то зачем Вас читать? Про зачем Вас печатать — вопрос к редакции…

  8. Не надо насильно «толкать вверх» статус РПЦ, г-н Андрюшкин.
    Русская православная церковь со временем обретет свое достойное место в системе духовных феноменов нашей державы. То место, которое только она одна и может обрести.
    Дайте РПЦ возможность пожить спокойно, без постановки ей насущных задач со стороны «глубоко верующих мирян».

  9. Есть такое расхожее выражение, подходящее в совокупной оценке этого автора по прочтении его текста: «у парниши не все дома…» Жаль, что редакция ЛР опускается до подобной ереси, маразма. Церковь, религии вообще в их многообразии, что бездумно закреплено законодательством РФ, имеют место быть, но они отделены от государства и государство должно жёстко выполнять свои обязательства перед народами России по «отделению» этих религиозно-мистических институтов от самого себя и от народов, населяющих нашу многонациональную Родину — светское государство. К сожалению, временщики, обманом захватившие власти в России, пытаются навязать народам религиозные бредни в качестве некой новой идеологии для рабов. Не получится, господа! Далее говорить в это пространство бессмысленно. Знаю точно, будущего у режима, опирающегося на религиозный бред нет и быть не может!

  10. Ну, династия Романовых как-то прожила несколько веков, опираясь на «религиозный бред».
    Были и в Европе династии, опиравшиеся на тот же «бред». Тоже веками люди жили…
    Это Вас, Владимир, совецкая власть слишком долго пыльным мешком по бошке била, — вот Вы с тех пор всё и «знаете точно»…

  11. Следующий ниже комментарий я написал ещё 14 июня (тогда не было ни одного на сайте по этой статье). Но воздержался от публикации, чтобы условно не вызывать дискуссию в этом направлении. Мой комм. от 14.06.2019:
    1. Меня лично удивляет этот сумбурный монолог о «высоких» материях.
    2. Главная проблема для носителей любой религии должно быть Наличие Носителей этой религии. То есть речь идёт о рождаемости и смертности конкретного (конкретных) этносов. По порядку.
    3. Для атеистов, сектантов, католиков и протестантов (этих и других меркантильных по идеологии ветвей христианства) вопрос о Воспроизводстве населения («своего» этноса) не является главным. В основном, это удовлетворение животных инстинктов членов общества, особенно элитного слоя. Кстати то же в идеологии марксизма-ленинизма-теоретиков социализма-коммунизма. Что интересно — то же в «либерализме» — бизнес-теориях.
    3. В мусульманской религии аборты морально запрещены, рождается столько детей, сколько Бог (Аллах) дал.
    4. Такая же социальная идеология была в царской России для православного славянского населения (Детей столько — сколько Бог дал, аборты были запрещены).
    5. В Советской России (в форме СССР) аборты были разрешены Лениным в 1920 году, запрещены Сталиным в 1936 году, разрешены Хрущёвым в 1955 году и до настоящего времени не запрещены.
    6. З.Бжежинский перед смертью (несколько лет назад) заявил, что после «ликвидации» коммунизма (как формы строя социальной Справедливости) следующей целью является борьба против Православия, По факту это ликвидация носителей православного мировоззрения — равенства Любой Личности (условно богача — олигарха и бедняка- обычного труженика) перед Богом. То есть речь идёт о таком понятии, как Совесть Личная и «Совесть» Корпоративная элиты. Идеология — Приоритет рождения и выживания Детей Коренных этносов на исторической территории проживания, т.е. России. Добавляю п. 7.
    7. Ранее было уже сказано в 2012 г.
    Повторю: Национальная идея для России — Дети! Вот куда опять могут завести и приводят размышления на базе сумбурной статьи о науке (она многообразна), технике, религии, Христианстве, служителях Веры.

  12. Большому знатоку всего и вся ВЕЛИКОСЕРБОВУ: правильно пишется БАШКА. Для спора с вами не вижу предмета, поскольку вы ВЕЛИКО…. А это о чём-то говорит.

  13. Кириенко, у тебя в комменте два пункта 3.
    Уже молчу о других признаках старческого маразма.

  14. На № 14. Ещё одной парткличке, типа «Дохтур». У вас в русском псевдониме в одном слове две ошибки: вместо «х» пишут «к», вместо «у» пишут «о». Я вас пока прощаю.
    Для справки представителю «молодняка». Некогда мне за нумерацией пунктов следить иногда. Главное существо не упустить.

  15. Владимир, это у всех добрых людей — башка.
    А у Вас — именно бошка (произносится с ударением на первый слог).
    Потому, что совецкая власть долго била по Вашей башке пыльным мешком.
    В результате получилось, что у Вас на шее не башка, а бошка).
    Вот Вы и транслируете тут словосочетания из краткого курса истории ВКП (б): «религиозный бред», «религиозно-мистические институты»…
    Это последствия долгого битья пыльным мешком по башке, Владимир!

  16. РЕПЛИКА

    НАУКА ИЛИ ЦЕРКОВЬ?
    В своей полемической статье «Наука и церковь : одинаково обременены проблемами?» ( «Лит. Россия 2019/22 14.06.2019) А. Андрюшкин рассуждает о возможном взаимодействии церкви. Себя автор позиционирует как убеждённого православного и воцерквлённого верующего, а наука, дескать, это продукт атеистического мировоззрения, опирающегося на корни иудаизма: «Наличие системного кризиса науки угадывается скорее по косвенным признакам, например такому: современная наука образовала союз с иудаизмом и с исламом против христианства» .
    Хотелось бы узнать, что автор как убёждённый православный христианин понимает под своим вероисповеданием. Во-первых, где и когда христианское вероучение выступало против науки? Мы помним, что несчастного Галилея заставили отречься от вращения земли округ солнца. Но это можно списать на папско-католическую религию, которая не понимала науки. Но ведь был еще более тонкий вопрос о сожжении почти что мученика Джордано Бруно, который сказал, что среди миллиардов космических солнц и систем могут быть миллионы Иисусов Христов, которые могли бы спасти тамошние цивилизации. Понятно, что это было прямое выступление против догмата о Троице, принятой не только в католическом, но и в православном вероучении о том, что Христос един и спас наш мир.
    Что Вы, уважаемый Александр Андрюшкин, думаете по этому поводу: следует ли считать теперешние указания РПЦ святой истиной в последней инстанции? Не забыли ли Вы о так называемой Сергианской ереси, разрешающей тайну исповеди открывать структурам КГБ. РПЦ до сих пор сама перед собой не покаялась в этих грехах.
    В конце статьи речь идёт о том, что будто бы епископы церкви должны «исполнять надзорные функции, прежде всего в управлении финансами, сборе налогов». Это теперь-то, когда не только епископы ездят туда сюда на мерседесах, и это называется церковной деятельностью? Я сам вышел из церковной среды – мои предки священники и епископы Ярославской губернии.
    А. Андрюшкин, будучи воцерковлённым человеком, твёрдо убеждён в том, что церковь намеренно распространяла эпидемии чумы через Таинство причастия. И в скобках пишет: «это так называемая общая слюна». Он то ли не знает, то ли умышленно извращает тот факт, что эпидемии чумы поразили Западную Европу в середине XIV века, но по обрядам римской католической церкви простые миряне ином не причащались, а для причастия использовались только облатки, то есть небольшие хлебцы. О никакой «общей слюне» речи быть не могло. В Росси же было принято причащаться вином, но эпидемии чумы в России не было.
    Далее хочется поспорить с некоторыми суждениями автора. Например, почему нужно остановить космическую программу? А. Андрюшкин убеждён, что некие выходцы из других галактик могут поколебать христианскую, и особенно православную веру. Зададимся вопросом: если эта вера истинная, то как же её можно поколебать? А. Андрюшкин неоднократно подчёркивает, что он истинно православный человек. Но почему же тогда он так боится нашествия инопланетян? Атор статьи постоянно говорит о том, что «секулярные » ценности будто бы противоположны истинно православным и вообще якобы своими корнями имеют иудейскую религию. Неужели автор не знает, что ни Платон, ни Аристотель, ни Сократ, ни Пракситель никогда в жизни даже и не слышали о евреях. Христианство – лишь ответвление иудейской религии, и быть «воцерковлённым» — это вовсе не заслуга, а просто глупость.
    В наше время насаждается своеобразный «церковный тоталитаризм» (высказывание русского философа И. Ильина). Суть в том, что международный интернационализм (III Интернационал и др.) в некоторых кругах пытаются заменить таким же международным православием, которое якобы объемлет весь мир. Два « интернацонализма» – это не выход из положения. Я думаю иначе: мне импонирует высказывание упомянутого И.Ильина: «духу подобает личная форма», которой соответствует определённый национальный инстинкт. Тогда и не будет глупых рассуждений о том, что церковь якобы травит своих прихожан.

  17. НЕ «совецкая», а советская — правильно. Вам, Великосербов, в начальные классы пора. А вы со своей неграмотностью вступаете в непростые споры…

  18. По прочтении статьи хочу высказать несколько замечаний.
    Признаться, не понял, утверждает ли автор о мнимой заразе, передающейся при причастии Святых Христовых Тайн, либо относится к этому утверждению скептически.
    Отмечу от себя, что заразиться, полагаю, можно и от принятия позолоченной еды (некоторое время назад по зомбоящику, который смотрю крайне редко, прошёл сюжет, что уже совсем больные головой, по моему мнению, люди, но у которых имеются горы денег, золотят себе «пищу»), а равно и от справления нужды в золотой унитаз.
    Также думаю, что есть вероятность остаться здоровым, если потреблять еду, взятую из мусорного бачка. Заразишься ты, или нет — на всё воля Божия.
    По-моему, Тело и Кровь Христовы совсем не заразны, а несут Жизнь вечную.
    Теперь что касается Екатеринбургских событий. Здесь у меня двоякое мнение. Несколько раз был в Екатеринбурге. Не помню точно тот сквер. Но кажется мне, что он и на самом деле мал, да и близлежащих храмов рядом достаточно. Можно храм Святой Екатерины перенести и на окраину. Например, проживая в Петербурге в Купчине (в котором на население в несколько десятков тысяч человек всего-лишь два храма), на праздничные и выходные дни собирается очень много людей, что порой не войти в храм. Там строится ещё один (по-моему не замеченный протестунами), но отменено строительство другого, т.к. протестуны жаловались, что им будет мешать спать колокольный звон. Может быть и в Екатеринбурге такие окраины есть.
    С другой стороны — в будний день храм, который посещаю, почти пуст… И нужны ли ещё другие?
    Но всё же лично за храм, а даже и если бы и был против него, то не стал бы скакать как козёл, выкрикивая несколько переделанную кричалку провокаторов из Малороссии, да и не ломал бы заборы.
    Мне лично нужен храм чтобы причаститься, как сказал Христос, не боясь мнимой заразы.
    У некоторых бог ведь в душе. Только ведь что это за бог: Зевс, Перун? А может быть это дуб, ведь некоторые язычники молятся ему, устраивая под ним свои ритуалы. Так им причастие не нужно, можно и поскакать…
    А причаститься можно только в храме, пока ноги держат и человек может дойти до него. Уже хуже, когда батюшка к тебе приходит на дом из-за твоей болезни…
    Но Русь Святая Москвой, Петербургом, Екатеринбургом не ограничивается. И за её пределами люди Русские живут. К сожалению, деревни, сёла вымирают. А там ведь тоже есть руины храмов, вокруг которых нет жилья. Сами восстанавливаем такой храм в Новгородской области (http://xram-v-yazvichax.ru). Восстанавливаем на скуднейшие пожертвования, которые крохами собираем. Кого только не просим о помощи. Но нам ни предлагают помощи, ни отвечают на наши просьбы. Мы же не в Екатеринбурге…
    Следует отметить, что как мало сторонников, так ещё меньше и противников нашей работы. Последние говорят: «Не с того вы начали». А когда спросишь, с чего нам следует начать по их мнению, то чаще не получаешь ответа… Очень редкие реплики: с восстановления больницы, школы, дороги. На самом деле очень правильные замечания! Но кто будет лечиться, учиться в отремонтированных больницах и школах, да и ездить по дорогам, раз людей нет? «Деньги не ветер».
    С другой стороны, кто будет молиться в восстановленном храме, раз людей нет? А вот это Господь устроит. Появятся и люди. У нас есть небольшой видеосюжет об этом: https://youtu.be/AyyhXNWkK_A.
    Извиняюсь, друзья, за длинный комментарий. Наболело…

  19. Приношу свои извинения за допущенную ошибку в имени советского и российского философа, действительного члена РАН Смирнова Андрея Вадимовича. Ошибка была допущена в моей статье в номере «ЛР» 22 за этот год «Наука и церковь: одинаково обременены проблемами?» С уважением, автор статьи Андрюшкин А.П.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *