Срывая силиконовые маски

О поэзии в свежем номере журнала «Традиции и Авангард»

№ 2023 / 51, 29.12.2023, автор: Иван ОБРАЗЦОВ (г. Барнаул)

Здравствуйте, уважаемая редакция «ЛитРоссии»!

В канун Нового года хочу поблагодарить вас за предоставленную в уходящем 2023 году мне и другим авторам возможность высказываться по самым острым вопросам литературного процесса и в целом – современной культуры. Не теряю надежды на возрождение и печатной версии издания, чего желаю как редакции, так и всем нам – авторам «Литературной России».

Уходящий год был непростым для нашей российской культуры, но в России никогда и не было простых и банальных времён, а литературная карта России всегда состояла и состоит из острых и нетривиальных авторов. Исключением являются люди, делающие банальность своей мировоззренческой позицией, прикрываясь различными ценниками-ярлыками с надписанными на них словами «литература», «проза», «поэзия» и т.п. Ценник здесь надо понимать буквально, а потому и неизменно дёшево, так как в литературе понятие «цена» относится к категориям трансцендентного, а при попытках конвертации в рубли, доллары, евро и проч. неизбежно приводит к косноязычию и графомании.

Желаю «Литературной России» сохранять тот высокий градус остроты, что направлен в зенит трансцендентальных истин, которые только и достойны внимания русских писателей.

Отправляю на рассмотрение редакции материал о свежем номере литературного журнала «Традиции и Авангард».

 

С уважением, Иван Образцов


Справка

Литературный журнал «Традиции и Авангард» основан российским прозаиком Романом Сенчиным в 2019 году. Среди авторов журнала Алексей Сальников, Андрей Рубанов, Анна Жучкова, Фарид Нагим, Василий Авченко, Герман Садулаев, Даниэль Орлов, Олег Рябов, Стефания Данилова, Анна Долгарева и многие другие известные писатели и литературные критики. В настоящее время главный редактор журнала – Даниэль Орлов, заместитель главного редактора – Андрей Щербак-Жуков.


Журнал, как и человек, неоднороден, полон традиций и авангардных прорывов линий (жизни, горизонта, фронта). Потому мне, как и любому здравомыслящему участнику литературного процесса, довольно непросто оценить весь его микро- и макрокосм. Попытаюсь показать те личные внутренние диалоги, что состоялись у меня с авторами некоторых поэтических подборок, представленных в свежем номере (2023, № 3) журнала «Традиции и Авангард».

Вспоминается «развесистая клюква» дешёвого рекламного слогана (названием и фильмом именовать такое невозможно по-определению и по-совести), что звучал из многих информационных утюгов – «спасибо, что живой!» – и над всем этим безобразием висела силиконовая маска с надписью «это не Безруков, это – Высоцкий». Хоть и без оснований, но хочется верить, что после прочтения стихотворения Дмитрия Филиппова «Ты мне пишешь, что выпал снег…», до самой последней строки «Я живой! Из Донецка с любовью!» участники того силиконового безумия «о Высоцком», если и не очнутся, то хотя бы испытают малое чувство стыда за свой видеопродукт. Не оттого ли «Танки глядят стволами/ На девочку – и ревут» (строки из ещё одного стихотворения Филиппова), что некогда был растиражирован самый ничтожный видеопродукт? Не оттого ли всё так сегодня тяжело и страшно, что за три десятилетия баблотанками продавили мозги себе и всей стране? Безумие как раз и выглядит силиконовой мёртвой маской тупого насыщения, которая заменяет живое человеческое лицо.

Но вернёмся к поэзии. Стихотворения Дмитрия Филиппова – это поэзия сапёра, которая позволяет разминировать в сердце и уме бред коммерческих (то есть, звериных в самых алчных формах) дофаминовых закладок. Ну ведь натурально, коммерческая наркомания охватила многих граждан нашей страны, иначе и назвать это никак нельзя! Может, уже достаточно?! Может, пора прочитать что-то честное, хотя бы подборку стихотворений Дмитрия Филиппова в свежем номере «Традиции и Авангард»? Сколько уже можно про котиков, шизоидов, дачных мимоз и инфантильную саморефлексию «вечномолодых» пенсионеров и пенсионерок, что кочуют из номера в номер некоторых давно преставившихся редакций. Почитайте, это важнее любого премиального процесса:

 

Пока он держит Хэма и Полюда,

Они незримо с нами и повсюду,

След в след идут и источают свет.

Тот свет, что не бликует днём на касках,

Волшебный, из забытой детской сказки,

Где мама говорит, что смерти нет.

 

Поразительно, насколько глубоко можно проникнуть в метафизическую плоть процесса рождения народа, начав с простой фразы «Морозный день…». Подборка Наталии Курчатовой названа «Стихи 2023 года», но для поэзии важны такие хронологические указания не по причине банальной архивной точности, а в качестве отправной смысловой точки. Первое стихотворение сжимает между началом «Морозный день…» и заключительной строкой «Рождается народ – как он умеет» вещество не языка, а именно смысла действий. Такое сжатие преодолевает смертную упадническую риторику унылого образованского дискурса и действительно происходит рождение титанического смысла.

Более того, Наталия Курчатова преодолевает даже такое повседневное, дешёвое содержание бытового ругательства, каким давно уже стало выражение «в бога душу мать». В стихотворении «Грязная одежда, чистое бельё…» слово «Богомать» – это слово о важнейшем для русской культуры образе Богородицы. Причём без филологических ужимок и постмодернистских реверансов, в подлинном (как в исподнем) сущностно-чистом сюжетном стихотворении. Или вот финал стихотворения «Юг и Север», буквально возносящийся яростный Спас:

 

Мы добрые люди; скорбим обо всех.

О своих же скорбеть не стоит.

 

За них мы молча идём в поход

Звенит на морозе знамя:

Грозного Спаса;

очи Его

пламенны – наш испанец.

 

Так уж получается, что в поэзии сегодня (впрочем, как и всегда в русской поэзии) лица, имена, мемориальная записка – ключ к человеческому и вечноживому. Анна Долгарева ошеломляет любое расхожее и литобученное стихосочинение произносимой и непроизносимой (пожалуй, точнее сказать – неизъяснимой) тишиной. Нет, в представленной журнальной подборке стихотворений Долгаревой речь идёт не о безмолвии – для немоты стихотворения не нужны. Здесь тишина звучит в голове словами, в груди – рыданием. Соавторство с поэтом происходит как раз на уровне такого диалога. Мы все, кто причастен к этому диалогу, полны не могил, но жизни, не портретов, но памяти:

 

Это жизнь. Она дрожит, и шуршит, и жжётся,

И дышит. И ветер берёт левее.

Перед иконой Георгия Победоносца

Я молюсь за тебя – и это всё, что умею.

 

Память – это и есть жизнь, и она же – в основании любой молитвы. Стихотворения Анны Долгаревой – молитвы по-памяти, на-память.

Четвёртая подборка, о которой надобно рассказать, это довольно раннее, а потому слишком смелое открытие, но не в поэзии, а в мире, и не для читателя, а для автора, прежде всего. Анна Мамаенко вроде бы должна была писать обо всём таком, о чём пишут бесчисленные выпускницы литкурсов, но удивительным образом она пишет о другом… Вот небольшой отрывок из её стихотворения «Псалом»:

 

Это гипсовый Павлик отбитой сипит трубой,

вызывая из загробного Диснейленда

братка, что в утёсах рынка жирные прятал тела.

Спираль ДНК распадается на москаля и хохла.

Господи Боже мой, как не бояться зла,

если добро всё кулачнее и зубастей.

 

Завершать подобные обзоры принято чем-то резюмирующим, но, на мой взгляд, здесь не может быть никакого резюме. Закончить в данном случае можно разве что многоточием – как перспективой в бесконечность русской литературной традиции и грандиозность авангардных стремлений к недосягаемому, но необходимому зениту.

4 комментария на «“Срывая силиконовые маски”»

  1. Кстати говоря, в Традиции и Авангард литкритика вполне себе хорошая тоже бывает, по крайней мере из того, что на их сайте выставлено в доступ свободный.

    • Уж больно вы скоропостижны и категоричны в суждениях. По мне, так и не стоит растекаться мыслью по древу, представленные отрывки вполне читабельны.

    • Кстати, а как это “начинающий студент”? Что-то вроде “немного беременна”?
      Что-то у вас, уважаемый Николай Денисов, не очень понятно кто на ком стоит.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.