ПЕРЕЛОМ СЛУЧИЛСЯ, ОБЩЕСТВО НЕ ГОТОВО ДЕЙСТВОВАТЬ: ЖДЁМ ОБОСТРЕНИЯ

Рубрика в газете: Блиц-опрос лауреатов “ЛР”, № 2019 / 1, 11.01.2019, автор: Борис КАГАРЛИЦКИЙ
Борис КАГАРЛИЦКИЙ, социолог, публицист, кандидат политических наук

– Борис Юльевич, что стало для вас главным событием прошедшего года?

– Событие года для меня, со знаком «минус» – пенсионная реформа. Печально то, что общество, при всём недовольстве и осознании характера этой реформы, оказалось не готово остановить её. Люди не готовы мобилизоваться и постоять за себя перед лицом, так скажем, начальства. Причина – в разобщённости общества и господствующем в нём «индивидуализме без чувства собственного достоинства». Но плюс в том, что реформа выявила это и заставила людей задуматься.

– То есть люди всё-таки вынуждены меняться?

– Конечно. Этот год – всё равно переломный, хоть в нём и не было переломных событий.

– Не кажется ли вам, что причина неспособности остановить реформу – в достаточно сильном государственном давлении, её проталкивающем?

– Это такая «отмазка», что нас «давят». Сила давления такова, потому что общество разобщено, и людям приходится противостоять в одиночку, без поддержки товарищей, сплочённого коллектива. Но, я думаю, солидарность – дело наживное.

– В связи с этим вспоминается история с забастовкой горняков на Камчатке, которую руководство предприятия, принадлежащего Вексельбергу, и региональная власть подавили, расколов интересы рабочих угрозой увольнения и лишения зарплаты и запугав большую часть протестующих в индивидуальном порядке.

– Это поражение. Но рабочие смогли ценой своего поражения привлечь внимание к своим проблемам. А ситуация с невыплатами зарплат – не уникальная и распространена на предприятиях нашей страны. Теперь публика снова задумалась о рабочем движении. В 2006-2007 годах, кстати, было много забастовок, после которых люди успокоились, потому что ситуация вроде как улучшилась. А потом снова стала ухудшаться. Появился резон не бастовать, чтобы не вредить своему предприятию. Теперь рабочие понимают, что сами предприятия с их экономикой и способом вести дела – обречены, ничего не спасти. В новом году можно ожидать всплеска конфликтов на этой почве.

– Что вы думаете о ситуации с чиновницей Ольгой Глацких, заявившей, что «государство ничего вам не должно»?

– Она проговорила реальное отношение элит к народу.

– Беда в том, что элиты настолько оторваны от народа и реальности, в которой он живёт?

– Их мир никогда и не был погружён в эту реальность. Беда немного в другом. Писатель Максим Горький, например, переживал тяготы рабочих на собственной шкуре. Ленин – нет, но понял их интеллектуально. Оба пришли к одним и тем же выводам. А наши элиты не способны ни интеллектуально, ни эмоционально понять народ. Дело даже не в классовой чуждости: мы сформировали такой тип элиты, которая лишена элементарных любопытства и эмпатии, эти качества не нужны ей профессионально. Карьера чиновников не зависит от знания реальности, а только от общения с другими чиновниками.

– Что думаете о скандале с главой Росгвардии Виктором Золотовым?

– Не известно, чем это закончится, но это интересно. Наводит на мысли о борьбе за влияние различных групп силовиков – и о том, кто из них взаимодействует с Навальным. Это, кстати, нормально, поскольку наша византийская, «подковёрная» политическая культура принуждает к использованию теневых инструментов. Революция для нашего общества – это «каминг-аут» и «публичность». Всё происходит в тени, и люди просто не могут понять, что происходит.

– И потому, возможно, не доверяют никаким политическим силам, отказываясь от необходимого участия в политическом процессе?

– Можно, конечно, доверять словам и заявлениям, но потом всё равно возникают вопросы, на которые трудно найти ответы.

– Сейчас всё чаще звучит мысль – из уст, например, политолога Екатерины Шульман, – что у нашего общества упал исконный, казалось бы, запрос на так называемую «сильную руку». Вы с этим согласны?

– Скорее, у людей есть запрос на порядок и предсказуемость, при которых они смогут нормально жить. Это и есть «сильная рука»: права, правила и границы. Нормально работающие институты необходимы что при демократии, что при диктатуре. Наши элиты не готовы, да и не хотят навести порядок, устраивающий общество, вот социологи и политологи думают, что упал запрос на «сильную руку».

– Что вы ожидаете от наступающего 2019-го года?

– Три фактора – грядущие региональные выборы, вновь наступающий экономический кризис и ситуация на Украине – многое обострят и выведут на поверхность. Особенно – первый фактор. Ситуация в Приморье показала, что власти уже не могут успешно обманывать народ на местных выборах и просто продавливают свои решения, провоцируя массовые протесты. В общем-то, мы можем говорить о политической провокации. Это открытый вызов населению – тем более, что дальневосточная ситуация становится характерной для многих регионов страны. Повторюсь, что, хоть и без переломных событий, а перелом общественного сознания уже произошёл.

11 комментариев на «“ПЕРЕЛОМ СЛУЧИЛСЯ, ОБЩЕСТВО НЕ ГОТОВО ДЕЙСТВОВАТЬ: ЖДЁМ ОБОСТРЕНИЯ”»

  1. Границы «элиты» и «народа» сегодня несколько размылись. Не то, что век или полвека назад. Кто от кого далек — уже однозначно и не определишь. Социально-административное межевание по старым лекалам ничего не разъясняет. По аналогии с новой астрофизикой, где власть захватила темная материя, что-то похожее и неуловимое, очевидно, «рулит» и социальными процессами. От этого, очевидно, и предчувствие близких потрясений. Впрочем, без ясного понимания причин, хотя и с резким запахом неизбежности.

  2. «Теперь публика снова задумалась о рабочем движении»…

    А может, к бесу ее, эту «публику», с ее «думами о рабочем движении»?

  3. Хотелось бы узнать у автора, как именно, в какой форме должно «общество мобилизоваться и постоять за себя перед лицом начальства»? Какой пример сам автор готов подать лично мне в деле этой мобилизации и отстаивания себя? Как лично мне «преодолеть разобщенность и … индивидуализм без чувства собственного достоинства»? Что касается пенсионной реформы, то я пока не увидела, какой именно социальный и возрастной слой так уж возражает. Молодежь об этом не задумывается: им до пенсии далеко. Пожилые люди, которые приближаются к пенсионном возрасту и вот-вот должны были выйти на пенсию, и кому теперь это отложили на пять лет, сетуют и серьезно недовольны, но много ли их по стране, чтобы они сделались решающей протестной силой? Часть из них даже не возражают: например, мой сосед — музыкант симфонического оркестра; его контракт истек бы в будущем году, но теперь его не могут уволить, и до 65 лет он будет законно радовать общество своей игрой на валторне. Возможно, я не права, но всякие обострения, которые предвидит автор интервью, меня только пугают.

  4. Цитирую вас, Гюрза:
    «Как лично мне «преодолеть разобщенность и … индивидуализм без чувства собственного достоинства»?»; «…всякие обострения, которые предвидит автор интервью, меня только пугают».
    Прежде всего, чтобы преодолеть разобщённость: «Не верьте, не бойтесь и не просите!»
    Не бойтесь!
    Именно страх убивает все человеческие чувства, в том числе и чувство собственного достоинства.

  5. Алексею Мельникову. Это с какого же перепугу границы между т.н элитой и т.н. народом сегодня размылись? Считаю, что они (границы), наоборот, стали совершенно чёткими и совершенно КОНКРЕТНЫМИ: вот мы, кого «элита» считает БЫДЛОМ ( а иногда даже и называет) а вот эти, извините за грубость, ТВАРИ, которые называют себя «элитой». И нам НИКОГДА не сойтись в радостном рукопожатии!

  6. Турчину. Если народное волнение решит меня из дома выгнать или расстрелять, то бойся-не бойся, проси-не проси, верь-не верь — ничего не поможет. И достоинство не оценят.

  7. Гюрзе. Великолепно вы ответили Турчину. Особенно мне понравилось про расстрел. Вывод: кругом одни сволочи. Браво, Гюрза!

  8. Гюрзе.
    Ну, вот. Страх, оказывается, ещё и разум затмевает.
    Если не расстреляло вас «народное волнение» 1991-го года, то с чего вы взяли, что расстреляет грядущее?
    Выдумываете, тоже… Сами себе малюете «чертей».

  9. Турчину. В какой-то степени меня эти 90-е «расстреляли» и «расстрелы» продолжаются: дефолты всякие, подорожания квартплаты, реформы, железные двери в подъездах. Страшно выпускать детей на улицу одних и многое другое. Мат на сцене и в книжках… Билеты в театр дорогие.

  10. Гюрзе.
    Ну, это уже другой разговор, который ведётся сегодня всеми, кому не лень, так что не вижу смысла ввязываться в него.
    Лучше завершу тот, что начал: люди, не бойтесь революции. Не так страшен чёрт, как его малюют! Бунты, бессмысленные и беспощадные, — неужели не замечаете этого? — давно канули в Лету, а без коренных реформ, время от времени происходящих в обществе, история нашего рода на Земле никогда не обходилась и обходиться не может!

  11. Не настаиваю, чтобы Вы ввязывались, тем более это Вы отреагировали первым на мой ответ автору публикации, а не я на Ваш. Это Вы цитировали меня 12.01. в 04:02.
    Лично я никому не советую поддерживать революции и бунты, особенно те , которые — судя по его готовности — возглавит г-н Турчин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *