Раскалённая нить

На смерть Сергея Соколкина

Рубрика в газете: Не дожив, не дописав..., № 2021 / 41, 04.11.2021, автор: Александр БАЛТИН

Неистовая скорость, с которой страна превращается в нечто непонятное, зафиксирована поэтом с той мерой боли, которой не противостоять ничем – и количество миллиардеров в качестве героев не может успокоить нормальную душу.

Неистовая скорость, с которой страна превращается в нечто непонятное, зафиксирована поэтом с той мерой боли, которой не противостоять ничем – и количество миллиардеров в качестве героев не может успокоить нормальную душу:

«Страну украли. И потерян след.

До послезавтра доживём едва ли.

Гуляет доллар, как хмельной сосед.

При Сталине бы расстреляли.

Куда летим мы, позабыв азы

(всё нам «хип-хоп»

и всё нам «трали-вали»),

забыв, что мы народ, забыв язык?!

При Сталине бы расстреляли».

 

Сергей Соколкин умер рано: 59 лет для современности – что такое?

Не дожив, не дописав…

Он болел Россией: страдания её раскалённой нитью пропуская сквозь собственное сердце; он болел ей, полагая, что эстетически выверенные и точно – в смысловом плане – организованные стихи могут помочь исцелению…

 Это иллюзия; но иллюзия, говорящая о благородстве сердца и щедрости дара.

 

«Потому что я русский,

возлюбивший отчаянно землю,

где бесплодные бабы

налившийся колос растят,

я фамильный погост

как последний окоп свой приемлю

и, ступив на колени,

расту на державных костях». 

 

Остро чувствуя превращение народа в население, он продолжал обращаться к народу, и пел свет – как бы там ни было: свет, к которому прорасти можно только через дебри боли, и – используя лучшие зёрна прошлого.

Метафизические зёрна: языковых и научных, и крестьянских свершений – всего русского космоса, перечёркнутого как будто деньгами и технологиями.

 Сейчас, кажется, что будущее только за ними.

 …странные, но и логичные видения прорывались сквозь его стихи:

 

«Озарило сверху вдохновеньем,

тут же полыхнуло над землёй.

И возник пылающим виденьем

Пушкин

над израненной Москвой.

Ободрался чужеземный глянец,

и восстал во весь земной пустырь

маленький кудрявый африканец –

святорусский чудо-богатырь».

 

Так, язык и надежда на мощь его вели поэта – тем вектором, которым так сложно следовать в наши дни.

 Соколкин следовал до конца, и в философской лирике, и в гражданской; он запускал золотые шары замечательных стихов: и летели они в вечность – красивые, яркие, значительные…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.