ВОЙНА РЕАЛЬНАЯ И БУМАЖНАЯ

Рубрика в газете: В поисках правды, № 2019 / 28, 26.07.2019, автор: Вадим КУЛИНЧЕНКО, капитан 1 ранга в отставке, участник боевых действий (пос. КУПАВНА,Московская обл.)

До сих пор помню, как по «Радио России» 1 августа 2003 года услышал правдивый рассказ о войне Героя Советского Союза Георгия Тимофеевича Добрунова. Правда, он касался одного из эпизодов, но одного из главных в Великой Отечественной войне – Курской битвы. Кто победил в этом встречном жестоком танковом сражении, нет окончательной оценки до настоящего времени. Надо признать одно, что здесь счастье, удача, Бог – да назовите, как хотите – были на стороне советских войск. И, как сказал Георгий Тимофеевич, – «мы там драпали и немцы растерялись». Но, отмечает Герой, и я с его мнением полностью согласен, мы выиграли ту жестокую войну за счёт патриотизма нашего народа и солдата. Вопреки мнению Суворова, мы побеждали не умением, а числом, и лишь во вторую очередь, если можно так выразиться, талантом наших полководцев, которые учились искусству войны уже в процессе самой войны.


Сейчас не секрет, что после войны настоящей развернулась война бумажная, вернее сказать, война мемуаров, авторы которых всегда старались показать себя в лучшем свете, а «товарища» в сером. Не избежал этого и «полководец всех времён», которого ныне некоторые авторы пытаются превратить чуть ли не в единственную личность, выигравшую вторую мировую войну, забывая сколько наших солдат полегло, хотя бы на тех Зееловских высотах при взятии Берлина… А оправданы ли эти жертвы со стороны интересов народа? К слову, Зееловские высоты – тёмное пятно в нашей военной истории. Но в своих мемуарах Г.К. Жуков выглядит «бойцом без страха и упрёка». Недаром адмирал и писатель Иван Степанович Исаков (1894–1967), активный участник Великой Отечественной войны, на просьбы написать мемуары всегда отвечал отказом, ссылаясь на вышеприведённую мною их необъективность.

На мой взгляд (а я сам участник боевых действий), война в её настоящем виде объективна только в реальном масштабе времени. А потом это уже домыслы авторов, которые никогда сами не воевали и даже «не видели трапа на корабль», фантазии, подтасовки во имя идеологии и прочие немыслимые флюиды, которые и перечислить-то трудно из-за их многочисленности. Самое ценное во всех этих материалах, пожалуй, одно – оценка событий с точки зрения настоящего, а не реального времени, и здесь вывод неизменен – «Победителей не судят!», а побеждённых можно и забыть или смешать с навозом.

ВОЙНА КАК ОНА ЕСТЬ!

Читая сегодня книги о войне, с высоты своего опыта и возраста приходится вольно или невольно задумываться – прав или не прав автор в своих суждениях, нюхал ли он сам «порох», или ему всё кто-то рассказывал. К сожалению, в большинстве случаев вся бумажная война сводится к одному – «Бой в Крыму – всё в дыму!…».

А между тем настоящую книгу о войне легко отличить от суррогата – человек, автор, который сам пережил войну, или хотя бы настоящий бой, больше апеллирует к чувствам, чем к цифрам. Чувства трудно передать на бумаге, но между тем они незримо присутствуют в каждом рассказе, репортаже, исследовании о войне, если только они пишутся не по заказу, а от души.

В своё время мы зачитывались именно книгами, а не мемуарами, таких писателей-фронтовиков, как Константин Воробьёв, Виктор Астафьев, Анатолий Ананьев, Виктор Некрасов и других, которые показывали страдания человека на войне не только физические, но и нравственные. Не в тылах, штабах и политотделах, а на передовой, где стреляли и убивали, где смерть рядом, а не где-то далеко. Испытывая адские страхи и страдания, люди переднего края сражались до последней капли крови, до последней жилки и нерва, до последнего вздоха, чтобы одолеть врага, чего бы это ни стоило: увечья, гибели или мучительной смерти в плену.

Но почему-то эти книги не переиздают, предпочитая им мемуары асов 3-го Рейха. Загадка? Нет, расчёт! Это я могу отличить чёрное от белого, а нынешний ребёнок – нет.
Вот я, шестилетний пацан и мой трёхлетний братишка (г. Острогожск, Воронежская обл., январь 1943 года), держась за руку и подол своей мамы, пытаемся перебраться из своего разрушенного погреба через улицу к соседям. В это время на улице с рёвом появляется фашистский танк, грозно ворочая орудием. Я успеваю с матерью проскочить перед ним на другую сторону улицы (ширина улицы в небольшом городе 20-25 метров), а плачущий брат остаётся на другой. Неосмысленный страх, но танк проносится мимо…. Ужас приходит позже, через многие годы, когда я уже сам военный и мыслю военными категориями – танкисту ничего не стоило нажать на гашетку пулемёта или дёрнуть рычаг управления, и нас нет. Но он был занят более важной задачей – как вырваться из окружения! Завершалась Острогожско-Россошанская операция 13–27 января 1943 года, вошедшая в историю 2-й мировой войны. Но сегодня о ней мало кто вспоминает – рядовой случай войны мало привлекает писателей.

Потом, уже в возрасте 31 года, я пережил участие в Арабо-Израильской войне 1967 года, будучи старшим помощником командира АПЛ «К-131», которая готовилась нанести ракетный удар по Тель-Авиву из глубин Средиземного моря. Этот случай описан американскими авторами Шерри Зонтагом и Кристофером Дрю в книге «История подводного шпионажа против СССР» (Издательская группа АСТ, 2001 г.), где они в главе «Гонка в Средиземном море» пытаются передать мои чувства в тот момент, когда мы получили подобный приказ. Ничего эти описания общего с нашими реальными чувствами не имеют….

КНИЖНАЯ ВОЙНА

И всё-таки, как критически ни относиться к книгам о войне: мемуарам, исследованиям, беллетристике, детективам и прочей литературе, они, несомненно, нужны и даже необходимы. Они своего рода двигатель не только военного прогресса, но и большая пища для здравомыслящего ума.

Однако к этой литературе следует относиться более осмысленно, чем к любовным романам. Я приветствую появление таких книг, как, например, серия «Россия забытая и неизвестная» (Белое движение) издательства Центрполиграф, книги этого же издательства о подводной войне 1939–1945 годов, близкой мне теме.

Но и в этих положительных книгах есть издержки, вернее отсутствие объективности: если свой – то герой, если чужой – то изверг.

Поговорим о доверии к автору. Недавно мне попались книги, как гласит издательская ремарка, «широко известного автора» Игоря Бунича: «Князь Суворов» и «Корсары кайзера», изданные под рубрикой «Секретные материалы» в Санкт-Петербурге Издательским Домом «Нева» (2003 год). Честно признаюсь, что эти книги не вызвали у меня особого интереса и доверия по той причине, что автор, особый любитель «секретных материалов», ещё в 1994 году в петербургских «Аргументах и фактах» выдвинул кощунственную, необоснованную версию гибели линкора «Новороссийск» (29.10.1955 год) – «Новороссийск» якобы был взорван по приказу Георгия Жукова.
По моему мнению – и не только моему, а многих моих товарищей, профессиональных военных моряков, – версия Бунича была рассчитана на людей несведущих. Он, по какой-то непонятной причине, пылая ненавистью к нашему флоту и вообще к Вооружённым Силам, возможно, отдавая дань моде, пытался убедить читателей: солдаты и матросы наши, вроде, неплохие, а вот их командиры в неприязни друг к другу готовы даже пойти на то, чтобы жертвовать сотнями людей в своих узколичных интересах! Одна цитата из Бунича: «Ещё в военную бытность свою Георгий Жуков ненавидел флот – буквально (от себя добавлю, и правильно делал. Ибо, как известно, с момента изобретения брони, паровой машины и нарезной пушки флот не приносил России ничего, кроме военного позора и траты денег. Вся история российского флотоводства в 20 веке о том свидетельствует неоспоримо. А уж история советского ВМФ периода второй мировой войны – это вообще один сплошной мартиролог)». Что на это можно ответить подполковнику военно-морской авиации советского ВМФ, «маститому» писателю? Хочется просто сказать ему: изучайте историю флота внимательно и не доверяйте сомнительным авторитетам, как я вправе после вышеприведённого не доверять вам и вашей книге «Князь Суворов». Не может автор, с презрением относящийся к отечественному флоту, объективно писать о нём.

Пусть извинит меня читатель, что я вспомнил книги 25-ти летней давности, просто я их перечитывал. Но за эти годы издательская идеология мало в чём изменилась. Мы вроде заимели свою гордость, а всё же допускаем фальшь.
В любом случае и такие книги о войне нужны. Они заставляют думающих читателей анализировать, сопоставлять и делать свои выводы. Перефразируя одно известное стихотворение: «Книги разные нужны, книги всякие важны!».

 

2 комментария на «“ВОЙНА РЕАЛЬНАЯ И БУМАЖНАЯ”»

  1. Так и хочется сказать автору:
    — Пережив такой момент в арабо-израильской войне, как готовность стрелять по Тель-Авиву, Вы до сих пор не написали книжку об этом? Или хотя бы рассказ?
    А чего Вы ждёте?
    Вон архивы горят, граждане ничего не знают, а некоторые спокойно почивают на лаврах.

  2. Читателю. Об этом много писал и были публикации под названием «Так это было». С уважением Вадим

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *