Нераскрытые секреты Ельцина

Первый несостоявшийся бросок уральского мачо в Москву

№ 2024 / 2, 19.01.2024, автор: Вячеслав ОГРЫЗКО

Все знают, как появился Борис Ельцин в Москве. Весной 1985 года его с согласия генсека Михаила Горбачёва вытащил с Урала очередной партийный кадровик Егор Лигачёв. Ельцин был сходу утверждён заведующим отделом строительства ЦК КПСС.

Но первая попытка перевести уральского партчиновника в Москву была предпринята весной 1972 года. Инициатива исходила от зампреда советского правительства и одновременно руководителя Госстроя СССР Игнатия Новикова.

В партийных и правительственных кругах этого Новикова знали как человека, близкого к окружению генсека Леонида Брежнева. Новикова и Брежнева связывала малая родина: они оба родились в Каменске, который впоследствии переименовали в Днепродзержинск, а потом их пути пересеклись в Каменском металлургическом институте. Правда, карьеру в правительстве Новиков стал делать ещё при Хрущёве, а Брежнев впоследствии только укрепил его аппаратный вес. Управделами Совета Министров СССР Михаил Смиртюков рассказывал, что Косыгин знал, что Новиков прежде всего выполнял в правительстве роль соглядатая, всё вынюхивал и спешил о каждом чихе первых лиц Совмина доложить близкому окружению генсека.

Разговоры о возможном переводе Ельцина в Москву начались, видимо, в начале весны 1972 года. Новиков хотел ему предложить должность начальника одного из ключевых отделов Госстроя. Но на это требовалось согласие партруководства.

19 апреля 1972 года инструктор отдела строительства ЦК КПСС Илья Комаров (он раньше работал на строительстве Иркутской ГЭС) составил на Ельцина подробную справку. В разделе «Работа в прошлом» было указано:

 

«1949–1955 г. – студент Уральского политехнического института имени С.М. Кирова, гор. Свердловск.

1955–1957 г. – мастер Н-Исетского стройуправления треста «Уралтяжтрубстрой».

1957–1958 г. – производитель работ строительного управления № 1 (бывшего Н-Исетского строительного управления) треста «Южгорстрой», гор. Свердловск.

1958–1960 г. – старший производитель работ строительного управления № 1 треста «Южгорстрой», гор. Свердловск.

1960–1962 г – главный инженер строительного управления № 13 треста «Южгорстрой», гор. Свердловск.

1962–1963 г. – начальник строительного управления № 13 треста «Южгорстрой», гор. Свердловск.

1963–1965 г. – главный инженер Домостроительного комбината, г. Свердловск.

1965–1968 г. – начальник Домостроительного комбината, г. Свердловск.

1968 – н/время – заведующий отделом строительства Свердловского обкома КПСС» (РГАНИ, ф. 4, оп. 22, д. 1837, л 134).

 

В справке сообщалось, что Ельцин имел правительственные награды, в частности, орден Трудового Красного Знамени и «Знак Почёта».

Спустя два дня после составления справки завотделом строительства ЦК Иван Дмитриев внёс записку. Он сообщил, что руководство Госстроя «просит утвердить т. Ельцина Б.Н. начальником отдела строительной индустрии, конструкций и новых материалов Госстроя СССР и членом коллегии Госстроя СССР» (РГАНИ, ф. 4, оп. 22, д. 1837, л. 133).

Дмитриев подчеркнул, что Ельцин «проявил себя как квалифицированный специалист в области индустриализации строительства, активно работал над внедрением прогрессивных методов организации строительного производства, обладает хорошими организаторскими способностями» (РГАНИ, ф. 4, оп. 22, д. 1837, л. 133).

Согласно существовавшим правилам, Дмитриев внёс через общий отдел ЦК соответствующий проект постановления ЦК об утверждении Ельцина, который завизировали представители отдела оргпартработы ЦК и Управделами ЦК. Общий отдел ЦК пустил проект вкруговую по секретарям ЦК.

На бланке Секретариата сохранились в графе «Результаты голосования» подписи Андрея Кириленко, Дмитрия Устинова и Ивана Капитонова. Однако спустя четыре недели, 17 мая Дмитриев на том же бланке сделал помету: «По согласованию с тов. А.П. Кириленко вопрос с голосования снимается».

Что же произошло? По одной из версий, первый секретарь Свердловского обкома КПСС Яков Рябов отговорил своего подчинённого от переезда в Москву, пообещав ему со временем более высокие должности. И якобы Ельцин в итоге сам отказался от большой должности в Госстрое.

Но эта версия вызывает много сомнений. Во-первых, прежде чем внести записку партруководству, завотделом строительства ЦК Дмитриев запрашивал мнение и согласие руководства Свердловского обкома и, кроме того, приглашал самого Ельцина на предварительную беседу в Москву. Если б обком или Ельцин возражали против предполагавшегося назначения, это обязательно было бы зафиксировано в записке. Во-вторых, сразу несколько секретарей ЦК, среди которых было третье в партии лицо – Андрей Кириленко, уже проголосовали за утверждение Ельцина в новой должности. После этого отказываться от переезда в Москву было бы не только глупо, но и опасно: за это могли и из партии исключить, а Ельцин на самоубийцу не походил.

Впрочем, что гадать на кофейной гуще. Ещё раз внимательно перечитаем внесённую Иваном Дмитриевым записку в ЦК. Там чёрным по белому написано: «Свердловский обком КПСС <…> против перехода его [Ельцина. – В.О.] на работу в Госстрой СССР не возражает». И далее подчёркнуто: «С предлагаемой работой т. Ельцин согласен».

Тут следует задать другой вопрос: кто весной 1972 года не захотел видеть Ельцина в аппарате ЦК?

Возможен и другой вариант. Нельзя исключать, что в период оформления документов на выдвижение уральского чиновника Ельцин совершил что-то такое, что заставило Москву отказаться от первоначальных планов в его отношении. Но что именно натворил Ельцин? Неужели кого-то где-то перепил?

В Госстрой же вскоре перешёл писавший справку на Ельцина Комаров: он после работы в аппарате ЦК возглавил в ведомстве отдел экономики.

К слову, якобы обещанного Ельцину роста карьеры в Свердловске тоже не произошло. Его повысили с поста завотделом обкома до уровня секретаря обкома по строительству лишь в 1975 году.

А потом всего за год случилось стремительное возвышение. Ельцин, минуя ступень второго секретаря обкома, неожиданно для многих стал руководителем одного из ключевых регионов страны.

Рябов, который в 1976 году стал секретарём ЦК по оборонке, уже после выхода на пенсию утверждал, что это он порекомендовал Брежневу выдвинуть на пост первого секретаря Свердловского обкома вместо себя Ельцина. Но генсек вряд ли бы принял эту рекомендацию во внимание, если б её не поддержали как минимум три человека из руководства партии: главный партийный кадровик Иван Капитонов, главный куратор советской экономики по линии партии Андрей Кириленко и главный партийный идеолог Михаил Суслов. А их кто убедил в незаменимости Ельцина? Этот вопрос до сих пор остаётся открытым.

Да, а в Госстрой Ельцин всё-таки попал. Но в 1988 году в качестве первого зампредседателя – после скандала с увольнением из Московского горкома КПСС.

Один комментарий на «“Нераскрытые секреты Ельцина”»

  1. Да, Кириленко не пустил Ельцина в Москву… Спасибо Вячеславу Огрызко за это расследование! (Хотя В. Огрызко не приписывает явно Андрею Кириленко торможение Елицина, но ясно говорят слова: “«По согласованию с тов. А.П. Кириленко вопрос с голосования снимается».) Горбачёв в своих воспоминаниях подробно пишет, как и его Кириленко чуть не тормознул и не запер в Ставрополе – и это уже после того, как “одобрили” Михаила Сергеевича Андропов, Брежнев и Черненко, в ходе знаменитой “встречи на перроне четырёх генсеков”.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.