РАЗГОВОР О ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЯХ

Что превалирует в серии «ЖЗЛ»: занимательность или халтура?

Рубрика в газете: Дискуссия, № 2020 / 5, 13.02.2020, автор: Сергей КУЧИН (г. РАМОНЬ, Воронежская обл.)

В конце прошлого года на страницах «ЛР» вроде бы всё переговорили о нынешнем состоянии серии «ЖЗЛ». Но Юрий Иванов из Псковской области, пожалев о том, что продолжительное время не появляется статей, в ответ на те критические материалы, решил сам молвить слово и нарушить молчание по важному для него вопросу («ЛР», 2020, № 4). Что же он посчитал необходимым дополнением к уже сказанному? По-моему, комментарии читателей, поступившие на сайт газеты, конкретны, их достаточно и, будем надеяться, их учтут при выпуске очередных книг. Во всяком случае, редакторы серии не высказали несогласия с критиками. Ну, а кого они будут публиковать, – это их дело, они хозяева, всем понятно. Отказникам же совет: пишите лучше или ищите «свои издательства».


На том вопрос, вроде бы, исчерпан. Собрание можно было закрывать, все «да» и «нет» высказаны.
– Подождите! – тянет руку из зала Юрий Иванов и начинает выступать, повторяя уже известные «душевные переживания» коллег читателей. Спасибо Иванову, он вызвал отклики в моей душе. Вот они:
Во-первых, научные звания не всегда гарантируют высокое качество текста, написанного учёными с такими званиями. Вам напомнить фамилии академиков, например?
Во-вторых, хочешь – не хочешь, а поток выдаваемых по-стахановски на-гора одним автором не просто анкетных биографий, а жизнеописаний достойных личностей вызывает, по меньшей мере, недоверие к его продукции.
А ещё при цитировании нужно внимательно читать источники. Второе высказывание о Варламове, которое Иванов приводит как положительное на первой странице «ЛР», принадлежит уже не Кугелю, а Метру, да и положительным не является. Вот что последний пишет: «Варламовские сочинения потому и получили хорошие отзывы, что критики либо с ним приятельством связаны, либо ещё хуже него осведомлены. Это скучные компиляции. Верно замечено, Варламов проштудировал основной корпус произведений этих авторов: Грин, Булгаков, Алексей Толстой, Платонов, Пришвин, Шукшин, и биографические материалы о них, и материалы характеризующие эпоху?» (Заметьте, это не утверждение, а вопрос. – С.К.) И Метр заканчивает замечание о Варламове, которое к нему относится, а не, как у Иванова, к Быкову, фразой: «Что это, если не компиляция на скорую руку».
В-третьих, отсутствие значительных происшествий для включения в биографию не может, наверное, замещаться пустословием. Как написал Евгений Лемминг в сороковом номере «ЛР» за прошлый год о труде Дмитрия Быкова «Б.Пастернак» объёмом почти в 900 страниц: «Что за подробности жизни человека, не воевавшего, не путешествовавшего, за редким исключением, копавшего на даче грядки, чтобы выяснить – чего там, собственно, растёт в этом огороде? Уж не каждый ли окученный героем картофельный куст старается описать автор?» По-моему, всплеск восторга почитателей таланта Пастернака при упоминании его имени выше уровня его творчества, может быть и поискового, но не ставящего его в первый ряд наших писателей. Так что, оправдание Ивановым многословного труда Быкова отсутствием «у нас полноценной биографии Б.Пастернака», по всей видимости, не проходит.
Я пролистал том его стихотворений. Некоторые строчки меня восхитили, к примеру, четыре слова из темы «Подражательной»: «Стреноженный и сонный ветер». Эти слова вызывают у меня музыкально-живописную картину.
Но чаще спотыкаюсь на небрежностях (или это скрытая насмешка у него?): «Безжизненно поют овсянки». «Луна скользит блином в сметане», «Нагнувшись, низкою гречихой / К деревне двигались разведчики…/ В деревню ворвались нахрапом, / Как гости или коробейники. / Чтоб зверю лучше дать по лапам, / Поближе залегли в репейнике». Впечатление от этой поэзии неважное может быть потому, что не закончилось его творческое развитие? Если для образности сравнить с жизнью бабочки, то стадию яйца он благополучно миновал, прошёл три возраста гусеницы, окуклился, а во взрослого красавца махаона так и не превратился.
«Другие по живому следу / Пройдут твой путь за пядью пядь», – может быть под другими Пастернак подразумевает своих читателей. Пожелаем ему их побольше, и поменьше неумеренных толкователей. Сам он считал, что быть знаменитым некрасиво. Поддержим его!
В-четвёртых, Юрий Иванов поспешил заявить о некоторых авторах, которых читать не станут. По его мнению, это касается и публицистической «опупеи» покойного мужа Натальи Солженицыной. Я не «озабоченный либерал» и не коммунист (определения слишком размыты, но обывателям понятны), перечитывал недавно «Архипелаг ГУЛАГ» и пытался ответить на вопрос, что так бесит сознательных и бессознательных сталинистов в нём? Неужели то, что Солженицын завысил количество жертв режима до нескольких десятков миллионов, хотя их было-то всего 2–3? Или то, что он неуважительно отозвался о следователях и надзирателях, которые в действительности кормили заключённых манной кашей с ложечки и дважды в неделю перестилали постель на нарах? Скорее всего, за то, что посмел сравнить отношение к преступникам, издевавшимся над людьми в Германии, где наказаны несколько тысяч нацистов, и у нас. Наши органы просто не хотели «теребить раны» тем, кто прошёл ГУЛАГ, поэтому на «издевателей» наказаний не накладывали. Ах, как по-божески они поступили! И вот то «сочувствие» оборачивается теперь «Делом Голунова» и подобными другими делами.
Далее Ю.Иванов пишет: «кто сейчас читает Катаева?» Отвечаю: зайдите в книжные магазины Пскова и посмотрите на книги этого автора, – по Вашему же заявлению, неходовые книги издавать не будут. Недавно мне передали отзыв одной читательницы – библиотекаря, возмущённой моими заметками о произведениях Катаева и совет её: «Не нравится, – не читай!». А я говорил, что никому не мешаю читать Катаева, мне просто не нравится, когда человека расхваливают попусту. И не нравится, когда Сергей Шаргунов «почти досконально», по мнению Иванова, местами в своей работе использует текст повестей «Белеет парус одинокий» и «Трава забвения». Мне тоже кажется, что интересующиеся книголюбы с большей пользой для себя прочитают вполне доступный первоисточник, чем чьи-либо «разжёвывания».
И последнее, – с чем я согласен в статье Юрия Иванова: коль «ЖЗЛ» не филологический анализ текстов писателей, авторам жизнеописаний не нужно увлекаться анализом так, как в книге о Бальмонте.

А может, редакция выставила текст псковича в качестве трута, ожидая от читателей-писателей огнива с кремнем…

 

 

15 комментариев на «“РАЗГОВОР О ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЯХ”»

  1. Блин, скользящий в сметане, это нечто. До чего надо не задумываться, чтобы такое написать. Вернее, записать. Придумать-то можно разное, только перед тем, как занести это на бумагу и обнародовать, отчего бы не подумать — надо ли?

  2. Если называть вещи своими именами, то дело обстоит следующим образом.
    Редакция ЖЗЛ, пользуясь тем, что книги, издающиеся под этим брендом (раскрученным за 70 лет), пока еще находят спрос, — прикормила ряд авторов, способных писать галиматью километрами. Оплата авторского труда здесь выше, чем в других подобных конторах. Вот эти авторы и «гонят вал».
    А редакторов, способных указать этим авторам на явные недостатки, у издательства нет.
    Да и зачем нужны редакторы? Пипл же хавает.
    Да, пока еще хавает. Впрочем, этому бренду по-любому осталось недолго жить. Лет двадцать, от силы.
    Так что пусть редакция ЖЗЛ кормит своих прикормленных. Глядишь, не сдохнут с голоду.

  3. Старперу. Единственный вам выход — действовать по принципу царя Акбара, то есть написать лучше и значительнее, перекрыть своим талантом критикуемых вами авторов, а своими трудами — биографические книги серии «ЖЗЛ». Только тогда мир убедится в вашей правоте.

  4. Ай, автор, ай, да молодца! Читал он хваленного Пастернака! Впечатление от этой поэзии осталось неважное, говорит. «— Позвольте узнать, что вы можете сказать по поводу прочитанного?» «— Да не согласен я.» Правильно, уважаемый! Асадова надо читать!

  5. Фёдору. Вы отказываете Кучину в праве иметь своё мнение о поэзии Пастернака?
    На фоне блестящей плеяды поэтов Серебряного века Бунина, Георгия Иванова, Николая Туроверова, Владимира Смоленского и др. — весьма средний поэт. Возможно, за исключением некоторых стихов из «Доктора Живаго».

  6. Чтобы писать интересно, надо отлично владеть материалом и иметь собственное отношение к предмету. В противном случае сгребается весь подручный материал из интернета, если его не хватает, то добавляется что угодно, хоть старые анекдоты, хоть воспоминания о детстве и юности, и все это вываливается перед читателем, гипотетическим. Читателю, как правило, лень рыться в том самом интернете и собирать материал до кучи, и он узнает общеизвестное от такого вот автора. А поскольку ЖЗЛ это бренд, то по привычке считают, что пишет человек, который разбирается в вопросе. Читатели этой стряпни чаще всего настолько темные, что не замечают даже фактических ошибок и обычной безграмотности. И очень импонирует, что показывают закулисную сторону жизни известных людей, каковые зачастую мерзавцы, алкоголики, извращенцы, лгуны, хамы.
    И последнее, насчет того, что сами напишите. И печатать негде, и читателей наберется полтора десятка, остальные будут считать, что именно ЖЗЛ и есть — самое лучшее, там ведь абы кто публиковаться не станет. Временем проверено. Иллюзию достоверности создаёт именно заимствование. За чистую монету принимают, потому что чувствуют — это уже где-то слышали или видели, значит, это правда. То ли по телевизору вещали, то ли в интернете писали. А на самом деле — просто и телевидение, и интернет из одних и тех же доступных источников сведения берут. Никто ведь ни в архивы, ни в давние публикации, ни в специальную литературу не заглядывает, когда очередную компиляцию готовит. Сделал, и хорошо.

  7. Поскольку я — человек не слишком образованный то очень уважаю прятаться за цитаты. Вот и сейчас прочитал в названии словосочетание- «замечательные люди», посмеялся и просто-таки не мог не вспомнить слов Ефима Семёновича Рахлина из «Шапки» Войновича, которые он сказал своему другу Баранову: » Я всегда пишу только о хроших людях. А о проститутках и ворах не пишу! Они мне неинтересны! А Савелий Моргунов (главный герой книги Рахлина- А.К.) вообще старый холостяк!». На что Баранов ему отвечает: » А-а-а-а, педераст! Тогда другое дело! Савалий сидит, муха бьётся о стекло…».

  8. Повторю свой вопрос к достопочтенному кугелю: назовите, пожалуйста, биографию из ЖЗЛ, которую вы считаете, если и не образцово написанной, то хотя бы написанной по вашему мнению удовлетворительно?

  9. Повторю то, что говорил уже в комментариях и в статье, посвященной «ЖЗЛ», с которой, собственно, и обсуждение началось. Для меня самой значительной книгой из серии является «Чаадаев» А. Лебедева, несмотря на несколько цитат из марксистско-ленинского наследия (тогда иначе нельзя было, книга бы не вышла). Очень интересен «Лев Толстой» В. Шкловского, хорош «Марко Поло» того же В. Шкловского — из первой серии советской «ЖЗЛ». И книги В. Порудоминского. И вот почему. Эти книги не только о той или иной личности исторической рассказывают и об историческом периоде, в котором они жили, но много шире по обобщениям или поставленным вопросам, чем просто биография конкретного человека. А. Лебедев, например, проводит интересную параллель «сплетня-легенда». Там есть, что обдумывать. Кроме того, книги В. Порудоминского замечательно написаны. Это очень хороший русский язык, это именно книги, а не просто биографии. И писали их не обычные сочинители, а прозаики со своим стилем, взглядом на жизнь, со своей поэтикой. Какие уж там компиляции. Это оригинальные художественные построения. Кое-какие иные книги тоже ценю. Но эти мне ближе.

  10. Кугелю.
    1) Получается, В.Порудоминскому вы прощаете то, за что осуждаете А.Варламова — за всеядность. В.Порудоминский: «Гаршин» (1962), «Пирогов» (1965), «Даль» (1971), «Брюллов» (1979). Имена между собой состыкуются только по времени. Правда, дальше уже пошла одна тема ( Ге, Крамской, Ярошенко), но это уже другая серия.
    И, как просьба, приведите хотя бы для примера кусок текста из ваших любимых биографий уважаемых вами писателей, чтобы было понятно, о каком хорошем русском языке вы говорите? Для сравнения с современными. Только не отсылайте меня к чтению ваших авторов, вдруг у нас разные представления о хорошем русском языке.
    2)Речь у нас шла о современном состоянии ЖЗЛ, а вы оперируете, получается, исключительно прошлым . Вы бы ещё серию Павленко вспомнили. Надеюсь, без обид.

  11. Не слишком ли много пожеланий для комментариев к чужой статье? Вы спросили, я ответил. Причем, много раз подчеркивал: мне не нравятся современные издания, вышедшие в «ЖЗЛ», они дурно написаны, знаний в них на грош. И нравятся книги, которые перечислил. Чего еще? Что до книг В. Порудоминского, там отражена одна эпоха. Какая всеядность? И, кроме того, это книги выходили с такой частотой, а написаны они были в разное время. И надо ли быть очень умным, чтобы увидеть принципиальное различие: Гаршин, Пирогов, Даль, Брюллов, и Шукшин, Грин, А.Н. Толстой, Г. Распутин., Булгаков. В первом случае между этими именами прямые связи, а во втором — ничего общего. Все, привет семье. Больше на ваши вопросы и т.д.т.п. не отвечаю. Вам не понять хочется, а попытаться поймать на несоответствиях. Я чего — перед кем-то должен оправдываться и в чем-то отчитываться? Ни хрена подобного.

  12. Кугелю.
    Пожеланий было всего три. И на два вы ответили, и ничего, не переломились.
    Ловить на несоответствиях — это вы сказали, не я.
    Ну, и якобы оправдываться…
    Ни хрена? Ну, значит, ни хрена.
    И вашей семье привет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *