ПОЗВОЛЬТЕ ЧЕЛОВЕКУ БЫТЬ ХОРОШИМ!

Рубрика в газете: Не запрещать, а вникать, № 2019 / 11, 22.03.2019, автор: Ирина ЖИЛАВСКАЯ

Сегодня медиа – это даже не часть жизни, а сама жизнь. 10 марта на проспекте Сахарова, например, около 10 тысяч человек (по данным «Белого счётчика» – 15,3 тыс.; по данным МВД – 6,5 тыс.) собрались с одной целью – защитить «свободный интернет». Интернет изменил человека, а теперь и человек стремительно меняет это пространство. О взаимодействии с медиасредой, об «эффективности» запретительных мер, о медиаобразовании в школе «ЛР» поговорила с кандидатом филологических наук, зав. кафедрой медиаобразования МПГУ и руководителем кафедры ЮНЕСКО медийно-информационной грамотности и медиаобразования граждан Ириной Владимировной Жилавской.


– Ирина Владимировна, я читал, что ваша кафедра серьёзно занимается разработкой профессиональных компетенций новой профессии – медиапедагога. Кто это такой? В чём суть?
– Прежде всего, это человек, который обладает очень широким кругом медиакомпетенций. Человек, который понимает, как устроено медиапространство, как устроена медиасреда, какое место в ней занимает личность. Это очень важно, потому что сегодня речь идёт уже скорее не о защите человека от медиапространства, а, наоборот, – медиапространство надо защищать от человека. Экспансия человека, наше бессознательное поведение в Сети уже превышают всякие разумные пределы. Медиапедагог обязан иметь и очень широкую гуманитарную подготовку. Что же касается функционала, то очевидно, что медиапедагоги работают в системе образования, следовательно, имеют базовые компетенции педагога.
– То есть в российских школах уже появились медиапедагоги?
– И да, и нет. К сожалению, до сих пор статус медиапедагога в нашей стране никак не определён, в отличие от очень многих зарубежных государств. Но нам же опыт других стран не указ. Между тем, это люди, которые работают в школах, домах творчества, центрах дополнительного образования и выполняют важнейшие в современном мире функции посредников, медиаторов между информационным пространством и человеком, помогающие осуществлять навигацию в этом бушующем море информации. У нас, в отсутствие официального статуса, роль медиапедагога выполняют учителя, которые занимаются со школьниками медиатворчеством – вместе с детьми выпускают школьную газету, создают видеоконтент, может быть, занимаются мультипликацией, фотографией, производством любой медийной продукции. Таким образом в процессе создания медиапродуктов они отрабатывают у детей первичные навыки в сфере медиа. Но медиаобразование как понятие, конечно, гораздо шире. Речь идёт о помощи человеку встроиться в современный мир, и для этого его надо понять и принять, оценить свои силы, найти свою нишу в цифровой среде, сохранить себя как живого человека, а не как киберсоциальный элемент цифровой экономики. Помимо того, что для этого надо владеть современными информационными технологиями, нужно ещё и самостоятельно определять свою линию жизни, выстраивать и корректировать медиаповедение, стараться, чтобы оно было осознанным. И здесь уже возникают проблемы мировоззренческого, даже идеологического характера. Гражданская позиция, к примеру, тоже выражается через медиа.
– Да, насчёт гражданской позиции… Вы, наверняка, слышали о недавно принятом Госдумой так называемом «Законе о фейках», на этих выходных люди собирались против этого на проспекте Сахарова. Не очень много, но…
– Люди выразили своё отношение, проявили позицию, они имеют на это право.
– Безусловно. Так вот, как Вы считаете – тенденция такая запретительная, как она влияет на развитие медиапространства в нашей стране?
– Она пагубна! И в первую очередь для нашей общей нацеленности на развитие, она не позволяет человеку мыслить свободно, творчески, легко импровизировать. Она создаёт в стране атмосферу тревоги, беспокойства, угнетённости.
– Но были же какие-то резоны у депутатов. Они, вероятно, пытаются охранять государственный порядок в условиях «информационной войны». Как Вы думаете, имеет ли смысл этот закон даже с точки зрения полицейской?
– Вы хотите сказать, эффективен ли он? Неэффективен. Вообще, всяческие ограничительные меры по отношению к информации – бесперспективны. Информация – она как вода, всё равно русло своё найдёт, это мы видим и по ситуации в Китае, например. Китайские студенты виртуозно преодолевают любые преграды в Интернете. Что бы кто ни делал, информационные потоки до потребителя рано или поздно дойдут. Не всё можно проконтролировать, проверить, заблокировать. Это действительно очень трудозатратное дело, и, по большому счёту, бессмысленное. Запретительные меры хороши только на короткий период времени и для каких-то неординарных ситуаций. Но если стратегически рассматривать государственную политику как некую деятельность, направленную на развитие своей страны, своего народа, то запретительные меры не просто не работают, они ограничивают человека и унижают его.
– Вернёмся к медиапедагогу. Были разговоры в образовательном сообществе, что «наверху» решили: школам необходим медиаполицейский. Как Вы к этому относитесь? Должна ли быть у медиапедагога функция слежки за детьми? Сейчас в некоторых школах есть такое – неофициально – когда существует педагог, который в соцсетях «мониторит» страницы детей и даже учителей на предмет незаконных, опасных (суицидальных, например) или просто каких-то «неправильных» публикаций. Нужна ли такая функция медапедагогу в числе прочих?
– Я понимаю этот вопрос. Он беспокоит и нас. Где та граница, когда куратор превращается в полицейского? Но здесь многое зависит оттого, какая атмосфера царит в стране по отношению к людям. Если это атмосфера доверия, то и проблемы решаются нерепрессивными средствами. Дайте человеку возможность быть хорошим! В этих условиях формируется соответствующая законодательная база, которая помогает ему в этом. Однако у нас априори принято считать человека плохим, он у нас – всегда подозреваемый, виноватый – вор, проходимец, казнокрад. И государство видит свою функцию исключительно в том, чтобы ловить человека на каких-то правонарушениях. Конечно, сама по себе такая установка порождает потребность плодить всё новые и новые запретительные законы. Законопослушание достигается только большим доверием. Хочешь контролировать – доверяй! Если государство доверяет человеку, если в стране устанавливается атмосфера уважения к человеку, его правам, его мыслям, ценностям, какими бы они ни были, – только тогда можно выстраивать диалог с обществом. Понятно, что должны быть регулирующие законы, это естественно, кто же будет спорить, но изначально посыл должен быть доверительным. А мы в современном мире уже мало кому доверяем – такая в обществе атмосфера.
– Медиаобразование может помочь обществу стать более открытым?
– Конечно! Медиаобразование – оно как раз об этом. Медиаграмотный человек, он более открытый, потому что он понимает процессы – а значит, лишён многих предрассудков; ведь более всего страшна неизвестность, как этот цифровой мир будет развиваться дальше. Медиаобразование даёт некоторые ответы на вопросы, хотя и не все. Надо понимать, что человек, погружаясь в мир медиа, должен сохранить некий баланс чувств и эмоций, он должен сохранить себя как живую вечно творящую личность, как уникальное разумное существо, которое органично вписано в живую природу. А для этого надо думать, мыслить, это всё, что нам сегодня осталось. Отсюда ещё один важный аспект медиаобразования – критическое мышление, критическая автономия, осознанное медиаповедение.
– Сейчас в рамках правительственной программы «Цифровая экономика» создают новую профессию – цифровой куратор. Специалист по медиа, который будет повышать медиаграмотность населения, но, как я понял, больше практически – как пользоваться госуслугами, и так далее. Это очень похоже на медиапедагога, но как-то более поверхностно, что ли. Ваша кафедра участвовала в этих разработках?
– Да, цифровой куратор или цифровой консультант, как он обозначен в недавно разработанном профессиональном стандарте – это специалист, который поможет потребителю цифровых услуг воспользоваться ими качественно и безопасно. Это по сути медиапедагог, но только в цифровом сегменте медиа. Преподаватели нашей кафедры разработали модуль по медийно-информационной грамотности, который войдёт в образовательную программу цифрового консультанта.
– Кстати говоря, если я не ошибаюсь, кафедра ЮНЕСКО, руководителем которой вы являетесь, носит название «кафедра медийно-информационной грамотности»…
– «Медийно-информационная грамотность и медиаобразование граждан в целях социальных преобразований и межкультурного диалога» при Московском педагогическом государственном университете, если быть точным.
– Вот, касательно межкультурного диалога. ООН объявила 2019 – годом сохранения языкового разнообразия. Кафедра медиаобразования МПГУ участвует в этом каким-то образом? И вообще – каким образом вы сотрудничаете с ЮНЕСКО?
– Для нас работа с ЮНЕСКО – это исследования в области медиаграмотности, например, молодых преподавателей педагогических вузов России и стран СНГ; разработка критериев оценки этого нового вида грамотности; включённость в глобальные проекты для школьников и студентов. Большое значение имеют личные контакты с коллегами на различных международных конференциях, где довольно часто в условиях негативного отношения к нашей стране нам приходится проявлять особые дипломатические качества. Это, конечно, не радует, так не должно быть на научных конференциях. Но даже в сегодняшней непростой для нашей страны ситуации ЮНЕСКО представляет большие возможности для сотрудничества в целях межкультурного диалога, развития языкового разнообразия, сохранения цифровой информации, изучения проблем в области информационной этики и медиаэкологии.

Беседовал Иван КОРОТКОВ

Один комментарий на «“ПОЗВОЛЬТЕ ЧЕЛОВЕКУ БЫТЬ ХОРОШИМ!”»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *