Писатель: профессия или самозанятость?

Рубрика в газете: Наша анкета, № 2020 / 16, 30.04.2020, автор: Александр КУРИЛОВ

1) Два года назад новым руководителем Союза писателей России стал Николай Иванов. Удалось ли за это время переломить негативное отношение общества к СПР? Или всё стало ещё хуже? Иванов показал себя как лидер или как аутсайдер?
2) Что-то ещё может реанимировать Союз писателей? Или этой организации уже ничто не поможет, и она обречена?
3) Так нужен ли в нынешних условиях Союз писателей вообще в том или ином виде? Или надобность в нём давно пропала?


 

Александр КУРИЛОВ,
доктор филологических наук

 

1–3) Вопрос: нужен или не нужен нам Союз писателей – давно стал притчей во языцех. Одни считают – нужен, чтобы защищать интересы писателей. Другие – не нужен, так как в нынешних условиях делать это он просто не в состоянии. Думали, что судьба СП зависит от его руководства. Сменили, но ничего не изменилось.
Хорошо представляя себе свои интересы, ни сами писатели, ни руководство СП, понимая, что нужно их защищать, не знают, от чего, от кого или перед кем их надо защищать. Главное среди этих интересов: бытовые (возможность заниматься творчеством), издательские (доступность публикации произведений) и материальные (достойные гонорары за опубликованное).

Но первое (квартиры) определяется жилищным кодексом, с которым обязано считаться руководство СП и смиряться писатели. Второе и третье целиком зависит от издательств и СМИ, которые сегодня все находятся в частных руках, и оказать влияние на их политику и практику ни СП, ни его руководство никак не могут.

Вспоминают СП СССР с его издательствами, журналами и газетами, домами творчества, дачами и многотысячными тиражами, когда «советский писатель» была всеми уважаемая профессия, обласканная государством. Но профессии появляются не сами по себе, а создаются работодателями при необходимости определённых видов работ, связанных с решением конкретных задач, возникающих в производственной, служебной или какой иной сфере деятельности. Профессия отмирает, когда отпадает надобность в соответствующих видах работ, а решение задач, вызвавших их появление, становится не нужным. Профессия «советский писатель» не исключение.

Она создаётся по постановлению ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 года «О перестройке литературно-художественных организаций», призванного объединить «всех писателей…, стремящихся участвовать в социалистическом строительстве в единый Союз советских писателей». Первый их съезд обозначил суть и границы профессии: определил вид работы советских писателей – «социалистический реализм», и задачи – «идейная переделка и воспитание трудящихся в духе социализма». Что советские писатели и стали делать. Создав все условия такой работы, советское государство-работодатель требовало от них неукоснительно решать поставленные перед ними задачи. Того, кто этого не делал, оно «по отечески», мягко говоря, наказывало, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Но вот СССР перестал существовать. Советского государства-работодателя не стало. Надобность в «соцреализме» и в «воспитании трудящихся в духе социализма» отпадала. Профессия «советский писатель» делается ненужной и отмирает. Осталась только ностальгия по условиям жизни и работы советских писателей, иллюзия, что их работодателем был СП СССР, а не государство, и что СП России сможет эти условия возродить. Не сможет.

Сможет только государство, если писатели докажут, что их работа нужна Отечеству и задачи, которые они решают своим творчеством, имеют непреходящее значение для настоящего и будущего страны. Тогда профессия «писатель» снова обретёт своё значение, станет востребованной, незаменимой, соответствующим образом влияя на жизнь, деятельность и общественное положение тружеников пера.

Что для этого нужно сделать? Создать новую литературу («Неизбежность новой литературы» / «ЛР», 2019, № 14), изменив представление о сущности и назначении произведений не только как словесного отражения действительности, а как художественного решения («Что есть поэт? Искусный лжец!..» / «ЛР», 2015, № 36; «Уроки литературы – на уроки литературы!» / «ЛР», 2017, № 20) нравственных, социальных и экономических вопросов, значимых для судьбы Отечества и жизни россиян. И такие произведения предъявить обществу, помогая государству осознать необходимость быть, если и не работодателем непосредственно, как в советское время, то инвестором, заинтересованным в работе писателей. И творчество их станет государственно важной профессией, а не просто, как сейчас, разновидностью самозанятости и «самовыражения», потому что художественно решать те или иные вопросы – профессия, а художественно выражать самого себя – самозанятость.

Тогда и прояснится, нужен ли нам Союз писателей и что от него ждать.

7 комментариев на «“Писатель: профессия или самозанятость?”»

  1. Писатель — это самозанятость, по-нынешнему, что-то вроде блогера: хочу и пишу, хочу и говорю за свой счёт или за подаяния тех, кому нравится твоя болтовня. Иначе как относиться к улицким, быковым, веллерам, солженицыным, прилепины, рубиным и пр.пр.пр., считающих себя «классиками» русской литературы? Эта рать самозванцев каждодневно пополняется новыми графоманами, антисоветчиками, русофобами, всякого рода лицемерами, облизывающими власти имущих.
    Ну, зачем молодухе Пустовой лезть в эту премию с первой книжкой прозы? Что за недержание такое? Что это дитятко из гнезда, понятно какого, может сообщить русскому миру, России и зарубежьям? Денег хоцца? Славы хоцца? Выдайте им всем по носовому платку, пусть подотрут под носом и почитают советскую поэзию и прозу. Пусть прозревают…

  2. И снова: «создать», «предъявить» «решать»… «Решения партии в жизнь!». «Пятилетку за три года!»… Опять одни сплошные пожелания. Автор не отвечает на вопрос (но он на него и не может ответить): а КТО будет создавать, предъявлять и решать? Кто конкретно? Всё в Истории человечества определяли и определяют КОНКРЕТНЫЕ люди, а не так называмые народные массы ( в том числе и товрческие).. И не нужно лукавить: писалеьство есть занятие (то есть та же самозанятость), но никак не профессия (хотя хотелось бы, чтобы была именно профессия. Но мало ли чего всем нам хочется).

  3. Если это профессия, то подавляющее большинство этих рукоблудов надо гнать из союза за профнепригодность. Умеют только разглагольствовать косноязычно, глотать спиртное и получать деньги. Писать так и не научились. Самозанятые — да, рукоблуды же.

  4. Стесняюсь спросить: сев за стол (компьютер), писатель должен ли прежде всего нацелиться на создание «новой литературы», тотчас изменить свое представление о сущности и назначении своих произведений в экономически ракурсе, думать о судьбе Отечества и жизни россиян? Должен ли он не просто писать о выстраданном и о том, что его душе хочется, но «предъявлять обществу» свои произведения, «художественно решать те или иные вопросы, помогать государству быть работодателем и инвестором? Не убьет ли это его вдохновение и желание сказать то, чем он живет? А как же «дорогою свободной иди, куда влечет тебя свободный ум, усовершенствуя плоды любимых дум»?

  5. Вот именно! При чём тут этот пафос? «Создавать новое». «Думать о судьбе отечества». » Поднимать эстетику»… А я всю жизнь пишу о своей улице, о своих соседях, да и просто знакомых. Которых ни к каким «идеалам» уж точно не отнесёшь: и матерятся, и пьют, и кулаками машут, и скоммуниздить что плохо лежит всегда готовы. И от этого правила (писать именно о них) отступать не собираюсь. Причина совершенно простая: мне о них ПИШЕТСЯ, потому что я их ЗНАЮ. Так что никакого «создателя новой литературы» из меня не получится. По-моему, К СЧАСТЬЮ не получится. Потому что желающих «осчастливить » собою нашу то ли многострадальную, то ли беззаботно весёлую литературу и без меня пруд пруди. С тем и остаюся, как меня называет один мой ироничный читатель, «певец голутвинских помоек» (Голутвин это название привокзального района моего родного города- подмосковной Коломны)

  6. «Сменили, но ничего не изменилось», пишет А. С. Курилов, но для чего-то мы стали платить взносы. Раньше была реальная помощь без взносов, теперь есть взносы без реальной помощи. Абсурд.
    Сменился строй — сменилось и отношение к писателям со стороны государства. Социальных заказов больше нет. Направлять поток литературы больше не нужно, поэтому и жанр критики как таковой тоже стал ненужным. И почти исчез. Теперь мы живём в стране, где всё решают деньги и спрос. А СПР – лишь атавизм, оставшийся нам от СП СССР.
    Писатели нынешнему государству не нужны. Это хорошо продемонстрировал нам формально объявленный Год литературы, который ничего не решил. Свобода творчества – это и хорошо, и плохо. Потому что страну захлестнула мутная волна псевдолитературы: детективов, любовных романов, фэнтези, а детская литература почти исчезла.

  7. Для провинции все московские дела далеки, СП себя изжил, это атавизм. У кого есть билеты этим гордятся, конечно, но взносы и смена билетов — для большинства на местах действия направленные на решение «московских дел». Премии нужны, поддержка правительства нужна, госзаказы нужны, СП нет. Кого не поставить в руководстве перемен не будет. Писателей должны поддерживать общественные организации, меценаты. Писатели — не авиадиспетчеры, которым нужен свой профсоюз.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *