Не заставляйте яркие личности радикализироваться и переходить в непримиримую оппозицию

Рубрика в газете: Наболело, № 2018 / 36, 05.10.2018, автор: Вячеслав ОГРЫЗКО

Недавняя ситуация с губернаторскими выборами на Дальнем Востоке и во Владимирской области обнажила кучу острейших проблем во власти и гражданском обществе. И если в ближайшее время не будут предложены разумные решения, страна может получить новый невиданный кризис, от которого мы не сможем оправиться два или три десятилетия. Давайте повнимательнее вникнем в действующие конфигурации.

 

Первое. Похоже, надо срочно реформировать или хотя бы капитально «ремонтировать» партийную систему. Ну сколько мы ещё можем обманывать друг друга? Партия «Единая Россия» явно пробуксовывает. Большинство населения разочаровалось в «Единой России» и уже не хочет за неё дружно голосовать. Это, кстати, давно почувствовал такой многоопытный и искушённый действующий политик, как Сергей Собянин. Вспомните, с чего он начинал, когда стал московским мэром в первый раз ещё в 2010 году. Он ведь, хорошо зная настроения в обществе, тогда сразу попытался отмежеваться от «Единой России» и заявил, что не хотел бы одновременно возглавлять столичную организацию этой партии. Однако Собянину потом одна из башен Кремля судя по всему выкрутила руки и принудила его к более тесной связке с «ЕдРом». До поры до времени эта связка кое-как работала. Во всяком случае, сильно на дно она не тянула. Но в этом году настроения москвичей очень изменились, и тот же Собянин предпочёл идти на перевыборы уже как самовыдвиженец.

 

Теперь мы видим, что примеру московского градоначальника хочет последовать Олег Кожемяка. Этот очень энергичный политик с деловой хваткой почувствовал, что тесная связь с «Единой Россией» приведёт его только к провалу. Поэтому он, не привыкший проигрывать, сразу сделал ставку не на политические партии, а на более приземлённые вещи и, прежде всего, на любовь к малой родине, всячески подчёркивая свою кровную связь с Приморьем. Правда, Кожемяка столкнулся с одной юридической заковыкой: местное избирательное законодательство, как оказалось, в своё время было заточено на победу одной партии, и поэтому не предусматривало процедуру самовыдвижения на губернаторских выборах. Понятно, что конкретно под Кожемяку сейчас будут в срочном порядке внесены необходимые поправки в местный закон. Однако если мы хотим укрепить доверие людей ко всем институтам власти, то надо менять законодательство не под конкретные персоны и не под конкретную ситуацию в Приморье, но действовать в интересах страны. А эти интересы должны побудить сейчас и депутатский корпус, и Центризбирком, и другие структуры откорректировать законы не для одного отдельно взятого региона, а для всего государства: чтобы практика самовыдвижения могла применяться во всех без исключения регионах. Уже одно это заставит «Единую Россию» работать не в интересах правящего класса, а на благо всего народа. В противном случае она будет и дальше с треском проигрывать все выборы на всех уровнях (разумеется, если власть не задействует в интересах «Единой России» административные, финансовые и прочие ресурсы).

 

Второй момент. Если власть всерьёз озаботилась своим авторитетом, и хочет иметь поддержку народа, она должна пойти и на другие изменения в законодательстве. Ну сколько ещё будет существовать пресловутый муниципальный фильтр, который позволяет начальству уже на первом этапе отсеивать от предвыборной гонки неугодных для них кандидатов в губернаторы?! Не надо из людей делать дураков: якобы они не смогут отделить дешёвых популистов от серьёзных политиков, и, мол, именно для этого нужен этот муниципальный фильтр. История последних пяти лет показала, что как раз через этот фильтр власть не допускала к выборам самых ярких и наиболее грамотных управленцев, оставляя на поверхности, как правило, какую-то серость и бездарность.

 

Третье. Хватит постоянно менять правила игры под конкретных людей и под конкретные ситуации. Правила всегда должны быть одинаковы для всех и не меняться хотя бы в течение одного полного политического цикла. А то что у нас получается? Возьмём Москву 2017-2018 гг. Как мы все помним, в 2017 году в столице мало кто что-либо знал о муниципальных выборах. В городе практически отсутствовала какая-либо политическая реклама. Во многих домах были убраны даже обязательные информационные щиты, на которых по логике люди могли бы найти сообщения о дате и месте проведения муниципальных выборов и о кандидатах в муниципальные депутаты. Понятно, что такая тактика на замалчивание той предвыборной кампании была крайне выгодна мэрии, ибо в противном случае в каждом московском муниципалитете (подчёркиваю, в каждом!) появилось бы, как минимум, несколько человек, настроенных по отношению к мэрии оппозиционно. А что бы это дало? Это значит, что в целом в Москве появилось бы не менее тридцати процентов муниципальных депутатов, не подконтрольных аппарату Собянина. И тогда появилась бы опасность, что на новых выборах мэра Москвы самый сложный муниципальный фильтр смогли бы преодолеть Илья Яшин, Дмитрий Гудков, а, может, и ещё кто-то из оппозиционеров. А это надо было Анастасии Раковой, которая на тот момент в Правительстве Москвы отвечала за внутреннюю политику?

 

А теперь давайте посмотрим, что произошло уже в этом году. Информация о выборах мэра лилась день и ночь по всем городским теле- и радиоканалам. Каждый дом по три-четыре раза обходили штатные активисты и сообщали, где расположены избирательные участки. Дальше – больше: именно на этих выборах в Москве было решено продлить время работы избирательных участков на целых два часа – до 22 часов. И, кроме того, специально были организованы десятки избирательных участков для москвичей, имеющих дачи во Владимирской, Калужской и других близлежащих областях. И всё это было сделано ради только одной цели – увеличить явку избирателей и, соответственно, число голосов за Собянина. Вот вам налицо двойные стандарты. А надо стремиться к единым подходам.

 

Тут возникает ещё один вопрос. Поскольку у нас до сих пор не сложилась нормальная многопартийная система (нельзя же всерьёз воспринимать ЛДПР Жириновского за полноценную партию; это скорее деловой или бизнес-проект одного человека, нежели массовое политическое движение; как нельзя всерьёз воспринимать и партию «Справедливая Россия», которую в своё время создали в искусственной пробирке, так и не позволив ей превратиться в самостоятельную политическую силу), надо всячески поддерживать и развивать институты гражданского общества и каким-то образом вовлекать эти институты в выборные процессы. У нас ведь (кажется, в 2010 году) возникло многообещавшее новое движение – Общероссийский народный фронт. Люди связывали с этим Фронтом немало надежд. Но, увы и увы, потом многое у нас, как всегда, заболтали. Одни высокопоставленные кремлёвские деятели уже в самом факте организации Общероссийского народного фронта увидели угрозу для будущего партии «Единая Россия». Другие – попытались сузить функции этого Фронта до существовавшего в советское время Комитета народного контроля. Третьи – решили, что этот Фронт должен стать филиалом на общественных началах Роспотребнадзора. Неудивительно, что в конце концов Общероссийский народный фронт стал превращаться в мыльный пузырь.

 

Тут можно привести пример из практики нашей редакции. Года три назад несколько корреспондентов нашей газеты захотели не просто вступить в этот Фронт, но и принять активное участие в его деятельности. Причём не за деньги, а исключительно на общественных началах. Наши журналисты долго не могли найти в Москве никаких координат, с кем можно было бы связаться и предложить свои услуги. Ну, а потом функционеры, работающие в Аппарате московской организации Общероссийского народного фронта за немалые зарплаты, чётко дали нам понять, что все сферы деятельности в этом Фронте уже распределены и в наших услугах там никто не нуждается. Какой из этого мы сделали вывод? Что по факту Народный фронт превратился в делянку для очень узкого круга людей, для которых данный Фронт всего лишь трамплин к будущим высоким постам в системе государственной службы.

 

И как в сложившейся ситуации быть людям, которые имеют активную гражданскую позицию и горят желанием участвовать в жизни страны, однако при этом по разным причинам не желают вступать в существующие партии, но пока и не имеют достаточных сил и средств для того, чтобы инициировать создание новых массовых политических движений? Что делать таким людям, которые разочарованы в «Единой России», но которых не торопится заключать в свои объятья и Общероссийский народный фронт? Ведь не все могут, как, к примеру, Галина Хованская, быть яростным защитником народных интересов и формально состоять в безликой партии «Справедливая Россия». А куда податься, к примеру, таким людям, как Оксана Дмитриева, Максим Шевченко или Евгений Ройзман? (На самом деле людей с такой харизмой и с таким горячим желанием участвовать в судьбах своей Родины у нас не считанные единицы, а сотни и тысячи!) Вольно или невольно получается, что сама власть заставляет таких пассионариев или маргинализироваться, или, наоборот, резко радикализироваться и смыкаться с непримиримой и несистемной оппозицией. И кому это выгодно?

 

Когда же, наконец, власть научится использовать знания, опыт, энергию пассионарных личностей, не желающих шагать в одну ногу с «Единой Россией», в интересах государства, а главное – в интересах всего народа?

3 комментария на «“Не заставляйте яркие личности радикализироваться и переходить в непримиримую оппозицию”»

  1. Это Кожемяка-то — «очень энергичный политик»? Вячеслав Вячеславович, не смешите дальневосточников: из Москвы местных чиновников при всем желании не разглядеть. Касательно же пассионарных личностей, на которых власть не обращает внимания, то это вообще полный наив, сиречь, классический кикс в политическом биллиарде )

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *