Проникновение образа к душе

Рубрика в газете: Жизнь национальностей: в поисках гармонии, № 2020 / 33, 10.09.2020, автор: Борис ХОЗИЕВ (г. ВЛАДИКАВКАЗ)

Передо мной сборник стихов кисловодской поэтессы Юлии Кауновой с метафорическим названием «Мозаика ощущений» (он вышел в прошлом году в Минеральных Водах). Нестандартное название так и врезается в память. Медленно, по слогам, прочитал настоящее название и подумал: «Ну кому же ещё, как ни поэтессе, под силу накрыть зонтом небеса?». И, как оказалось, этот волнительный момент прожит автором трепетно, насыщенно и плодотворно. Ощущение современности вплоть до мелочей, умение соединить, казалось бы, очень далёкие понятия заставили критиков говорить о её стихах, как о настоящей поэзии. Сборник стихов Юлии Кауновой «Мозаика ощущений» – это девятая книга, и уже поэтессу вполне можно назвать известной. Теперь можно говорить о её усердной работе, отмечая её умение раскрыть социальную, духовную, лирическую тему и показать высокую филологическую культуру. О чём бы она ни писала, главная тема, как основа всего жизненно важного – любовь. И о любви ли к мужчине это стихи, или о природе, или о родном крае – все они звучат на высокой и чистой ноте. Всё, что легло в строки, – лично автором пережито и передумано. Глубина, трепетность и откровение – вот суть творчества Юлии Кауновой:

Стану невидимкой
Под небесной чашей.
Стану лёгкой дымкой
Над апрельской пашней.
Стану всем, что гнётся,
Что метёт и воет,
Что растёт под солнцем,
Что живое поит.
И луною гляну
В души, словно в реку
Только вот не стану
Снова человеком.

В этом сборнике нет общих слов и лишних мест. Бесспорно, подкупает искренность автора. А иногда почти детская доверчивость. Образы живые, трепетные, волнующие. К ним хочется возвращаться вновь и вновь. Для тех кто впервые будет читать стихи Юлии Кауновой – они станут незабываемым открытием и откровением. Вот и я, читая и перечитывая стихи поэтессы, открываю для себя что-то новое. И всё больше они мне нравятся и волнуют необычно. И, конечно же, не оставят читателя равнодушным стихи, посвящённые любви между женщиной и мужчиной. Они всегда выдержаны на высочайшей и чистейшей ноте. Они звучат то как молитва-обращение, то как гимн-посвящение, то как реквием по ней окаянной, но незабываемой:

Не встретила
Ни сильных, ни больших
Перед тем, что вдруг
Предначертает доля.
Где ты, сжимаясь
От душевной боли,
Желаешь
Избавленья от души,
Но только ей дана такая воля.

Глубокие стихи непохожие на сентиментальные нравоучения или причитания, нередко возникающие в аналогичных случаях. Они свидетельствуют о глубоком знании автором своего дела. Оригинальность многих произведений Юлии Кауновой идёт от самобытности поэтессы, которая прошла хорошую школу русской поэзии. Подражаний в её книге нет, а есть настоящая поэтическая культура. Она чувствуется не только в овладении автором той или иной формой стиха, но и восприятии мира, широте мыслей, глубине ассоциаций. Автор чувствует не только поэзию, но и живопись, и искусство вообще. Преподобный Василий, живший в восьмом веке, за почитание икон был заточён в темницу. И об этом боль поэтессы:

Земля в темнице под ногой
Влажна, черна, необорима.
Сырые стены высоко
Оконце держат. Белым дымом
Проходят смирные снега,
Бескровные дожди полощут.
И вижу я спустя века
Василий Преподобный проще
К мирской относится вражде.
Постом, молитвою и бденьем,
Он отдаляет каждый день
Полмира от грехопаденья
«За почитание икон…»

 

Ни ласки, ни любви не встретит.
Книга стихов «Мозаика ощущений» отличается единой эстетической и творческой платформой: сколько здесь поэтических решений, индивидуальных ходов, системных подходов, образов, рифм! Безусловно, эта книга – книга возмужания, которая даёт право говорить о творчестве, как об определившемся, устоявшемся, укрепившемся. Вслед за ней читатель повторяет её строки о вечном, как мир, но для каждого о новом чувстве. Погружая нас в свой многогранный мир, автор препарирует его до анатомических и чувственных крайностей. Это тот же мир, в котором живёт наш современник – со всеми его тревогами, заботами, неожиданностями. Но, как и полагается настоящей поэтессе, Юлия Каунова видит в этом мире то, что не всегда видим мы:

Прикосновенье образа к душе,
И передача от души – на волю:
Могу, пересыпая раны солью,
На зависть уклониться от клише.
Могу, не покидая прочных стен,
Мир виртуальный неприкрытой злобы,
Закрыть, но маякует плоский робот
И я сдаюсь в его вселенский плен.

Исходя из сказанного, надо заметить, что поэтессе неприятна та или иная литературная поза. В её стихах проскальзывает неприязнь к банальным разговорам обо всём и ни о чём. Драматизмом, но не сентиментальностью отмечены многие её стихотворения. Большой внутренней силой наполнен цикл стихотворений «С душой по душам». Вообще тема душевности является одной из самых значимых в её поэзии, причём имеется в виду не только чувственность между мужчиной и женщиной, но и душевность ко всему, что окружает нас в этой необъятной жизни. Настоящая глубокая чувственность – это ведь не только плотское чувство, но и в первую очередь – высокая духовность, глубокое взаимопонимание и способность к самопожертвованию:

Спать ложусь под вечер, просыпаюсь ночью:
Пробирает душу неземная дрожь.
Перестань мне сниться. Я устала очень
Слушать до рассвета как танцует дождь.
В настоящем мире новизны по горло,-
Память не удержит милые черты.
Но, едва светает, отправляюсь в город,
Где никто не нужен. Нужен только ты.
Нет тебя. Не встречу. Бросил на распутье:
«Выживай, как сможешь». Выжила. Живу.
Перестань мне сниться. Что за сила шутит?
Отгадай загадку: как её зовут?

На мой взгляд, это безымянное стихотворение, как камертон, настраивает слух читателя на точное, тонкое восприятие всего творчества Юлии Кауновой. Лирические стихи отражают её внутреннее настроение и философский взгляд на жизнь. В стихотворении «Молодость» образ являет нам жизненную коллизию в душевном пространстве: «Твой яркий след, – восклицает поэтесса, – что поезд из тоннеля, / Ворвался в жизнь и ослепил / И скоро / Исчез во мгле». Интересно и увлекательно по содержанию и авторскому замыслу стихотворение «Каждое имя – страна», имеющее связь имени со страной. Здесь мы снова встречаемся с ощущением духовной глубины поэтессы. Только по зову своей страны в душу поступает свет, поэтому героиня предупреждает: Пусть другие страны обойдутся без меня.
Юлия Каунова, к какому бы жанру она ни обращалась, – везде последовательно придерживается отечественной поэтической традиции, утверждает связь и преемственность по отношению ко всей истории развития русской поэзии. Её лирическая героиня органично ощущает себя в рамках традиционных отечественных поэтических координат, поскольку мироощущение поэтессы неразрывно связано с Родиной, с Кавминводами, со всем широким спектром проблем и вопросов, присущих нашей жизни. Стих поэтессы обладает той степенью проникновенности, которая позволяет находить прямой путь к сердцу читателя, делая его доверительным собеседником. В метрическим отношении она также демонстрирует органичное использование стихотворных размеров и сложных рифм, характерных для нашей отечественной поэтической школы. Слог её обладает высокой степенью музыкальности и прекрасно ложится на слух при устном восприятии:

Три месяца дожди на город льют,
С рассветом улетают сизой стаей.
В долине появляется верблюд
Двумя горбами белыми сияя.
Его боятся люди разбудить.
По слухам он однажды просыпался
И выпил море, и в его груди
Ещё запас энергии остался.
По слухам Дева Белая в горбах
Себе жилище вырывала как нору.
Приметила туриста и труба:
Навек исчез или найдут не скоро.
Три месяца является гора,
Не четверть дня полакомиться солнцем:
Съедает, и до самого утра
Стоит наш город как на дне колодца.

Стихам Юлии Кауновой присуща определённая философичность, которая не замутняет лирическое чувство, а наоборот, придаёт ему дополнительную глубину. В сущности, глубоко и искренне чувствующий человек всегда приходит к необходимости осмысления жизни и её явлений. Но не каждому удаётся в процессе этого выйти из замкнутого круга риторики и выразить прочувственную мысль в системе художественных образов. Автору книги «Мозаика ощущений» это удаётся:

Нет в Кисловодске подземных тоннелей,
Нет продолженья железной дороге.
Тайна известна: живут в подземелье
В мирном соседстве нарзанные боги.
Тянется к свету легко и послушно
Сонм пузырьков, пребывая в Колодце.
Дивные розы в долине воздушной
Общие солнца с нарзаном питомцы.
Есть у подземных богов Кисловодска
Тётка и дядька, родные по крови.
Щедрой семье нет веками износа.
Их имена – Красота и Здоровье!

Дух Юлии Кауновой преодолевает границы пространств и времён, воплощается в самых различных ситуациях. «Прикосновенье образа к душе» происходит ответственно, гармонично, лирично. Авторское видение поражает эрудицией, мастерством, красотой и простотой слога, искренностью в описании человеческих чувств. И это обнадёживает…

Борис ХОЗИЕВ,
кандидат филологических наук

7 комментариев на «“Проникновение образа к душе”»

  1. Хлебнуть из родника нарзана
    И петь текущему «осанна!»
    Как чудодействен и могуч
    Сей разводной кастальский ключ.

  2. Жаль, что кандидат филологических наук не отметил такую важную черту — умение поэтессы использовать классическую традицию, отчасти ее переосмысляя, отчасти развивая. Ведь строки:
    Спать ложусь под вечер, просыпаюсь ночью:
    Пробирает душу неземная дрожь, —
    это ритмическая аллюзия на жестокий романс «Мурка».
    Ты зашухарила всю нашу «малину»,
    И теперь «маслину» получай.

  3. Не считала, что в картине — подворотня. Просто каменные высокие ворота. Подворотня это более протяженное и низкое темное пространство, ограниченное стенами здания сбоку и сверху. В декорации к балету «Жизель» слева находится домик, где живет девушка Жизель с матушкой (она как раз стоит на пороге домика на картине). Перед домиком во дворе и происходит действие спектакля. И я написала «картина напомнила», а не «передала в точности декорацию», тем более, что в разных театрах (и даже в одном и том же) декорации бывают разными.

  4. Южный город, где плохо со стройматериалами, поэтому экономят на протяженности подворотни.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *