Вращая многоцветный калейдоскоп жизни

Рубрика в газете: Литературное наследие – XXI век: Имена и Фигуры, № 2024 / 1, 12.01.2024, автор: Максим БУРДИН

 

Владимир Непогодьев

 

Страница автора на сайте «Парнас»

Страница автора на сайте «Стихи.ру»

Страница автора на сайте «Проза.ру»

 

Архангельского поэта и прозаика, члена Российского союза писателей Владимира Непогодьева смело можно назвать творцом-универсалом, от зоркого внимания которого не ускользает ни одна существенная подробность окружающей действительности. Автор двух книг «Выбор 1» (2007) и «Выбор 2» (2010), активный участник коллективных сборников, литературных интернет-порталов и всевозможных творческих чемпионатов и конкурсов, Владимир Непогодьев своим талантом и умением находить актуальные темы быстро завоевал расположение читательской аудитории, с которой он находится в постоянном взаимодействии, неустанно совершенствуя свои писательские навыки. Его обширный творческий багаж уже неоднократно привлекал внимание профессионалов, номинировавших автора на ряд престижных национальных литературных премий и отметивших его творческие заслуги юбилейными медалями имени Анны Ахматовой и «Георгиевская лента».

Многогранная, поражающая своим разнообразием, разножанровая лирика автора вмещает в себя как личную сферу эмоциональных переживаний, так и буйство красок внешнего мира, а фундаментальные философские темы, призванные разгадать тайный смысл человеческого бытия, перемежаются сиюминутными откликами на острые социальные проблемы и текущие общественно значимые события.

Современная динамичная жизнь, полная всевозможных потрясений и буквально превратившаяся в ежеминутно обновляющуюся ленту новостей, неминуемо находит своё отражение в творческом потоке современной поэзии, отчасти меняя и адаптируя её под себя. Обладающий чутким художественным видением, Владимир Непогодьев умеет отбирать из бесконечного множества внешних событий только те, в которых чувствуется характерный символизм эпохи, тревожное предвестие, мистическое предупреждение человечеству. К таким событиям, в частности, поэт отнёс трагическую гибель Елизаветы Петровны Глинки, широко известной как доктор Лиза, вместе с полным составом ансамбля песни и пляски имени А.В. Александрова, а также сопровождавшими их журналистами и членами экипажа Ту-154 в результате авиакатастрофы над Чёрным морем 25 декабря 2016 года. «Смертельный траурный изгиб» – такую метафору подбирает автор, чтобы в одно мгновение нарисовать в воображении читателя последнюю петлю падающего в морскую пучину лайнера.

 

О, смерть, как ты несправедлива!

Зачем ты лучших забрала?!

Судьбы печального изгиба

Под Новый год пришла беда.

Прощайте, милые, родные,

Господь да упокоит вас.

Для нас вы в памяти живые,

Ваш светлый образ среди нас!

 

С такой же болью отзывчивого сердца Владимир Непогодьев откликнулся и на другую, столь же страшную, резонансную и о многом говорящую трагедию, случившуюся в городе Кемерово в кинотеатре торгового центра «Зимняя вишня», где в результате пожара в марте 2018 года погибли и тяжело пострадали десятки детей и взрослых:

 

Кемерово – ожог России,

Шестьдесят четыре человека жили.

Трагедия ужасна и страшна,

Старуха смерть с косой пришла.

Горящий ад, и всё в дыму,

Кому молиться им, кому?!

Кому-то повезло, спаслись,

И слёзы горькие лились.

А кто-то до сих пор лежит,

И чёрный смрад над ним стоит.

Как же, скажите, так вышло:

Смерть и «Зимняя Вишня»?..

 

Однако, несмотря на знаковость отмеченных стихотворениями событий, любые жизненные перипетии преходящи, в то время как вечные метафизические вопросы самой сущности человеческой жизни остаются неизменными. Стараясь по-своему ответить на вопрос, зачем и почему человеку даётся жизнь, разум и свобода воли, Владимир Непогодьев обращается к религиозно-философской лирике, возводя своё мировоззрение на столпах христианства:

 

Ты в вере укрепи меня,

Дай разума принять решение.

О многом не прошу Тебя,

Мне нужно только наставление.

 

Так обращается автор к Всевышнему в своём стихотворении «Молитва», в котором отразился целый спектр духовных рефлексий, где разочарование в жизни и осознание собственных грехов очищается надеждой на просветление, духовное возрождение через покаяние и Божественное озарение.

 

Господь, дай сил, чтоб не сломаться

В миру житейской суеты.

Я разучился солнцу улыбаться,

Откуда в мире столько пустоты?

 

В противовес сложной метафорической поэзии, возведённой в культ поэтами-символистами и футуристами Серебряного века, в русской литературной традиции ещё в Золотом веке прочно укоренилась так называемая поэзия прямого высказывания. Не прибегая к завуалированной системе образов, поэты позапрошлого столетия прямо изливали в рифмованной строке свои чувства, тревоги и размышления, и в этой прямоте и бесхитростности слога всегда ценилась особая искренность, глубина чувствования. Тот же приём прямого высказывания использует в своём стихотворном творчестве и Владимир Непогодьев, создавая эффект исповедальности. Перекликаясь с его «Молитвой», духовным манифестом звучит и обращение поэта к Пресвятой Богородице:

 

Я не прошу уже о многом,

Конечно, много нагрешил.

И спорил иногда я с Богом,

Но Ты не оставляй, дай сил.

Чтобы опять идти по миру,

По мере сил добро творя.

Я снова пробуждаю лиру,

И я иду, весь свет любя.

 

Говоря о поэзии прямого высказывания, разумеется, невозможно в первую очередь не вспомнить о Пушкине, чей гений умел просто и понятно описать самые обычные, повседневные явления так, чтобы запечатлеть их в бессмертии. Неудивительно, что каждый современный поэт, стремящийся продолжать ту же традицию чистого, прозрачного поэтического языка, осознанно или бессознательно обращается к наследию «солнца русской поэзии», будто вступая с ним в мысленный диалог. Так, например, передавая романтические мотивы пейзажной и любовной лирики, Владимир Непогодьев в одном из своих лучших стихотворений умело прибегает к приёму парафраза:

 

Неправда, что унылая пора,

Но правда, что очей очарованье.

Когда ты рад всему с утра

И слышишь пылкое признанье.

Пусть барабанит дождь по крыше,

Неслышно падает листва.

И пусть сейчас весь мир услышит

Любви признания слова…

 

В многоцветии жанров, среди которых в творчестве автора находится место не только печальным раздумьям и светлой грусти, но и смеху, мягкой и жёсткой иронии, отдельную главу составляет его малая проза, в которой присутствует как чёрный юмор для взрослых, так и добрые сказки для детей. Так, например, для юных читателей Владимир Непогодьев придумал милый и забавный образ Зайца Вани, который в своём сказочном лесу попадает в различные ситуации и охотно познаёт новое, словно заражая своими увлечениями следящих за его жизнью детей. В одной короткой зарисовке Заяц Ваня собирает икебану из осенних листьев, объясняя, что так исчезающую под снегом красоту можно сохранить гораздо дольше. В другой же истории пушистый сказочный герой вместе с мудрой вороной Авдотьей учится печь блины, заучивая шаг за шагом несложный рецепт, который при желании может повторить и ребёнок под присмотром взрослого. А самое главное, Заяц Ваня на личном примере демонстрирует юным читателям, как важно уметь дружить и сохранять хорошие отношения с окружающими, учит их находчивости и смекалке, хозяйственности и умению ценить прекрасное.

Совсем иным предстаёт фантастический рассказ Владимира Непогодьева «Оборотень», адресованный взрослой аудитории, содержащий в себе элементы классического «английского юмора» и тёмной мистики. Словно в противовес философско-религиозным мотивам своей духовной лирики, Владимир Непогодьев пишет символическую историю в духе магического реализма, демонстрируя через образ героя-оборотня, к чему приводит заигрывание с «другой стороной», обращение к потусторонним силам зла для достижения своих целей. И хотя сюжет носит нарочито фантастический характер, читатель без труда разгадывает истинный посыл краткого, ёмкого и жёстко ироничного повествования, который имеет вполне жизненную, реалистическую подоплёку открытого «ящика Пандоры» – человеческого озлобления и более не сдерживаемой агрессии к окружающему миру. Впрочем, остроумные рассказы и зарисовки в прозаическом творчестве Владимира Непогодьева далеко не всегда носят сказочный или мистический характер – многие из них не только предельно реалистичны, но и, по утверждению самого автора, основаны на реальных событиях. И это – проявление всё того же таланта подмечать знаковое в текучке рутинной жизни, будь то типичные характеры, объёмно выведенные буквально в нескольких метко подобранных строках, или любопытная цепочка событий, умело поданная писателем в зависимости от целей и задач повествования.

В конечном итоге, столь пёстрый калейдоскоп авторских произведений – будь то стихи или проза – объединяет неустанное стремление Владимира Непогодьева к познанию жизни на разных уровнях, желание высказаться как о злободневном, так и о вечном, привлекая внимание читателя к тем событиям и проблемам, которые наверняка волнуют и его самого.

 

Максим БУРДИН,

издатель, писатель, публицист,

общественный деятель

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.