Первый пошёл! Кто следующий в Росархиве в очереди на увольнение?

Почему с треском «ушли» директора РГАЛИ Горяеву, или В преддверии громких кадровых перетрясок в Росархиве

Рубрика в газете: Лёд тронулся, № 2019 / 32, 05.09.2019, автор: Вячеслав ОГРЫЗКО

Кажется, в архивной отрасли грядут серьёзнейшие кадровые перемены. Предвестником возможной скорой бури стало случившееся в конце августа увольнение директора РГАЛИ Татьяны Горяевой. Вообще-то этой отставки мало кто ожидал. Это несмотря на то, что архив в последнее время под руководством Горяевой, что называется, дошёл до ручки. А уж о произошедшем в июле пожаре только ленивый не говорил. Однако большинство экспертов были уверены, что на положении Горяевой все эти, мягко говоря, инциденты никак не скажутся. Она ведь не зря в начале 2018 года бравировала перед главным редактором одного из литературных изданий, что у неё чересчур много знакомых в самых высоких инстанциях. Намёк был более чем красноречив: мол, свои люди во власти никогда, ни при каких обстоятельствах в обиду её не дадут. Подтверждение этой бравады все увидели в середине августа, когда были обнародованы новые списки членов президентского Совета по русскому языку. Горяева в этом списке красовалась на первых позициях. Это при том, что она никогда не являлась специалистом в области русского языка, у неё на эту тему нет ни одной ни научной, ни популярной статьи. Ничего серьёзного в популяризации русского языка не внёс и руководимый ею архив. Но ведь кто-то же после пожара в РГАЛИ внёс её кандидатуру в Кремль для утверждения членом президентского совета. Видимо, кто-то из сильных мира сего очень хотел продемонстрировать обществу, что Горяева, несмотря на провалы в работе и пожар в РГАЛИ, числится особо ценным кадром, которого верхи не позволят не то что уволить, но даже чуть-чуть подвинуть в сторону. (Кстати, сама Горяева продолжала после пожара вести себя вызывающе. Вместо того, чтобы сказать правду – сколько погибло документов, – она тут же начала пускать пыль в глаза и рассылать в инстанции новые концепции развития РГАЛИ на ближайшие пять лет, давая при этом всем чётко понять, что реализовывать эти концепции будет только она и никто другой, и именно в качестве директора архива.)
И вдруг в конце августа руководитель Росархива Андрей Артизов лично явился в РГАЛИ, чтобы поставить Горяеву перед свершившимся фактом – неожиданно для всех Горяева была с треском уволена. А надо знать Артизова: он никогда спонтанных шагов, тем более в кадровой области, не предпринимал. Это очень искушённый аппаратчик, всегда стремящийся уловить настроения Кремля и вписаться в новые веяния. Вспомните, когда модно было всё развенчивать и в неких инстанциях приветствовались либеральные подходы к советскому прошлому, Артизов тут же инициировал включение в Общественный совет Росархива Николая Сванидзе. Но как только подули иные ветра, Артизов под предлогом необходимости обновления всех структур своего ведомства от Сванидзе тут же избавился. С другой стороны, Артизов всегда продвигал и защищал тех чиновников, которые горой стояли за него или обеспечивали ему крепкие тылы. В благодарность он при любой погоде этих людей держал возле себя. Смотрите, ведь до сих пор вокруг него вертятся бывшие руководители ведомства Рудольф Пихоя и Козлов, а также главный охаиватель героического советского прошлого Сергей Мироненко. И тут надо отметить, что Горяева тоже много лет входила в созданный Артизовым пул неприкасаемых архивных функционеров. Это ведь глава Госархива не так давно инициировал представление Горяевой к высокой правительственной награде и даже пробил указ президента о награждении директора РГАЛИ какой-то медалью. Так почему же в конце августа Артизов, несмотря ни на что, неожиданно решил Горяеву уволить?
Понятно, что не из-за пожара. Случившийся летом этого года пожар в РГАЛИ Артизова по большому счёту никак не взволновал. Он даже не посчитал нужным сразу побывать на месте происшествия, дав понять, что для него это всего лишь пустяк. Тогда что же произошло?
Неужели Артизову кто-то сверху приказал срочно принести Горяеву в жертву? Или вдруг выяснилось нечто страшное в архивном ведомстве, что пришлось для спасения собственной шкуры немедленно предпринять некие превентивные меры и, грубо говоря, сдать Горяеву?


Судя по всему, Росархив в данной ситуации предпринял увольнение Горяевой исключительно в целях сохранения у власти лично Артизова. В данном конкретном случае Горяева просто оказалась пешкой в сложной игре опытных и искушённых в интригах царедворцев. На чём основаны такие предположения?
А вы посмотрите, что случилось буквально через два дня после отставки Горяевой. 29 августа наш президент Владимир Путин неожиданно уволил начальника одного из управлений своей администрации Сергея Осипова. При этом в указе ни слова не было сказано о причинах этого неожиданного увольнения. Не последовало за этим указом и вынесение благодарности Осипову за многолетнюю работу в Администрации Президента. И только редакция газеты «Завтра» публично назвала причину отставки Осипова – регулярный слив информации на сторону. По сути, Осипов был объявлен «кротом». На языке всех разведок мира «крот» означает – предатель в своём же сообществе.

Читайте новую книгу издательства
«Литературная Россия»

А какое отношение этот Осипов имеет к нашей конкретной ситуации? Да очень простое. Он ведь наряду с документооборотом отвечал в Администрации Президента за Архив Президента и, надо полагать, также за всю архивную отрасль страны в целом. Именно это заставило нас повнимательнее вчитаться в послужной список данного чиновника. И тут обнаружилась обильная пища для ума.
Начнём с того, что в конце горбачёвской перестройки тогдашний армейский политработник Осипов неожиданно очутился в Институте военной истории Министерства обороны. Здесь стоит напомнить, что как раз в то время в этот институт маршал Дмитрий Язов удалил одного из бывших руководителей Главпура генерала Дмитрия Волкогонова. Боевого маршала не устроило, что Волкогонов начал слишком часто менять свою позицию и быстро из правоверного марксиста превратился в страстного обличителя коммунизма. Язов думал, что, понизив главпуровца в должности, он даст тому понять: пора осознать свои заблуждения и попытаться исправиться. Однако Волкогонов, обидевшись на военачальников, на глазах стал эволюционировать в сторону оголтелого ельцинизма. Прикрываясь должностью начальника Института военной истории, он вскоре стал откровенно фальсифицировать советское прошлое. А рядом с ним именно в это время стал отираться и наш герой Осипов.
После развала СССР политическая карьера Волкогонова резко пошла в гору. Он потом стал советником Ельцина. Соответственно возросли и акции Осипова. А теперь вспомним, какой непоправимый урон Волкогонов нанёс тогда нашей военной науке и архивной отрасли. Ещё несколько лет назад нынешний главный хранитель Российского государственного архива новейшей истории (РГАНИ) Иван Шевчук доверительно сообщил нашей газете, что именно Волкогонов в начале лихих 90-х годов дал команду день и ночь ксерить прямо в Кремле тысячи уникальных архивных документов, касающихся советского прошлого, которые потом тоннами переправлялись за океан. Российским же историкам тогда заявили, что все эти документы продолжают находиться на секретном хранении и поэтому выдаче для изучения не подлежат. Осипов же в ту пору постоянно находился при Волкогонове и не мог не знать, что его шеф вообще-то совершал преступление как минимум против российской науки.
Другой интересный момент. Одно время Осипов крутился вокруг президентской комиссии по военнопленным. В том числе его интересовал вопрос пропавших во время войны во Вьетнаме американцев. В середине 90-х годов газета «Нью Йорк Таймс» также намекнула на некую роль нашего чиновника в установлении истины по некоторым американским участникам войны во Вьетнаме. Но до сих пор неизвестно: Осипов тогда действовал с ведома и санкции наших соответствующих служб, или, руководствуясь иными соображениями, не думая об интересах нашей страны. Тут что ещё удивительно? Как раз именно в это время неожиданно был уволен директор Рэм Усиков, который в конце горбачёвской перестройки заведовал общим отделом ЦК КПСС, а потом возглавил некий центр, на базе коего впоследствии был создан РГАНИ. Как утверждал бывший коллега Осипова по архиву бывшего отдела ЦК КПСС Иван Шевчук, Усикова убрали только потому, что он санкционировал выдачу одному американскому исследователю архивного документа, который позволил американцам раскрыть детали одной из операций советских спецслужб по дезинформации американцев во время войны во Вьетнаме. Существует версия, что к увольнению Усикова приложил руку именно Осипов, которому, как говорили, было крайне невыгодно выяснение всей правды по советско-вьетнамско-американским делам. Самое же подлое заключалось в том, что люди Волкогонова потом попытались на Усикова повесить всю историю по продаже в американские университеты микроплёнок с документами из бывшего архива ЦК КПСС.
Тут надо добавить, что именно в период могущества Волкогонова (а Осипов тогда входил в его ближайшее окружение) началось и выстраивание новой конфигурации руководящей обоймы в архивной отрасли, когда на первые роли стали выдвигаться люди из одного клана (этот клан базировался вокруг бывших функционеров из бывшего центрального партийного архива при Институте марксизма-ленинизма; там, кстати, немалую роль играл Владимир Наумов – отец нынешнего статс-секретаря российского федерального архивного агентства).
Посмотрите: кто заменил в бывшем архиве общего отдела ЦК КПСС Устинова? Некая Наталья Томилина. А что это была за дама? Может, она слыла авторитетным специалистом в области истории или архивного дела и имела в своём активе уникальные научные труды? Да нет. К моменту своего назначения Томилина заслужила пенсию, но сидеть дома очень не хотела. Вообще-то она в своё время, начиная в какой-то конторе бухгалтером, предпочла продвигаться по комсомольской и партийной линиям. В конце 60-х годов её за аккуратный почерк и умение красиво заполнять разные анкеты взяли на техническую должность в аппарат отдела оргпартработы в ЦК. Как историк эта дама никогда о себе не заявляла. Самостоятельных научных публикаций у неё не было. Архив общего отдела ЦК она не знала. За что же в таком случае её назначили на место Устинова? Не потому ли, что кому-то было выгодно, прикрываясь этой неофиткой, творить тёмные делишки?!
Примерно тогда же главный архив страны – ГАРФ – возглавил специалист по декабристам Сергей Мироненко, который моментально на государственных каналах телевидения получил в свои руки целую серию передач для огульного охаивания советского прошлого.
Дальше – больше. Новая руководящая обойма в архивной отрасли очень скоро взяла курс на подготовку за большие деньги эксклюзивных материалов для зарубежных организаций, специально закрыв для этого на многие годы наиболее ценные фонды для отечественных исследователей. А содействовали этой обойме странные люди из ельцинской администрации и президентского архива. Вспомним, как они распоряжались фондами Хрущёва, Брежнева и архивными материалами ЦК КПСС. Некие Коротков и Степанов, к примеру, узурпировали фонд Брежнева. По их указаниям к рабочим и дневниковым записям Брежнева были допущены лишь немцы, которые готовили к публикациям огромные своды документов. Для наших же исследователей хранившиеся в архиве президента страны дневники Брежнева оставались недоступными. В РГАНИ эти материалы были переданы лишь в конце «нулевых» годов. Но там на них сразу свои лапы наложили Михаил Прозуменщиков и Ирина Казарина. Россиянам открыли фонд Брежнева после многочисленных скандалов лишь летом 2014 года. Но уже через 5 лет директор РГАНИ Томилина распорядилась под предлогом необходимости микрофильмирования вновь этот фонд на неопределённое время закрыть. Видимо, дельцы от архивов ещё не всё распродали иностранцам.
До сих пор полностью не выяснена роль Владимира Наумова в сделках с американцами по хранящимся в РГАНИ документам об убийстве Кирова, чей сын теперь исполняет обязанности статс-секретаря Росархива. Одно известно, что когда фондом Яковлева стала управлять дочь главного прораба перестройки, она первым делом избавилась от Владимира Наумова. Как говорили, у неё возникло очень много вопросов, почему сборник хранящихся в РГАНИ документов о ходе расследований убийства Кирова вышел первоначально не в фонде её отца, а за рубежом.
Но Коротков, Степанов или Наумов-старший не просто очень долго числились в структурах ельцинской администрации. Их ведь кто-то опекал и контролировал. Но кто конкретно? Не Осипов ли?!
Вообще звёздный час Осипова пробил в 2008 году, когда люди из ближайшего окружения Дмитрия Медведева добились его назначения начальником одного из ключевых управлений Администрации Президента Российской Федерации. Судя по всему, именно Осипов через год после своего назначения инициировал выдвижение на пост главного архивного начальника страны Артизова. Как не так давно утверждала Наталья Стрижкова, которая много лет работала в РГАЛИ, вообще-то после увольнения Козлова Федеральное архивное агентство должен был возглавить Владимир Тарасов. Но у сложившейся на тот момент компашки по продаже архивных документов за рубеж не было уверенности, что Тарасов разрешит им продолжать эксклюзивно передавать на Запад наши архивные документы, и поэтому ставка была сделана на Артизова. Ну, а Артизов, судя по всему, этот клан не подвёл. Он годами закрывал глаза на то, что нашим историкам не выдавали никаких документов из фондов Хрущёва, Брежнева, Андропова, Черненко, Суслова, зато ко всем этим материалам свободно допускались зарубежные исследователи.
По логике, первым за допущенные провалы с Артизова семь шкур должен был спустить именно Осипов. Но тот по непонятным причинам закрывал на всё глаза. И не надо говорить, что бывшая правая рука Волкогонова даже не подозревал о масштабах сомнительной деятельности архивных чиновников. Никогда не поверю, что Коротков и Степанов подпускали к дневнику Брежнева только одного немецкого исследователя и ставили заслон перед российскими учёными лишь по собственной воле. Безусловно, Осипов был в курсе происходящего. Но почему он на всё закрывал глаза? Похоже, кто-то за это с ним делился. Или он за идею продвигал интересы немецких коллег в ущерб российским историкам? В любом случае получалось, что Осипов и его подчинённые Коротков и Степанов много лет действовали не столько как государственные служащие Российской Федерации, а прежде всего как иностранные агенты?
Кстати, похоже, именно Степанов помог взойти Артизову на олимп архивной отрасли. Как оказалось, Степанов и Артизов в конце горбачёвской перестройки вместе служили референтами в Общем отделе ЦК КПСС. Позже деловые связи двух коллег, похоже, вышли на новый уровень. А сейчас Степанов как представитель администрации Президента России входит уже в коллегию Росархива. Но, похоже, в этой коллегии он всячески уводит своего соратника от какой-либо ответственности за многочисленные провалы в работе.
В этой ситуации зря гражданское общество мечтает, чтобы власть наконец нашла управу на Артизова и навела в архивной отрасли порядок. Как же власть может что-либо сделать в архивном ведомстве, если она все эти вопросы делегировала таким своим представителям, как Степанов и Осипов?! Посмотрите, как эти люди вместе с Артизовым расставляли в последние годы кадры. Кругом выходцы из того же клана, что и Артизов со Степановым. Ставка всегда делалась не на компетентность, а на лояльность к клану.
Вот сейчас все, кому не лень, говорят о крайне серьёзных ситуациях в Российском государственном архиве научно-технической документации (РГАНТД) и во ВНИИ документоведения и архивного дела (ВНИИДАД).
Но посмотрите, кого туда назначили руководителями? В РГАНТД год назад пришла некая Марина Власова. Этой девушке ещё не было 27 лет, когда её назначили в Красноярске директором краевого архива. За какие заслуги, никто тогда так и не понял. А потом эту девушку вдруг приглашают в Москву и назначают на высокую должность в Федеральное агентство научных организаций (ФАНО). Чем она заслужила такое повышение, также никто не понял. Правда, все уловили одну связь, а именно – то, что руководителем ФАНО в тот момент являлся мистер Котюков, который раньше занимался финансами в Администрации Красноярского края.
Смотрим дальше. В 2018 году Президент страны признал создание ФАНО ошибкой, и эту организацию за ненадобностью ликвидировал. После этого кто-то решил, что Власова вновь может заняться архивными делами, и её сразу назначили директором в РГАНТД. Неудивительно, что этот архив теперь страшно лихорадит.
Во ВНИИДАДе ситуация несколько иная. Этим институтом, в отличие от РГАНТД, руководит не приезжая девочка, а вроде серьёзный научный муж – доктор юридических наук Николай Куняев. Но смотрим, какой у него опыт работы и чем конкретно он раньше занимался. Выясняется, что к архивам он раньше никакого отношения не имел. Одно время он работал помощником министра высшего образования. Потом сидел в административном департаменте Министерства по налогам и сборам. Затем служил в Администрации Президента, где занимался вопросами государственных наград. Неужели Артизов взял этого пенсионера из Администрации Президента в свою систему только за то, что тот в своё время помог получить ему какой-то орден?
А теперь посмотрим, кого Артизов вместо Горяевой назначил в РГАЛИ. Новым директором этого архива стала Ольга Шашкова. Ей 57 лет. Она представлена как специалист по археографии, которая имела опыт работы в РГГУ и РГАСПИ. Мы поинтересовались у целого ряда выпускников РГГУ, чем им запомнился преподаватель по фамилии Шашкова. И что нас поразило? Никто не мог её вспомнить. То есть никто не отрицает: может быть, Шашкова и преподавала там. Но её занятия почему-то никто не запомнил. Такое впечатление, что, работая в РГГУ, Шашкова вела себя, как серая мышка. С другой стороны, она уже несколько лет по совместительству числится в отделе публикаций РГАСПИ. Но и в этом архиве никто из тех, с кем нам удалось побеседовать, не может хоть как-то её охарактеризовать. Единственное, на что указывают наши источники, – что через РГАСПИ проходит множество работ, посвящённых юбилейным датам в Российской истории. Большая часть этих работ финансируется за счёт бюджета. Но их издание идёт в основном через контролируемое директором архива Андреем Сорокиным издательство РОССПЭН. А курировала передачу рукописей, как говорят, именно Шашкова.
Если это так, то многое становится ясно. Некий клан решил завершить расстановку кадров на ключевые посты в архивной отрасли исключительно своими людьми. Я приведу конкретный список, а выводы вы делайте сами. Смотрите: руководитель Росархива Андрей Артизов – бывший сотрудник общего отдела ЦК КПСС и Администрации Президента РФ, статс-секретарь Росархива Олег Наумов – бывший директор РГАСПИ, научный руководитель ГАРФА Сергей Мироненко – бывший заместитель директора РГАНИ, созданного на базе архива общего отдела ЦК КПСС, директор ГАРФа Лариса Роговая – бывший заместитель директора РГАСПИ, заместитель директора РГАСПИ Лариса Малашенко – бывший сотрудник РГАСПИ, директор РГАНИ Наталья Томилина – бывший бухгалтер, а затем технический сотрудник отдела оргпартработы ЦК КПСС, заместитель директора РГАНИ Михаил Прозуменщиков – питомец Центрального Партийного Архива при Институте марксизма-ленинизма… Согласитесь, в этот список блестяще вписывается новый директор РГАЛИ, которая до этого была тесно связана с РГАСПИ. И что теперь можно ожидать от Ольги Шашковой? Прямо-таки теряемся в догадках.
Но теперь возвращаемся к главной интриге. Почему Артизов так поторопился с треском уволить ещё недавно столь дорогую ему Горяеву и срочно заменить её на представителя клана РГАСПИ? Что, ему прямо-таки приспичило – за один день усилить в архивной отрасли свою группировку? Неужели нельзя было подождать завершения работы комиссии по выявлению причин и последствий случившегося в РГАЛИ пожара? (Как ожидалось, эта комиссия должна была представить своё заключение в середине сентября.) Значит случились непредвиденные обстоятельства, которые принудили Артизова поторопиться. Думается, в ближайшее время мы узнаем обо всех этих обстоятельствах.
Однако, похоже, Артизов на этот раз всё-таки опоздал. Судя по всему, ему все карты спутало неожиданное увольнение из Администрации Президента Осипова. Мы пока точно не знаем, был ли Осипов «кротом», как утверждает газета «Завтра», или что-то другое вскрылось, но одно точно – одним серьёзным покровителем у Артизова и его клана стало меньше. Нет сомнений, что сейчас, после увольнения Осипова, в архивном ведомстве начнёт такое вскрываться, что мама не горюй! Наверняка за этим последует серия громких отставок. А там, может быть, вспомнят и крылатые слова нашего национального лидера: «Где посадки?».
Будем внимательно следить за развитием событий.

 

4 комментария на «“Первый пошёл! Кто следующий в Росархиве в очереди на увольнение?”»

  1. ЛР, В.В.Огрызко снова и снова бьют тревогу о ситуации в российских центральных архивах. Все правильно, но не верится, что что-нибудь изменится
    Самое большее — уберут еще кого-нибудь из второстепенных персонажей, а уничтожение наших архивов продолжится.

  2. Интересная и хорошая статья.
    Особенно понравилось вот это: «именно Волкогонов в начале лихих 90-х годов дал команду день и ночь ксерить прямо в Кремле».
    Теперь литературных журналистов в архивах будут встречать хлебом-солью,

  3. и даже госархив стал частной лавочкой ! откуда же правде взяться когда её распродали по частям?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *