БОРЬБА ЗА БАЙКАЛ

Как два министра победили в 1970 году Политбюро и прессу

Рубрика в газете: Тайны власти, № 2019 / 12, 29.03.2019, автор: Вячеслав ОГРЫЗКО

Весной 1970 года в ЦК КПСС поступило письмо от председателя президиума Центрального Совета Всероссийского общества охраны природы Н.Овсянникова. В нём рассказывалось о крайне неблагополучном положении с сохранением природных комплексов на Байкале. Как утверждал Овсянников, ведомства сорвали выполнение принятого 21 января 1969 года постановления правительства, так и не завершив строительство на Байкальском целлюлозном заводе комплекса очистных сооружений. А на строившемся Селенгинском целлюлозно-картонном комбинате подобные работы даже не начинались. Из-за систематического сброса в Байкал промстоков на дне озера резко увеличились пятна волокнистых органических веществ и стали гибнуть планктонные рачки – эпишура, которая служила основной пищей для промысловых рыб. Не перестроились, по мнению общества охраны природы, и лесозаготовители, загадившие отходами древесины фарватеры многих рек в бассейне Байкала.
Вскоре письмо Овсянникова оказалось на столе второго в партии человека Андрея Кириленко. 7 мая 1970 года он поручил обращение защитников природы разослать по Политбюро ЦК КПСС. Одновременно были даны указания двум министрам – целлюлозно-бумажной промышленности К.Галаншину и лесной и деревообрабатывающей промышленности Н.Тимофееву. «Прошу, – сообщил Кириленко министрам, – представить в ЦК КПСС объяснения по существу поставленных в записке тов. Овсянникова вопросов» (РГАНИ, ф. 3, оп. 68, д. 1389, л. 100). Кроме того, Кириленко подключил к рассмотрению письма Овсянникова двух заведующих отделами ЦК КПСС – В.Бушуева и И.Дмитриева.
Оперативно отреагировал на присланную в ЦК записку и секретарь ЦК по оборонке Дмитрий Устинов (поскольку за реализацию некоторых поручений правительства по защите Байкала отвечал один из Главков атомного ведомства – Министерства среднего машиностроения). 8 мая 1970 года он дал Бушуеву указание: «Прошу подготовить предложения и доложить» (РГАНИ, ф. 3, оп. 68, д. 1389, л. 99).
Первым отчитался Галаншин. 20 мая 1970 года он направил в ЦК на 15 страницах подробную справку о том, что его ведомство сделало на Байкальском целлюлозном заводе для очистки сточных вод. Через две недели, 3 июня свою информацию на пяти страницах представил в ЦК и Тимофеев. Руководители двух ведомств, не отрицая наличие проблем с охраной природы на Байкале, тем не менее настаивали на том, что не всё так страшно, как писал Овсянников, и уж тем более не следовало останавливать работу построенных в бассейне озера заводов.
Тем не менее Кириленко дал команду готовить материалы о положении на Байкале к рассмотрению на Секретариате ЦК КПСС.
В это время группа энтузиастов закончила съёмки по сценарию Ф.Шипунова фильма «Природа всегда права». Однако эта картина вызвала буквально приступ бешенства у правительственных вельмож. В середине июля 1970 года два министра – Тимофеев и Галаншин – доложили в ЦК:
«Под руководством заместителя директора по научной части Института географии АН СССР т. Грина А.М. начальник экспедиции, кандидат географических наук т. Шипунов Ф.Я. написал сценарий, по которому киностудия ВГИКа произвела в Забайкалье съёмку кинофильма «Природа всегда права».
Кадры фильма и комментарии пытаются убедить зрителя, что этот обширный район должен остаться первозданным, разве-лишь допустимо сенокошение вручную да пчеловодство, а лесозаготовки с применением машин и механизмов, сплав леса, строительство Селенгинского целлюлозно-картонного комбината, работа Байкальского целлюлозного завода и сельскохозяйственное производство не что иное, как сознательное, преступное уничтожение природы, омертвление земли и неизбежная гибель всего живого в озере Байкал.
Для того, чтобы оказать соответствующее воздействие на зрителя и вызвать у него негодование против работников лесной и целлюлозно-бумажной промышленности, кадры фильма сосредоточены на отдельных нарушениях технологии лесозаготовок, сплава, целлюлозно-бумажного производства, бесхозяйственной вспашке почвы и неумеренной пастьбе скота.
Стараясь убедить зрителя в невозможности проведения лесоэксплуатации в условиях Забайкалья, подводя его к выводу, что это ведёт к катастрофическому уничтожению природы, автор показывает голые крутые горные склоны, на которых со времени горообразования не было не только леса, но и зачатков почвенного покрова.
При просмотре фильма создаётся впечатление, что озеро Байкал и окружающие его на десятки километров леса с запасом спелых и перестойных насаждений в 1,3 млрд. куб. метров, пахотные земли и пастбища должны оставаться заповедными с исключением их из хозяйственного пользования.
В работе лесозаготовительной промышленности имеют место недостатки: неполное использование лесосечного фонда, более интенсивная рубка хвойных насаждений по сравнению с лиственными, недостаточная переработка низкосортной и дровяной древесины, допускаются нарушения установленных правил подготовки древесины к сплаву и проведения сплавных работ, что приводит к потере древесины при молевом сплаве.
За последние годы Минлеспром СССР провёл значительную работу по устранению отмеченных недостатков.
Однако, на протяжении всего фильма автор не нашёл нужным показать зрителю ни одного кадра об осуществлении мероприятий, принятых Партией и Правительством по решению Байкальской проблемы.
Совет Министров СССР постановлением от 21 января 1969 г. № 52 «О мерах по сохранению и рациональному использованию природных комплексов бассейна озера Байкал» установил водоохранную зону озера Байкал в границах его водосборной площади с особым режимом пользования природными ресурсами в этой зоне.
Совет Министров РСФСР принял ряд решений, направленных на обеспечение сохранности лесов, воспроизводству и рациональному использованию лесных ресурсов, предотвращению сбросов в озеро Байкал неочищенных промышленных и хозяйственно-бытовых сточных вод.
Следует отметить, что пройденные рубкой площади лесов в Бурятской АССР успешно восстанавливаются. Так по данным обследования вырубок прошлых лет Институтом леса и древесины Сибирского отделения Академии наук СССР и лесоустроительной экспедицией В/О «Леспроект» установлено, что более 90% площадей вырубок восстанавливается естественным путём хозяйственно-ценными хвойными породами. Наряду с этим, за последние два года удельный объём лесовосстановительных работ от площадей пройденных рубкой превышает 70%, что исключает накопление невозобновившихся лесосек.
Выполненный за последние пять лет объём лесовосстановительных работ позволил почти полностью закультивировать вырубки и гари прошлых лет.
За 1969 год выполнены работы по лесовосстановлению в объёме 39,6 тыс. га и на 1970 год установлен план – 40,4 тыс. га.
На 1970 год лесосечный фонд лесозаготовительным предприятиям выделен без переруба расчётной лесосеки.
За последние годы предприятия комбината «Забайкаллес» провели значительную работу по сокращению молевого сплава. Из 300 рек и речек, впадающих в озеро Байкал, только по рекам Баргузин, Турка, а также по 5-ти притокам второго и третьего порядка реки Селенги, проводится молевой сплав леса.
Для прекращения молевого сплава за последние 4 года параллельно рекам Турка, Баргузин, Итанца и Уда построены и эксплуатируются 928 км лесовозных дорог, в том числе в 1969 году построено дорог 117 км. В текущем году планируется осуществить строительство ещё 80 км дорог. С этой же целью построены нижние склады из сборного железобетона с полуавтоматическими линиями. На изменение схемы транспортного освоения (для ликвидации молевого сплава) и комплексного использования древесины вложено 24,5 млн. рублей. Построенные лесовозные дороги позволили в 1969 году вывезти к местам переработки и отгрузки, минуя сплав, 1058 тыс. куб. метров древесины, а на 1970 год планируется увеличить по ним вывозку до 1450 тыс. куб. метров.
Минлеспромом СССР намечены меры по прекращению молевого сплава по всем рекам озера Байкал к 1973 году и в 1973 году будут очищены реки и их берега от разнесённой и затонувшей древесины.
Для сбора аварийной и подъёма затонувшей древесины, а также очистки рек и озера Байкал от отходов лесосплава организовано 17 механизированных отрядов, из которых 8 отрядов работают по сбору древесины на берегу озера Байкал. На 1970 год этим отрядам установлено задание в объёме 75 тыс. куб. метров.
На Байкальском целлюлозном заводе построены уникальные очистные сооружения, а степень очистки промстоков завода не имеет себе равной в мировой практике целлюлозно-бумажной промышленности.
Аналогичные очистные сооружения строятся на Селенгинском целлюлозно-бумажном комбинате.
Несмотря на осуществление указанных мероприятий кинофильм «Природа всегда права» необъективно освещает деятельность предприятий Минлеспрома СССР и Минбумпрома и даёт неправильную ориентацию, направленную на запрещение рационального использования природных комплексов озера Байкал. Поэтому выпуск на широкий экран такого тенденциозного кинофильма, как «Природа всегда права», в котором автор не нашёл нужным показать зрителю ни одного кадра по осуществлению мероприятий, принятых Партией и Правительством по охране озера Байкал, будет иметь крайне отрицательный результат» (РГАНИ, ф. 4, оп. 20, д. 785, лл. 85–88).


Но с позицией министров Тимофеева и Галаншина категорически не согласился Александр Яковлев, занимавший тогда должность первого заместителя заведующего отделом пропаганды ЦК. Готовясь к обсуждению вопроса о Байкале на секретариате ЦК, он 3 августа 1970 года направил партруководству обстоятельный обзор писем на эту тему, поступивших в редакции центральных газет. В частности, партаппаратчик привёл выдержки из материалов Олега Волкова, Бориса Рябинина и других авторов, специализировавшихся на экологических проблемах.
Отдельно остановился Яковлев и на фильме «Природа всегда права», который до этого разругали министры Тимофеев и Галаншин.
«В этой связи, – отметил он, – большой фактологический интерес представляет документальный фильм «Природа всегда права», созданный при участии сотрудников Института географии АН СССР, входивших в экспедицию по комплексному изучению проблем охраны природы в районе озера Байкал. В нём содержатся документальные кадры, показывающие массовый выброс токсических веществ в озеро. В результате площадь загрязнения на дне озера уже составляет десятки тысяч гектаров и при таких темпах роста этой площади, по мнению учёных, мы потеряем Байкал уже через 10 (!) лет, поскольку в нём начнутся необратимые биологические процессы и он окажется заполненным сероводородом. Если же в результате землетрясения рухнет целлюлозно-бумажный комбинат (а он построен в сейсмически опасной зоне), то всё это произойдёт значительно раньше. Даже в очищенной воде, рассказывают авторы картины, гибнет планктон – главная питательная среда всего живого в озере. И все попытки сохранить его пока безуспешны.
В фильме показано уничтожение лесов, почв и вод, кладбища брошенной древесины, пожары, очаги движущихся песков, которые наступают на лес и навечно хоронят его под собой, гигантские овраги, размыв и смыв оголённой почвы ливнями, несущими в Байкал такую массу веществ, какую он уже не в состоянии «переработать». Зритель видит, как в тех местах, где ещё совсем недавно стояли девственные леса, сейчас проносятся пыльные бури, а ландшафт напоминает мёртвые лунные пейзажи.
Фильм заканчивается размышлениями авторов о том, что человек никогда не сможет создать нового Байкала, что лишь «глухой безответственностью» можно объяснить уничтожение жемчужины нашей природы, что творящееся вокруг Байкала нельзя охарактеризовать иначе, как надругательство над природой, которого нам не простят потомки» (РГАНИ, ф. 4, оп. 20, д. 785, л. 72).
Заканчивая свой обзор, Яковлев подчеркнул:
«…жизненно важные народнохозяйственные и морально-этические проблемы, связанные с сохранением и рациональный использованием водных ресурсов Байкала, на протяжении последнего десятилетия неоднократно обсуждались на страницах центральной и местной печати. Только в течение 1967–1970 годов были опубликованы:
в «Правде» – статьи «Снова о судьбе Байкальского омуля», «По осеннему Байкалу», «Рядом с Баргузинским», «Неторопливые проектировщики»;
в «Известиях» – «Забота о Байкале»;
в «Советской России» – «Гнев Байкала», «Завтра Прибалкалья»;
в «Комсомольской правде» – «Байкал ждёт», «Только документы. Ещё раз о Байкале», «На последних милях», «Сарма» поднимает флаг», «Байкал останется жемчужиной Сибири»;
в «Литературной газете» – «Уроки Байкала», «Время покажет», «Прав-то достаточно», «Окончательные выводы делать рано»; и т.д.
На все выступления, посвящённые Байкалу, редакции центральных газет получили десятки тысяч писем, в которых высказывается одна мысль: во что бы то ни стало сохранить в неприкосновенности озеро – бесценный памятник природы, великое национальное богатство нашей Родины. (Некоторые из писем прилагаются)» (РГАНИ, ф. 4, оп. 20, д. 785, лл. 72–73).
Добавлю, через неделю после направления этого обзора в ЦК, 11 августа «Комсомольская правда» дала ещё одну огромную статью в защиту озера – В.Гончарова и А.Юркова «У Байкала». Более того, главред газеты Борис Панкин счёл необходимым эту публикацию со своим письмом направить лично Брежневу.
«К сожалению, – писал Панкин, – ряд ведомств и организаций, которые в первую очередь отвечают за сохранение уникального природного водоёма и предотвращение его загрязнения, как показало время, без должной партийной и государственной ответственности отнеслись к полученным поручениям.
За прошедшие полтора года в редакцию неоднократно поступали сигналы и письма о том, что дела на озере по-прежнему неблагополучны. Обращалось внимание на то, что загрязнение водоёма продолжается ещё более интенсивно, чем прежде. Случаи сброса неочищенных промышленных стоков в озеро участились.
Через полтора года после принятия Постановления Совета Министров СССР газета изучила на месте положение дел. Выяснилось, что загрязнение Байкала действительно продолжается. Сроки ввода в эксплуатацию очистных сооружений не соблюдаются. Качество и технологии очистки, вопреки неоднократным заверениям проектантов и строителей, по-прежнему не обеспечивает полного обезвреживания стоков. Координация усилий ведомств, причастных к использованию природных комплексов Байкала, отсутствует. Сигналы государственных контрольных служб на Байкале остаются, как привило, без внимания» (РГАНИ, ф. 3, оп. 68, д. 1389, лл. 132–133).
Заканчивая своё письмо, Панкин высказал мнение, что вопрос о судьбе Байкала нуждался в рассмотрении в ЦК. Но в повестку секретариата ЦК КПСС байкальская тема попала лишь 25 сентября 1970 года. Вопрос был сформулирован так: «О подготовке материалов по озеру Байкал». Председательствовал на секретариате Кириленко. Но он почему-то позволил, чтобы дирижировали по этому вопросу другие секретари – Михаил Суслов и Дмитрий Устинов.
В протокольной записи заместитель заведующего общим отделом ЦК Клавдий Боголюбов отметил:
«СУСЛОВ. Есть поручение Политбюро рассмотреть поступившие в ЦК письма о загрязнении озера Байкал. По этому вопросу товарищи работают над предложениями. Пока что эти предложения не готовы. Может быть, на очередном заседании Секретариата, как будут предложения, мы заслушаем этот вопрос.
Секретари согласились с этим.
УСТИНОВ. Можно было бы поручить Совмину рассмотреть этот вопрос и доложить его ЦК.
СУСЛОВ. Пусть Комиссия закончит работу, мы посмотрим, а потом будет видно, как поступить» (РГАНИ, ф. 4, оп. 44, д. 6, л. 136).
Упомянутая Сусловым комиссия была образована в конце лета 1970 года. В неё входили заведующие отделами ЦК В.Бушуев и И.Дмитриев и заместитель председателя Комитета народного контроля СССР П.Кованов.
6 октября 1970 года эта комиссия внесла в ЦК записку о ходе выполнения постановлений партии и правительства по рациональному использованию и сохранению природных комплексов бассейна озера Байкал. Она признала, что Главное управление Министерства среднего машиностроения при попустительстве Министерства целлюлозно-бумажной промышленности провалили постановление правительства и не завершили в 1969 году строительство на Байкальском целлюлозном заводе всего комплекса очистных сооружений, допустив в 1970 году ухудшение качества очистки стоков и учащения случаев сброса в Байкал промышленных вод. Досталось от комиссии и министру лесной и деревообрабатывающей промышленности за плохую расчистку фарватеров и берегов рек бассейна Байкала от затонувшей и разнесённой древесины. Попеняли аппаратчики и учёным. Но в конце своей записки комиссия огонь сосредоточила не на виновных чиновниках, а на прессе.
«Следует отметить, – доложили Бушуев, Дмитриев и Кованов, – что серьёзные недостатки в выполнении мероприятий, предусмотренных решениями ЦК КПСС и Совета Министров СССР по проблеме Байкала вызывают справедливую критику на страницах нашей печати. Вместе с тем это даёт также повод отдельным лицам выступать в прессе с позиций, дезориентирующих общественность. В отдельных газетах и журналах имеют место выступления, направленные по существу против рационального использования природных комплексов озера Байкал. Необъективно показывается, например, положение на Байкале в статье «У Байкала», напечатанной в «Комсомольской правде» от 11 августа с.г. и статье «Извечный круг жизни», опубликованной в журнале № 6 «Наш современник» (июнь 1970 года), а также в фильме «Природа всегда права», снятом киностудией ВГИК под руководством Института географии Академии наук СССР. Обе эти статьи и фильм по существу направлены на умаление принятых партией и правительством решений по этим вопросам. Некоторые авторы, спекулируя на этом, прямо ставят вопрос о немедленном прекращении в этом районе производственной деятельности, закрытии некоторых заводов и превращении зоны Байкала в заповедник, в котором не должно иметь место вмешательство человека. Подобная линия вызывает неблагоприятную для нас реакцию и за рубежом. Поэтому не случайно отдельные представители иностранных делегаций, приезжающих о Советский Союз, при встречах с нашими людьми высказываются о якобы неправильном отношении в нашей стране к сохранению уникальных запасов воды Байкала, а также животного мира, населяющего это озеро» (РГАНИ, ф. 4, оп. 20, д. 785, л. 41).
Что особенно удручало, комиссия так и не предложила конкретных мер для спасения Байкала.
Записка Комиссии была рассмотрена на Секретариате ЦК 5 ноября 1970 года. Но ничего конкретного для спасения Байкала секретариат тогда не принял. Все понимали, что последнее слово будет за Политбюро. В подписанном Сусловым постановлении секретариата так и было сказано: «Внести вопрос на рассмотрение Политбюро» (РГАНИ, ф. 3, оп. 68, д. 1389, л. 1).
Позже Яковлев рассказывал:
«Но обсуждение этой проблемы на Секретариате ничего не дало. Тем не менее Суслов вынес вопрос на Политбюро. Я не был на его заседании, но мне рассказывали, что обсуждение там проходило ещё хуже, чем на Секретариате. Газеты подверглись резкой критике. Короче говоря, мы потерпели поражение.
Через какое-то время мне позвонил один из замминистров правительства России (очень жаль, что забыл его фамилию) и сказал, что он встречался с молодым научным сотрудником, у которого есть интересные данные по Байкалу. Замминистра знал мою позицию по Байкалу, поэтому, видимо, и обратился ко мне. Я встретился с этим научным сотрудником. Он принёс мне любительский фильм, в котором было следующее: автор фильма черпает из Байкала воду и наливает её в сосуд, потом берёт рыбок и опускает их туда же. Рыбки дохнут. Воду он брал из мест, близких к комбинату.
Меня всё это задело, особенно возмутило враньё отраслевиков и лицемерие секретарей и членов Политбюро ЦК. Все же отлично знали, что происходит с Байкалом на самом деле. На хозяйстве в Секретариате в то время был Андрей Кириленко. Я пошёл к нему с этим фильмом. Он не хотел возвращаться к уже решённому вопросу, но всё же согласился посмотреть фильм. Мы вдвоём пошли в комнатку для просмотров. Посмотрели, и у Кириленко намокли глаза. Андрей Павлович был порой сентиментален.
– Неужто это так, неужто не подделка? Слушай, а ты меня не подведёшь, может, это какой-то монтаж, или как там у вас называется?
Я ответил, что не похоже, люди понимают, какие в случае чего неприятности будут.
– Оставь мне фильм.
Недели через две меня приглашают на Политбюро, и там снова стоит вопрос об озере Байкал. Оказывается, Кириленко сумел показать этот фильм Брежневу и ещё кому-то. На Политбюро доклада не было, только Кириленко рассказал о фильме. К этому времени и газеты дали дополнительный материал о том, как уничтожается жемчужина России. Завязался разговор. Брежнев занял вялую позицию – да, надо бы всё это проверить, так ли всё происходит. К сожалению, и на этот раз ограничились тем, что дали поручение комиссии во главе с академиком Жаворонковым ещё раз «изучить и доложить Политбюро». Комиссия «изучила» и подтвердила свою прежнюю точку зрения. А Байкал страдает до сих пор. Страдает из-за тупости чиновников, из-за преступного отношения к природе со стороны властей. Меня также поразила предвзятая позиция известного академика Жаворонкова: Так закончился один из многих эпизодов борьбы за Байкал» (А.Яковлев. Омут памяти. М., 2001. С. 170–171).
Здесь стоит уточнить несколько моментов. На Политбюро вопрос о Байкале обсуждался 19 ноября 1970 года. Решение было такое: поручить всё тщательно изучить комиссии с выездом на место. Интересно, что проект состава этой комиссии был подготовлен руководителем Госстроя СССР И.Новиковым прямо в день заседания Политбюро и не включал главного инициатора рассмотрения вопрос о Байкале Овсянникова. Фамилия Овсянникова была вписана лишь 20 ноября 1970 года ручкой (сделал это К.Черненко, выполняя, видимо, чьё-то указание) (РГАНИ, ф. 3, оп. 68, д. 1389, л. 88). На всё про всё Политбюро дало комиссии срок полтора месяца.
Выписка из этого постановления Политбюро впоследствии была направлена целой группе руководителей, включая Брежнева и Кириленко. А вот имя Суслова в рассылке этого документа почему-то не оказалось.
Вновь же к вопросу о Байкале Политбюро вернулось не через полтора месяца, а лишь через полгода с лишним – 16 июня 1971 года.

5 комментариев на «“БОРЬБА ЗА БАЙКАЛ”»

  1. Трагедия заключается в том, что рыбак, охотник, крестьянин, рабочий, проживающий и работающий в прибрежной зоне Байкала, понимает мировую ценность этого озера, а президент страны, премьер-министр, депутаты двух палат — не понимают, позволяют местным и китайским ворам красть и продавать байкальскую воду! Трагедия в том, что не работает государственная машина, загаженная российским коррумпированным чиновничеством!

  2. Байкал надо объявлять национальным водным неприкосновенным запасом.
    Причём, декларировать это надо конституционно.
    Необходима национальная программа по спасению Байкал — о сохранении речь уже не идёт — соседи из Монголии заливают в реки, впадающие в Байкал, столько химии, что скоро это озеро будет просто мёртвым.
    Мы просто обязаны оставить этот водоём будущим поколениям.
    Немного пафосно получилось — но я реально так думаю…

  3. Если на кону большие деньги, то судьбу Байкала остаётся только оплакивать.

  4. Трагедия не в том, — да уж если вещи называть своими именами, то не трагедия, а драма, — не в том, что «не работает государственная машина», она давно уже не работает, и при нынешнем уровне развития науки и техники, всей культуры, на который вышло человечество, она и не способна работать, её время прошло — её место на свалке истории, в музее древностей, по образному выражению незабвенного Фрэда, «рядом с бронзовым топором и прялкой». Драма не в том, что — не работает.
    Она в том — драма эпохи перехода от капитализма к социализму, в которой нас угораздило уродиться и осознать себя! — что — цитирую Владимира — «рыбак, охотник, крестьянин, рабочий» без властны, они в политическом отношении никто и зовут их никак, власть не у них, а у «президента страны, премьер-министра, депутатов двух палат».
    А чем трудящиеся хуже служащих, занимающих эти и любые другие должности иерархического аппарата, стоящего НАД народом? Что, у них нет высшего образования? Да сегодня встречаются и такие рабочие, у кого не одно, а два высших образования! Сегодня в интернете можно получить любые знания и оперировать ими ничуть не хуже дипломированных специалистов.
    Чем трудящиеся могут быть хуже господ бюрократов?
    Да ничем!
    Они понимают даже, как верно подмечено, «ценность этого озера»,, Байкала, а чиновники — нет. Они понимают гораздо больше, чем служащие по найму у государства; жизнь заставляет их понимать, а чиновников нет, чиновников жизнь заставляет делать карьеру и только.
    Долой бюрократический централизм!
    Да здравствует централизм демократический!
    Организация и планирование всей общественной жизни давно уже должны идти снизу, а не сверху, только снизу видны все человеческие потребности усложнившихся отношений и проблемы в достижении целей, удовлетворении этих потребностей, — и утверждаться решения должны большинством голосов!

  5. Александру Турчину? Чиновники не понимают ценности Байкала? С чего вы взяли? Всё, что касается денег, они распракрасно понимают!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *