ПРОИГНОРИРОВАННЫЙ КРЕМЛЁМ ПОДВИГ ВАЛЕНТИНА РАСПУТИНА

Рубрика в газете: Тайны власти, № 2019 / 15, 19.04.2019, автор: Вячеслав ОГРЫЗКО

Я уже рассказывал о том, как московские чиновники в конце 60-х – начале 70-х годов погасили мощную волну протестов учёных и деятелей культуры в защиту Байкала» («ЛР», 2019, № 12).

Горбачёвская перестройка породила в обществе новые иллюзии. Случилось неслыханное: власть сама признала губительность строительства на Байкале вредных производств. Руководитель Госплана страны Николай Талызин 11 марта 1987 года в главной газете страны – в «Правде» заявил: «Сейчас и дураку ясно, что целлюлозный комбинат на Байкале нельзя было строить».

Кремль создал кучу комиссий, которые должны были дать правительству рекомендации, как защитить уникальное озеро. Власть приняла решение, что до 1993 года полностью перепрофилирует целлюлозный комбинат, а до этого – в разы сократит сбросы ядовитых стоков.

Однако очень скоро стало ясно, что министерства, опираясь на региональные власти, и не собирались всерьёз что-либо перестраивать.


Чтобы успокоить общественность, ведомства сначала ограничивались лишь громкими обещаниями, а потом приступили к реализации нового вредного проекта – строительства от целлюлозного комбината 70-километрового трубопровода для сброса промстоков уже в реку Иркут.

Тысячи и тысячи жителей Приангарья, взбешённые обманом властей, вышли на митинги. Группа активистов составила петицию в защиту Байкала и стала собирать под ней подписи народа. За несколько месяцев организаторы собрали 15 тысяч (!) подписей.

Оставалось решить, как донести мнение народа до Кремля. Выбор народа пал на писателя Валентина Распутина.


Но к тому времени художник ещё не знал всех особенностей устройства государственной машины. Конечно, он понимал, что всё у нас тогда решала партия. Но на каком уровне? Кто конкретно мог остановить губительное строительство трубопровода?

Раньше Распутин много общался с идеологами. Сколько раз его вызывал к себе секретарь ЦК КПСС по пропаганде Михаил Зимянин! Партфункционер хотел, чтобы писатель переписал некоторые сцены в ужасной, по мнению партаппарата, повести «Прощание с Матёрой». Но что Зимянин смыслил в промышленности? И имел ли он реальные полномочия останавливать строительство вредных производств?

По идее, следовало бы стучаться сразу к председателю правительства Рыжкову или к секретарям ЦК по промышленности. Но тогда у Распутина ещё не было прямых выходов на этих людей. Поэтому он решил обратиться к главному редактору «Правды» Виктору Афанасьеву, полагая, что уж у того точно есть прямая связь и с Горбачёвым, и с другими руководителями страны.

14 августа 1987 года Распутин написал Афанасьеву:

«Уважаемый Виктор Григорьевич!

Направляя на Ваше имя это письмо, я не рассчитываю на публикацию, но считаю нужным поставить в известность газету, которая своей позицией сыграла важную роль в принятии недавнего охранного постановления о Байкале, о происходящих сейчас в Иркутске событиях.
События эти развернулись вокруг трубопровода, с помощью которого постановлением намечается отвод промстоков с Байкальского целлюлозного комбината в реку Иркут. Протяжённость трубопровода – около 70 километров, проектная стоимость – не менее 80 млн. рублей. Назначение – избавить Байкал от ядовитых стоков комбината до его перепрофилирования в 1993 году. Цель эту можно было бы считать благородной, если бы не просматривалось за нею намерение Госплана СССР и Минлесбумпрома с помощью трубы спасти комбинат и не торопиться с его переносом на другую площадку. Руководители комбината этого и не скрывают.
Как член Гос. Комиссии по выработке проекта постановления, я свидетельствую, что на заседании Комиссии в марте этого года у Председателя Совмина СССР, сомнение в необходимости трубы выражали и сам Н.И. Рыжков, и В.С. Мураховский. Тогда же создана была специальная комиссия под председательством Ю.А. Израэля в составе десяти человек, которой поручалось изучить и дать обоснование строительства трубопровода. Комиссия в полном составе высказалась против этого строительства. И тем не менее в Постановление оно каким-то образом попало.
В июне в Иркутске состоялся партхозактив Иркутской области и Бурятский АССР по выполнению постановления об охране Байкала. На нём доказательства проектируемой ошибки с трубой представили вице-президент АН СССР академик А.Л. Яншин и председатель Восточно-Сибирского филиала СО АН СССР академик Н.А. Логачев. Высказывались против трубы и другие участники актива. Газеты, в том числе «Правда», в отчётах о нём были единодушны: труба – очередная ошибка в ряду свершавшихся на Байкале ошибок, она не обеспечит положение озера, поскольку с вводом её в действие возрастут воздушные выбросы, которые и теперь соотносимы с водными, зато погубит Иркут в нижнем его течении и усугубит и без того тяжёлую экологическую обстановку на Ангаре, чьей водой пользуются города Ангарск, Усолье, Черемхово, Братск, Усть-Илимск. Инспектирующие органы Гидрометслужбы и Байкальского бассейнового управления по охране вод своими расчётными прогнозами подтвердили это общее мнение.
Стихийно в Иркутске и других городах Приангарья возникло общественное движение против трубы. Составлялись тексты обращений и петиций в адрес правительства, началась кампания по сбору подписей. Иркутский обком партии принял жёсткие, порой силовые меры по её пресечению, однако, сбор подписей не был делом какой-то одной группы, и потому продолжался. Он проводился на заводах, стройках, в учебных, академических и ведомственных институтах, в школах и медицинских учреждениях, даже на улицах и площадях.
Недавно часть этих подписей, числом около 15 тысяч, была передана мне. Откровенно говоря, я не знаю, что с ними делать. Коллективные письма, направлявшиеся в Москву, теперь возвращаются обратно, некоторые изымаются на местах, и по ним отделами обкома партии и даже секретарями устраиваются дознание, ничем в новых условиях не отличающееся от старых: кто стоит за вашей спиной? не кажется ли вам, что вы не соответствуете занимаемой должности? Поверьте, что я не преувеличиваю. Мог бы приводить факты и примеры, но не хочу занимать этим Ваше время.
Нет, вероятно, надобности и рассуждать о правомерности и эффективности общественного мнения, заключающегося в сборе подписей. Хорошо оно или плохо, но гарантии подобного открытого волеизъявления обещаны были происходящими в нашей стране переменами, практика же преследования за это, запугивания и других негодных методов руководства вроде осуждена. Гражданина, так необходимого сейчас нашему обществу, мы таким образом не воспитаем.
Какую цель преследую я своим письмом? Не хотелось бы, чтобы газета «Правда», последовательно в течение многих лет выступавшая в защиту Байкала, решила бы, что с принятием постановления проблема его охраны раз и навсегда решена. Нет, до этого ещё далеко, и история с трубой тому лишнее подтверждение. Не странно ли: любое крупное строительство, влияющее на природу, без экологической экспертизы ныне запрещено, а тут – пожалуйста. И это на Байкале! Опять те же, что и в своё время со строительством комбината, спешка, проталкивание, ведомственное упрямство, нежелание считаться с мнением общественности. И разве можно поверить после этого дальним посулам, которых в байкальской практике бывало предостаточно?
Я был бы очень признателен Вам, уважаемый Виктор Григорьевич, чтобы моё письмо, если его нельзя напечатать, было при возможности доведено до сведения кого-либо из членов правительства, заинтересованного в судьбе Байкала и беспристрастно отнёсшегося бы к происходящим в Иркутске событиям. Другой возможности обратиться к ним я не имею, а 15 тысяч подписей не дают мне права отмалчиваться.

С искренним уважением Валентин Распутин, писатель. Иркутск.

14 августа 1987 года» (РГАНИ, ф. 100, оп. 2, д. 983, лл. 5–7).

Оригинал этого обращения Распутин передал собственному корреспонденту «Правды» по Иркутской области и Якутии В.Ермолаеву. Журналист в своём сопроводительном письмо Афанасьеву добавил ещё несколько подробностей. Он сообщил, что в травлю защитников Байкала включились местные власти и прежде всего первый секретарь Иркутского обкома КПСС В.Ситников.

По мнению Ермолаева, ведомства и партократия не собирались уступать обществу. Он полагал, что главные сражения за Байкал – впереди.

Ермолаев 3 сентября 1987 года написал Афанасьеву:

«Эти материалы посылаю по просьбе В.Г. Распутина. Речь в них идёт о той же пресловутой трубе для отвода стоков Байкальского ЦБК в р. Иркут. В постановление о Байкале она, пожалуй, попала и потому, что первый секретарь Иркутского обкома В.И. Ситников вёл себя непоследовательно, неправильно информировал руководство страны о позиции сибиряков, о неразумности переброски стоков в бассейн Ангары. В последние дни, видимо, по указанию сверху В.И. Ситников поручил специалистам высказать своё отношение к этой затее. И те вновь заключили: строить трубопровод не нужно. Возможно, к ним прислушаются.

Есть, однако, опасность, что кое-кто воспользуется этим для демагогических утверждений о безвредности стоков для озера, дабы оттянуть сроки перепрофилирования БЦБК. Думается, нам ещё не раз придётся выступать в защиту Байкала, враги которого не сдают свои позиции» (РГАНИ, ф. 100, оп. 2, д. 983, л. 4).

К письму Распутина Ермолаев приложил четырёхстраничный текст петиции трудящихся Приангарья о немедленной отмене решения о строительстве трубопровода для сброса сточных вод Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, научно-техническую записку кандидата химических наук В.Модолова, в которой давалась экспертная оценка качества стоков Байкальского комбината, и материалы И.Ломоносова, В.Ветрова, А.Арсентьевой и А.Гапона о влиянии промстоков Байкальского комбината на химический состав вод Южного Байкала.

А что Афанасьев? Он, прекрасно в отличие от Распутина знавший все механизмы принятия решений в стране, ограничился тем, что 9 сентября 1987 года все полученные материалы переправил в ЦК КПСС, не указав ни одной конкретной фамилии (РГАНИ, ф. 100, оп. 2, д. 983, л. 3).

В Общем отделе ЦК решили, что вполне достаточно ознакомить с этим письмом двух партфункционеров – В.Григорьева и Ю.Склярова. Но какие должности занимали эти аппаратчики? Один заведовал Отделом науки и учебных заведений ЦК, другой руководил Отделом пропаганды ЦК. Понятно, что не в их власти было остановить строительство трубопровода.


Кончилась вся эта история крайне банально. 26 января заместитель заведующего Отделом пропаганды ЦК КПСС В.Севрук дал справку. В ней он сообщил:

«Главный редактор газеты «Правда» т. Афанасьев В.Г. направил в ЦК КПСС копию письма писателя В.Г. Распутина о проблемах защиты оз. Байкал, о строительстве отводной трубы.
Мысли, содержащиеся в настоящем письме, изложены т. Распутиным в интервью «Литературной газете» («Если по совести»), опубликованном 1 января 1988 года, а также в «Прожекторе перестройки» 6 января 1988 года.

Оригинал данного письма находится в Отделе науки и учебных заведений ЦК КПСС, который совместно с Госкомитетом СССР по науке и технике и Академией наук СССР готовит предложения по существу вопросов, поднимаемых в письме.

Тов. Распутину об этом сообщено» (РГАНИ, ф. 100, оп. 2, д. 983, л. 1).

Вот и всё. Партаппарат всем показал, что никакая перестройка ничего в верхах не изменила. Власть по-прежнему игнорировала мнение народа и упорно гнула свою линию. На Байкал она чихать хотела. И переломить эту ситуацию мало кто мог. Во всяком случае Распутин с его популярностью и регалиями оказался бессилен.

10 комментариев на «“ПРОИГНОРИРОВАННЫЙ КРЕМЛЁМ ПОДВИГ ВАЛЕНТИНА РАСПУТИНА”»

  1. Как знать, может быть, это была хотя бы маленькая капля, которая «точит камень»? Вряд ли и сам писатель верил, что после его письма Кремль бросится делать все для спасения Байкала.

  2. 1. За этой информацией не видно главных «вредителей». А это Проектанты. Случайно не «эксперты»-лауреаты из многоэтажного «Гидропроекта»? Те, которые хотели повернуть русские сибирские реки в Среднюю Азию,разрушив экологию Сибири.
    2. Не знаю, какого ума специалисты, которые 70-километровым (!!!) трубопроводом (и как, какими насосами Непрерывно качать???) хотели снять стоки от Байкала и одновременно грязнить другой район. Фамилии этих «героев» на сцену!
    3. В.Рапутин — не инженер, не мог и не знал, какое предложить другое Техническое решение.
    4. Я бы предложил просто перенести этот целлюлозный комбинат на другую Площадку в другой лесистой зоне Сибири-Дальнего Востока с отводом стоков в искусственный водоём или в Охотское море. Провести за год-два на площадке коммуникации. А затем демонтировать оборудование на Байкале, перевести на новое место и смонтировать.
    5. Работники ЦК, в большинстве не инженеры, и потому «плавали» в проблеме.

  3. Я бы вообще ничего не предлагала. Разве что оставить Байкал в покое и все работы отнести подальше от бесценного озера. Все становятся специалистами, кто после драки машет руками.

  4. Галине. А Вы откуда по этой проблеме? Где это Вы предлагали, цитирую: «Разве что оставить Байкал в покое и все работы отнести подальше от бесценного озера».

  5. Рудыю Панько. 1. Это от меня — «чи шо». Конечно, В.Распутин. Вы, из какого «университета» научились «тыкать» незнакомым?
    2. Ну, а как вам «грамотеи» с 70-километровой трубой, по которой самотёком или насосами каких марок и заводов-производителей можно было перекачать стоки-отходы? Какой диаметр трубы? Вы не в курсе?
    3. Вам для справки сообщаю, что 70 км — это 7 раз по десять километров.

  6. Кириенко. Читать не умеете? Я и написала о том, что нужно было подальше от Байкалла трассы прокладывать и оставит Байкал в покое. Что же вы сами, Кириенко, со своим инженерным «гением» не помогли в те годы Распутину, не поддержали его? Вот сейчас можете биться против стройки на Байкале китайского завода. Там не всё еще окончательно решено против. Удачи вам. Подтвердите делом свою нахрапистость. Но вы, как я посмотрела, только можете советы давать, назидать и указывать.

  7. Галине. 1. 1Вы Никто, поскольку выступаете под «парткличкой»
    2. Ну как же вам не давать советы и не просвещать, поскольку вы «кидаете» почти бестолковые фразы Мимоходом. То, что у вас нет инженерного образования для своевременных предложений по Байкалу, это ваша беда. Не выступили сейчас даже против Глупости с 70-километровой трубой.
    3.Когда проблемы ставят патриоты и помогают специалисты, вы бы помолчали лучше в тряпочку.

  8. Кириенко. Смешно читать обвинения в парткличках от человека, который был сам когда-то членом КПСС.

  9. Анониму. Вы, как член КПСС, зачем прячетесь сейчас под «парткличкой»? Где ваш партбилет?
    2. Ну вы меня разоблачили! Заодно попробуйте «зацепите» других!
    3. Похоже, что вы «крутитесь» в зоне секретариата Союза писателей с претензиями на неформального лит. Гуру
    4. Для справки, я партбилет не сжигал и у меня в документах среди других, которые я не скрываю. Как и мои поэтические сборники, литературные публикации, особенно о Рубцове, и пародии на графоманов.
    5. Не скрываю мою позицию по проектантам-карьеристам комбината на Байкале. Сообщите ваше мнение о 70-километровой трубе и какими насосами качать стоки?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *