ПЯТЬ СОБЫТИЙ: Отечественные кинофильмы последнего времени

Выбор кинокритика Александра ШПАГИНА

Рубрика в газете: Факты и комментарии, № 2019 / 33, 12.09.2019, автор: Александр ШПАГИН

Этот год, увы, на кинематографические прорывы небогат. Впрочем, он ещё не кончился, и я жду продолжения прекрасного коммерческого «банкета», начавшегося «Движением вверх» и «Последним богатырём», обогнавшими год назад по сборам аж самих «Пиратов ХХ века».
Но пока ничего подобного не наблюдается.

Правда, в этом году наметилась явная тенденция прощания с гламуром – он становится более человечным, более остроумным, более отражающим социальные реалии, герои его умнеют на глазах и не столько бесконечно скандалят (как раньше), сколько пытаются друг друга обмануть, вести двойную игру, хитрят, испытывают естественные человеческие эмоции – иными словами, выказывают свою большую неоднозначность. А значит, и делаются более обаятельными.

А прорывы, если и есть, то возникают на ином фронте – более привычном для прорывов – фестивальном.

1. Первое событие года – фильм Нигины Сайфуллаевой «Верность». Эта лента поднимает тему, вообще никогда не ставившуюся в отечественном искусстве – тему онтологического трагизма самой природы брака. И здесь мне хочется привести в пример афоризм А.Журбина «Все несчастливые семьи несчастливы по-своему, а счастливых семей не бывает».

Дальше смотрите сами – тем более, что фильм сделан великолепно, на том уровне, когда психологическая драма становится триллером, а в финале превращается ещё и в притчу. На новом «достоевском» уровне.

2. «Взглядом в бездну», прыжком в бездну является и ещё один значительный фильм этого года – «Дылда» Кантемира Балагова. Очевидно, что к нам в кино пришёл очень большой режиссёр – обладающий и магией своего учителя Сокурова и тяготением к «гойевскому» экспрессионизму, продолжающему традицию Климова.

«Дылда» – рассказ о послевоенном времени, превратившем всех людей в уродов, в больных дебилов, сознание которых оказалось не в состоянии справиться с тем ужасом, который им пришлось пережить – ужасом, ставшим естественным результатом их сознания, привыкшего ещё с 20-х делить мир на врагов и друзей, на своих и чужих. Они сами породили эту кровавую Прорву, но теперь и она закончилась, и наступило что-то вроде тяжкого непроходимого похмелья.

Спорная концепция? Может быть. Но уж больно здорово доказанная – и не только на образном, но на концептуальном уровне, чему порукой замечательный финал с грёзами героинь о ребёнке, который «всех нас вылечит». Только они и сами знают, что этот ребёнок никогда не родится.

3. Третьим прорывом – и в первую очередь, прорывом по киноязыку (правда, несколько неуклюжим) – мне показался новый фильм Гоши Куценко «Обычные парадоксы небытия» (название у него, заметим, тоже нуклюжее и для зрительского фильма просто плохое – а фильм претендует на «зрительскость»).

Казалось бы, это обычная комедия, но сие не так – перед нами принципиальный комедийный антигламур. Здесь нарушены все законы сегодняшнего коммерческого фильма – нельзя говорить о Путине, так будем именно о нём, нельзя мат – будет, нельзя про хохлов и Майдан – будут и они, – и над смертью постебёмся (точнее, над похоронами), и ещё в кучу разных закоулков сегодняшней жизни заглянем, в которых ранее не бывали. Причём, закоулки-то в основном опять-таки психологического свойства – и даже эротического – но с непременным нарушением привычных табу. Фильм имеет весьма идущий ему (в отличие от названия) подзаголовок «Альманахер», но, как и было сказано, ещё точнее его было бы назвать «Антигламур». Ибо это Манифест прощания с гламуром – точнее, Манифест вбивания в него осинового кола.

4–5. А вот, собственно, и всё. Приличного и вполне качественного кино было немало (и, как я уже сказал, в этом и есть главный прорыв года – у него крепкий средний уровень), но принципиальных мощных, ярких, сильных, спорных и незабываемых удач больше не было.

Сейчас я стал мучительно вспоминать, что мне ещё в этом году понравилось… именно мучительно…

Вспомнил.

Но называть не буду. Потому что вспоминал мучительно.

 

Александр ШПАГИН

10 комментариев на «“ПЯТЬ СОБЫТИЙ: Отечественные кинофильмы последнего времени”»

  1. Если кинокритик не знает, что «Пиратов ХХ века» посмотрело аж 87 млн. 600 тыс зрителей, а «Последнего богатыря» всего 7 млн. 780 тысяч, то есть в 12 раз меньше, а он утверждает, что «Богатырь» обошел «Пиратов», то дальше уж верить ему не хочется. Кстати, «Т-34» посмотрело больше 9 млн зрителей.

  2. Номеру 1. Там написано о двух кинофильмах: «… обогнавшими год назад». То есть, автор имел в виду, что число зрителей двух названных первыми фильмов год назад в совокупности обогнало число зрителей третьего фильма. Только не говорите, что я его защищаю. Мне коммерческие проблемы неинтересны.

  3. Разве я сказал, что заплатила газета? Заплатили те, кого он рекламирует. Это раз. Фильм «Движение вверх» посмотрело 12 млн. 400 тыс. зрителей приплюсуем 7 млн. 780 тыс. зрителей «Богатыря». Получается 20 млн. 180 тыс. Вопрос к Вам Аноним: какая цифра больше 87 млн. (Пиратов) или 20 млн. двух фильмов? Считать умеете?

  4. Число зрителей, посетивших тот или иной кинофильм, имеет значение только для владельцев кинотеатров и никак не отражает качество кинопродукта. Посчитайте, сколько зрителей, читателей газет и журналов, телезрителей обсуждают сейчас свадьбу Ксении Собчак. Их за несколько дней гораздо больше, чем зрителей за год всех упомянутых вами кинофильмов вместе взятых. И что? Это великое событие? И если один фильм посетили миллионы зрителей, а другой — только сотни, это не дает никаких эстетических преимуществ первому фильму.

  5. Что касается миллионов зрителей, то — как я понял — автор пишет только про прошлый год, который, по его словам, «еще не кончился».

  6. Ужасный фильм ‘Дылда» просто вызывает отвращение до рвоты. Конечно, молодой режиссер должен в наше время начинать карьеру именно с такого «шедевра», чтобы о нем заговорили, и ч не сомневаюсь, что заговорят. К тому же артист Игорь Широков сильно напоминает кое-кого…

  7. Фильм «Дылда» — второй фильм режиссера. Первый получил премию в Каннах. «Дылда», кажется, тоже.

  8. Фильм «Движение вверх» только за первые дни в России просмотрели почти миллион человек. А вышел он в 2017 году в России, где получил широкий прокат. Кроме того, фильм закупили многие страны Европы и Азии. А в Китае (см. Интернет) всем спортсменам в приказном порядке предписано смотреть этот фильм. Не сомневаюсь, что совокупная цифра не меньше, чем у «Пиратов», которые вышли в 88 году прошлого века и в прокате уже тридцать лет. Поэтому сравнение некорректно. Посмотрим через тридцать лет, сколько будет всего зрителей у «Движения вверх».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *