ВДОХНОВЕННЫЙ ВЕЧЕР…

Рубрика в газете: Мы – один мир, № 2018 / 36, 05.10.2018, автор: Лидия РУДНЕВА

Один из вторников. Мне позвонила родная душа Ирина и сказала, что есть приглашение в Большой зал Консерватории, на авторский вечер к 60-летию композитора Рашида Калимуллина. Сегодня он возглавляет Союз композиторов Республики Татарстан, а с 2015 года стоит во главе Союза композиторов России. Дневные часы летели быстро. К вечеру мы уже бежали на концерт.

 

Я была немного смущена неожиданной встречей с первым президентом Киргизии Акаевым Аскаром Акаевичем. Мы сидели рядом, и я поздоровалась с ним. С правой стороны соседствовала Ирочка. С ней мы разделяли наши эмоции. К моей неожиданной радости перед самым началом концерта поэт и публицист Ахат Мухамедов подарил мне свою книгу: «Ликуй и пой душа моя». В Большом зале консерватории он успел сделать надпись с пожеланиями добра, счастья, успехов в личной жизни.

 

Вскоре на сцену вышел коллектив одного из самых востребованных симфонических оркестров в России радио «Орфей», репертуар которого составляют самые известные произведения зарубежной и русской классической музыки. Дирижировал им заслуженный артист Республики Татарстан, автор и организатор многих музыкальных проектов, фестивалей Василий Валитов.

 

Ведущим этого вечера был народный артист Башкортостана, солист Мариинского театра Аскар Абдразаков (бас). Сегодня, он выступает в лучших театрах мира. На вечере он исполнил песню композитора «Когда же встретимся мы». В концерте исполнялись умиротворяющие музыкальные истории, которые своей глубиной описывали природу, созерцательное состояние композитора, движения его души…

 

В праздничном вечере принимал участие скрипач Гайк Казазян. Он, как и остальные исполнители, является лауреатом конкурсов им. П.И.Чайковского, Республиканских, Всероссийских и Международных конкурсов, фестивалей.

 

Меня очень поразила не только глубинная музыка саксофонистки Марии Беговатовой, но и её наряд. Она исполняла концерт для саксофона с оркестром, 2-я и 3-я части. Звуки тенор-саксофона удивительным образом сливались с переливающейся серебристой чешуйчатой одеждой. Мария Беговатова является создателем и руководителем казанского квартета саксофонистов.

 

С душевным трепетом входили в меня звуки, извлекаемые из рояля Фёдором Амировым. Он молодой, сидел за роялем и я, слушая, наблюдала за ним, как его пальцы с невероятным подъёмом бегали по клавишам. Эти звуки повисали в воздухе и оставались в глубине моего сердца. Длинные и густые волосы пианиста летали по спине, вокруг и покрывали его лицо, закрывая глаза, и в это время исчезала грань между исполнителем музыкального произведения, инструментом и мной… Возникали образы, как с поднебесья падали прозрачные капельки дождя, они ударялись в земные чистые озерца, а их звуки растворялись в пространстве, словно вдали о чём-то серьёзно гомонили голосистые птицы, и я присутствовала в этой чудодейственной природе музыкального творения художника.

 

Музыка композитора Рашида Калимуллина – живое творение, она поднимала мой несущийся дух в небесные просторы. Зал торжествовал и страстно аплодировал! Сколько раз я приходила в этот знаменитый зал, ничего подобного не уносила и не испытывала. Лёгкость звуков поднимала душевное состояние и наполняли сердце неведомой воздушностью. Овации, приветствия, множество цветов, преображали атмосферу и наполняли её радостью и душевным светом.

 

 

Слушая концерт, я словно находилась в храме, где исполнялась необыкновенная светлая молитва… Я прочла, что Рашида Калимуллина называют «человеком–оркестром» и что он не только владеет многими инструментами, но и проникает в души людей. У него такие же светлые и удивительно добрые глаза, как и написанные им музыкальные произведения. Он играет на фортепиано, баяне, саксофоне, на ударных, кларнете и владеет одним из старейших в мире инструментов – австралийским диджериду. Я также с удивлением узнала, что он коллекционирует уникальные инструменты народов мира: в его собрании находится около полутора тысяч единиц… Они дважды выставлялись в национальной галерее «Хазине» в Казанском Кремле, а также готовятся к выставке в Шанхае.

 

Композитор несколько раз выходил на большую сцену и был очень скромен. Его горячо приветствовали. Здесь на вечере, мне показалось, что в его музыке есть, что-то близкое средневековой японской поэзии. Мне близки стихи японского поэта Басё, который писал:

 

«Ива на ветру. Соловей в ветвях запел,

Как её душа»;

 

«Ты свечу зажёг. Словно молнии проблеск,

В ладонях возник».

 

В произведениях Рашида Калимуллина есть такое же величие, музыкальное созерцательное спокойствие.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *