Время радости и смеха

Заметки учителя

№ 2023 / 24, 27.06.2023, автор: Виктор ВЛАСОВ (г. Омск)

Дети запоминают эту атмосферу и часто говорят об этом времени в течение учебного года: они радуются каждому проведённому дню в пришкольном лагере. Я вижу, как родители, забирая детей в полтретьего или раньше, иной раз испытывают противоречивые чувства, чтобы не огорчить милое чадо. Мама или папа приходят иногда раньше и дожидаются установленного времени, потому что ребёнок занят и совершенно не собирается домой. Просто потому, что в пришкольном лагере весело, даже очень. Стены школы детям родные, но строгого учебного процесса нет. Здесь кормят и занимают детей, их развлекают и стараются угодить. Вот лично я – школьный сэнсэй (учитель по-японски), писатель и журналист, любитель аниме, который на некоторое время превращается в добродушного воспитателя, почти что в детсадовского, как в фильме с Арнольдом Шварценеггером «Детсадовский полицейский».

Пришкольный лагерь этого года длится 10 дней. В прошлом году дети отдыхали в нём 21 день, но сейчас повлияла занятость педагогов на ГИА. Каждый день похож на предыдущий – своей неповторимостью: это новые эмоции, улыбки, искры восторга в глазах, потрясающее времяпрепровождение за спортивной игрой или мастер-классом. Дети и возвращаться не хотят домой, ведь там они снова, наверное, засядут в мобильный интернет.

– Почему вы такой добрый, Виктор Витальевич? – спрашивает меня девочка-отличница, перешедшая в третий класс, Ангелина. – Вы за год ни разу ни на кого не накричали. Я вас до сих пор не могу понять. И моя мама с бабушкой вас тоже так и не понимают. Мама говорит, что вы родились под правильной звездой!

– Да, я сэнсэй, – отвечаю я ребёнку, уйдя в свои мысли писателя. – Хотя… я тоже изредка могу громко возмущаться в отношении нерадивых учеников. Меня поражает их равнодушие к выполнению школьных обязанностей.

– Виктор Витальевич, – Ангелина делает большие глаза. – Неужели вы целый день смотрите аниме? – она глядит на мои значки на футболке. Рассматривает на них картинки из аниме.

– Конечно же, нет, – отвечаю я девчушке. – У меня есть другие более важные дела.

Мы сидим на длинной скамейке в спортивном зале, наблюдаем динамичный процесс игры в «вышибалы». Вокруг весёлые детские крики, возгласы, стук и хлопки мяча, звонкие шлепки подошв.

– Сэнсэй – это из аниме, да, Виктор Витальевич? Вы часто смотрите анимэ? – Ангелине просто интересно общение со взрослым человеком. Детям всегда важно внимание старших.

– Да, я пересмотрел многое и сейчас будет время на каникулах – скачаю что-нибудь новое! – признаюсь ребёнку.

– Когда в столовую, Виктор Витальевич? Есть хочется! А что там будут давать?

– Скоро, Геля, скоро, я сам хочу есть – не могу дождаться! Я не выучил меню на сегодня, но хотел бы лобстеры, устрицы, марципаны, жареные бананы, шашлыки из лосятины! И запивать всё это каким-нибудь заморским коктейлем, который я видел в «Форсаже» или в прочих голливудских грёзах.

Ангелина, признаться, помирает со смеху.  

Последние полчаса до обеда тянутся так, будто время заморозил какой-нибудь колдун, похожий на главного злодея из «Властелина колец» по роману Джона Р. Р. Толкина.

Лагерь начинает рабочий день с полдевятого утра, но некоторые дети могут ожидать вас и гораздо раньше. Смотря во сколько их приведут родители или они сами придут, как взрослые. Если я прихожу в отряд к самому открытию, значит я припозднился. Я сразу придумываю нелепую отговорку, мол, спасал Вселенную от Таноса или Дарксайда, помогая Человеку-пауку, Бэтмену или Супермену. Мои проблемы их не волнуют ни в коем разе. По их мнению, я должен появиться в лагере раньше всех. Потому что я – самый быстрый как Флешмен, как летящий щит-бумеранг Капитана Америки Стива Роджерса. Я похвастался своей скоростью на свою голову, так сказать. Мы играем в догонялки и меня никто не может поймать. Мы бежим наперегонки от хоккейной коробки и до железного забора, огораживающего школу – и я обгоняю всех и оглядываюсь, как в старое доброе время, когда я учился и бегал наперегонки с одноклассниками вокруг школы, в которой я учился.

Следить за детьми – ответственная работа. Да, учебного процесса нет, но это не значит, что можно мечтать, сидя без дела. Сейчас дети увлечённо играют в мафию, вместе с вожатыми, а через несколько минут мальчики решат выйти в малый зал, а девочки – на крылечко, чтобы отрепетировать флешмоб. Я – единственный воспитатель в отряде. Что я могу сделать, чтобы не допустить распад отряда на мелкие группки, за которыми нужен глаз да глаз? Организовать ребят, проведя обыкновенный урок на знание, скажем, лексики по определённым темам. Что дети выучили во втором классе? Для этого у меня должны быть бумажные листочки или несколько разноцветных мелков, чтобы разбить ребят по командам, название которых придумают капитаны. Здесь должно быть больше игры и минимум принуждения.

Через некоторое время приходит начальник лагеря – учитель физкультуры Дарья Андреевна и приглашает ребят в бассейн. Но не все дети уходят в бассейн, часть ребят желает попросту освежиться – жара стоит несусветная. Мы выскакиваем на задний дворик школы и начинаем обливаться из бутылок. Главное, не поскользнуться на мокром асфальте, иначе придется обращаться к медработнику, которая намажет зелёнкой и забинтует обработанную рану. У некоторых ребят уже забинтованы локти и коленки, но это их не останавливает. Лето – время для падения на асфальт и традиционные раны на коленях.

Педагог-организатор Александра Степановна продумывает детский досуг: этот отряд пойдёт и посмотрит мультфильм, а этот – пока что погуляет на улице с вожатыми и воспитателем. А вскоре – она позовёт всех на программу «Угадай мелодию» или в большой зал на «Весёлые старты». Помогать во время конкурсов детям нельзя, но если очень хочется, то можно! Да я толком и не знаю современный репертуар. Александра Степановна включает музыку и резко выключает, подшучивая в микрофон. Дети из трёх отрядов быстро тянут руки, чтобы ответить, назвав исполнителя и песню. Удивительно, но многие знают правильный ответ сразу, буквально прослушав музыку две-три секунды. Ребята угадывают мелодии из советских и зарубежных современных мультфильмов. Знакомы и с нынешним музыкальным репертуаром – они безошибочно называют группы, а также исполнителей, с которыми я почти не знаком. Конечно, я угадываю Фредди Меркури и Майкла Джексона, потом подсказываю своему отряду, узнавая «Алладина», «Чипа и Дейла» и «Чёрного плаща». Однако другие, современные мелодии я не узнаю. Неужели я превращаюсь в старика, задержавшегося в определённом периоде времени, как моя родня? Нет, я должен следить за трендами, чтобы быть в теме…

 

Как бы ты ни старался организовать досуг, всё равно некоторые дети почему-то грустят. Они откладывают мобильный телефон и грустят за столами.  Не хотят рисовать, лепить и тем более бегать на площадке, обливаясь водой. Даже отказываются от чипсов или рахат-лукума с цельным фундуком, которые я захватил с собой, чтобы перекусить втихомолку.

Дети – народ переменчивый. Подход к ним иногда должен быть индивидуальный. Вы, конечно, стараетесь, но невозможно угодить всем. А если проблемы в семье? Не у всех, к сожалению, благополучие. Бывает, этот ребёнок или второй рассказывают с заплаканными глазами, что у них нет папы или их опекает бабушка. Или папа или мама всё-таки есть, но работают неизвестно где, и ребёнок их давно не видел. Ребёнок всем своим существом не желает признавать то, что рядом с ним может не быть кого-то из родных, как у большинства детей в лагере. Я не берусь никого судить. Я подбадриваю  чадо, мы идём играть на улицу или в малый зал. Во всём ребёнок разберётся сам – со временем.

Детский пришкольный лагерь – не место для грусти, это знает каждый. Находясь в знакомом кабинете в начальной школе, ребята ожидают нечто увлекательное. Учитель или воспитатель как проводник в это прекрасное время в июне способен предложить детям активный отдых. Я беру мяч, мы играем в «Скелетика» – это когда не поймал мяч и у тебя, условно говоря, забирают часть тела. Стоишь, такой, на одной ноге и ловишь мяч одной рукой, с одним глазом… Дети – народ не злой, они просто хотят поиграть и весело провести время, необязательно мучая учителя.

В столовую мы бежим прямо-таки наперегонки. Я тоже проголодался. Кормят в столовой милой школы добротно: здесь вкусное картофельное пюре, рыба под морковью, котлеты, яблоки, пряники, чай с лимоном. Я ем с удовольствием. А детей так вообще: за уши не оторвать от трапезы. И никакой не нужен ресторан.

Играешь с детьми на улице, замечаешь завистливые взгляды со стороны. За нами наблюдают старшеклассники, которые отрабатывают на пришкольном участке, поливая растительность или пропалывая грядки. Многие знакомые и старшие ребята рады с тобой заговорить. Они знают, что я увлекаюсь аниме и посещаю спортивный зал. Они также подписаны на меня в социальной сети «Вконтакте», где читают мои посты-заметки. Некоторым ребятам нравятся мои рассказы о том, как я путешествую по родному городу или какую книгу прочитал накануне. Их радуют мои отзывы на видеоблоге. Дима спросит об одном топовом фильме, Валера напомнит старенький сериал, а Вика заговорит о старом аниме «Кулак северной звезды», где Кенширо в который раз спасает свою девушку из лап бандитов, причём в каждой серии этот крутой и похожий на Брюса Ли парень всегда на волосок от гибели. Я бы рад поговорить дольше, но мне нужно следить за отрядом. Они меня буквально разрывают за руки. Одни тянут поиграть в мяч в малом зале, вторые – посмотреть мультик, третьи – порисовать мелом на асфальте. Я зову на помощь вожатых: Василису и Алину – шестиклассниц. Вырабатывая командный тон голоса, девчонки преуспевают в воспитании подрастающего поколения. Они быстро занимают неугомонных ребят из отряда полезной и творческой деятельностью.

– Виктор Витальевич, – замечает Василиса с иронией. – Вы и вправду слишком добрый! Вы и на нас ни разу за несколько лет не накричали, как это делают другие взрослые. Откуда у вас столько терпения?

– Я – лагерный сэнсэй! – отвечаю, теребя невидимую бородку, как это было в одном комедийном отечественном сериале. – Лучше я займу детей, чем буду ругаться, не правда ли?

– Точно! – соглашается со мной Василиса, делая свой голос тихим и увещевающим.

Александра Степановна, педагог-организатор, показывает нам (воспитателям) план. Она устраивает самую настоящую дискотеку – со светомузыкой и конкурсами, за которые можно получить сладкие призы. Конкурсы на лучший танец пройдут не только для детей, но и для вожатых и педагогов. Ух ты – мы должны соревноваться, а дети за нас проголосуют, выбрав понравившийся им танец или движение. Дискотека! Все любят дискотеку, надо сказать. Это объявление будоражит всех присутствующих. И мы, воспитатели отрядов, будем танцевать в актовом зале под аплодисменты. И затем получим чупа-чупсы со вкусом колы, фруктовый мармелад и вкусненькие чоко-паи «Ориджинал», которые я сам часто покупаю своим детям, и порой тихонько поглощаю с чаем, оставаясь один на базе анимешника – в однокомнатной квартире. 

– Мам, подожди, мы доиграем! – просит второклассница-Ксения. И мама ждёт, с радостью и умилением наблюдая за нашей игрой на стадионе.

Прощаясь, некоторые дети даже пускают слезу. Да, их глаза становятся влажными от слёз. Они завтра увидят меня снова – в том же хорошем настроении, только в другой рубашке или футболке, с теми же когда-то подаренными мне значками с изображением героев аниме или актёров. Я специально надеваю значки – дети любят картинки. Немного взрослых в нашей школе может похвастать значками на своей одежде. Значки на мне – специально для детей, чтобы они радовались и считали своего воспитателя продвинутым. Кстати, о крутости! У каждого своё представление о том, насколько человек крут или продвинут – это зависит от воспитания ребёнка и его фантазии. Я же – блесну своим талантом, навыком английского языка – на «Радуге талантов», где дети тоже стараются выделиться. Одни это делают с удовольствием – девочки, например, демонстрируют танцевальный или акробатический навык, а из вторых, из мальчиков, педагогу-организатору приходится вытягивать «представление» – некоторые мальчишки невероятно скромны, однако давно занимаются карате и способны показать зрелищное ката, как Джеки Чан или Чак Норрис. 

Я выхожу в центр актового зала и прошу детей отстукивать ритм ногами и руками, как в песне Фредди Меркури «We Will Rock You», которую перепели уже многие. Потом, как Шакира, танцует, извиваясь на месте, Наталья Сергеевна – учитель музыки. Здесь начальник лагеря (Дарья Андреевна – учитель физкультуры) не может нас оставить без награды – без вкусных и разноцветных мармеладок. Дети радуются за нас, правда, потом сами же с огромным удовольствием угощаются нашими вкусняшками.

 

Закрытие пришкольного лагеря – после того, как дети шумно пробегутся по станциям и задорно выполнят задания, они заберут вещи из кабинетов и выйдут на улицу. Лагерь останется в памяти красочными образами, яркими фотографиями на моей странице «Вконтакте». Но я не прощаюсь с детьми – многие перешедшие во второй класс дети попадут ко мне в группу, если не весь класс.

Я снимаю некоторые свои значки и дарю особенно грустным детям. Таких немного, но и я не отдаю все свои значки.

На следующий день мне звонит Наталья Владимировна, классный руководитель из начальной школы, и жалуется, что кто-то забывает прибраться в кабинете – после пришкольного лагеря, конечно.

– Неужели это я? – на всякий случай уточняю в трубку мобильного. – Сами, может, приберётесь? Делать нечего – детей-то нет!?

– Нет, Виктор Витальевич, наш сэнсэй и писатель, журналист и любитель аниме, надо было вместе с детьми перед уходом навести порядок!

– Золотые слова!

Я захожу и молча прибираюсь, не обращая внимания на недовольного классного руководителя. Энергично возвращаю на место парты и стулья, неохотно убираю с доски эти милые детские рисунки. Я нахожусь в своих мыслях творца, дописываю, можно сказать, вот этот рассказ. Сейчас я засяду за свой старенький ноутбук и просижу в нём до конца июня. Потом в долгожданный отпуск, где буду время от времени морально и материально подготавливаться к новому учебному году!

До свидания, школьный лагерь, время радости и смеха.

Ура, впереди долгожданный отпуск!

18 комментариев на «“Время радости и смеха”»

  1. Вот такая у нас школа —
    Мармелад со вкусом колы,
    Ходим мы по потолку,
    Учим лёжа на боку
    Иностранные слова
    И едим рахат-лукум —
    В общем, полная лафа,
    Кругом даже галафа!

  2. У нас в семье в начале 60-х была книга с талантливыми пародиями, эпиграммами и шаржами Сергея Васильева и Иосифа Игина. Я до сих пор помню некоторые эпиграммы, например, на Илью Эренбурга. “Вижу, вижу дань Парижу. Но, увы, увы, увы, ни одной строки не вижу в адрес Матушки-Москвы!” Я не хочу упрекать Виктора Власова в том, что он очень сильно увлечён аниме и “ненашей” суперсовременной музыкой. Не буду упрекать его в том, что его увлечения передаются его ученикам. “Время такое было!” – скажут мне, ретрограду, продвинутые граждане. Да, было, я сам любил и сейчас люблю слушать зарубежные мелодии. Но мы слушали и русские песни и романсы, и вальсы и ноктюрны, джазовые композиции Дюка Эллингтона, арии из опер, а также песни Высоцкого и Окуджавы.

    • Вы знаете, а мне этот текст напомнил Сашу Черного: “”Дама сидела на аетке/ пикала ‘ Милые детки/ (…)/Сколько напикала строчек?”” Пересиропил сэнсей…

      • С Вашей оценкой полностью согласен. Могу добавить, что сей “стиль” у Власова фирменный. Я привык читать материалы на школьные темы, поэтому материалы Власова не пропускаю. Он верен своим главным принципам: никакой критики! “Всё хорошо, прекрасная маркиза!”

      • В чернила я макну перо
        И в жгучий спирт волью сироп —
        Держи меня, соломинка, держи,
        Закладывать я буду виражи
        В ломбарде, что над пропастью во ржи,
        Пока не позабуду падежи —
        Тогда уже и лыка не вяжи,
        Его не примут даже и в ломбард,
        Как в грудь себя не бей, что я, мол, бард!

    • Пардон – память подвела :- “”Дама, качаясь на ветке” и далее по тексту…

  3. Такое впечатление, что автор текста взял иньервью о себе любимом у самого себя, оформил его фото, – опять же , – с собой любимым. О количестве местоимений “Я” в тексте – ну тут вообще все филологические рекорды побиты… Какой-то лингвонарциссизм, как мне кажется…

    • Сложившаяся за последние лет тридцать система начисления зарплаты педагогам вынуждает этих педагогов собирать и даже создавать материалы о своих “чихах”. Заверенные начальством справки о “чихах” заботливо вкладывались в прозрачные файлы, а сами файлы вкладывались в твёрдые с зажимами папки, на которых было написано: “Портфолио на стимулирующую часть зарплаты педагога такого-то”. Сколько раз до 1991 года мне приходилось жюрить, судить на соревнованиях и выставках, писать в СМИ заметки и т.д. Об этой моей деятельности начальство знало, но справок о подтверждении не требовало. А потом началось!.. Виктор Власов “дитя” перестроечной и постперестроечной системы образования. Главные принципы: “Всё хорошо, прекрасная маркиза!” “Чему учили, то и воплощаю!” Как пел когда-то (в 60-х!) молодой ещё Зиновий Гердт: “Окромя явлений счастья никаких явлений нет!” Ну, не может Власов систему (образования) критиковать, он в неё “вмонтирован”! Это не его вина, это его беда.

      • Я позволю себе с Вами не согласиться. Если речь идет о художественном произведении – никаких претензий нет. Авторские самокопания, рефлексии, ассоциации, аллюзии там, насколько я понимаю, всячески приветствуются. В данном случае мы имеем дело с материалом, претендующим на документальную журналистику с четким информационным поводом, а не на художественное произведение. И этот повод – новая форма общения учителя с учениками на каникулах. Поэтому у меня и возникло недоумение; – слишком много ненужной личной Я-информации, без которой можно было спокойно обойтись в этом конкретном случае. Мое мнение – никому не наязываю.

        • Моё мнение, возможно ошибочное, таково: Виктор Власов писать иначе уже не может!

            • Как то Вы чересчур круто… Пусть человек пишет на здоровье – слог у него замечательный. Проблема конкретной публикации автора, мне кажется в том, что она выполнена не журналистским, а писательским способом, если так можно выразиться.

              • Любой человек имеет право писать то, что он хочет, и так, как он хочет. В этом смысле лично у меня к Власову претензий нет. У меня есть (были) претензии как у педагога к педагогу, и как писателя к писателю. Претензии как педагогу: всё хорошо, проблемы пустячные; пожилые учителя обленились, не хотят зарабатывать баллы, довольствуются категорией СЗД (Соответствует занимаемой должности) и т.д.
                Претензии как к писателю: жанровая размытость. И не рассказы, и не очерки, скорее зарисовки. Для писателя маловато. Впрочем, вполне возможно у Власова есть и другие произведения, которые мне не известны. Сужу по материалам в ЛР. (“Сужу” – высказываю мнение, возможно, не бесспорное).

              • Как-то возле редакции газеты “Известия” встретились Маяковский и тогда ещё только начинающий поэт Михаил Светлов, стихи которого были напечатаны в последнем номере. “Я умею писать агитки — и пишу, а вы не умеете — и не пишите!” — сказал Маяковский. Светлов послушался совета Маяковского и перешёл на эпиграммы.

                • Дай Бог, чтобы Власов и проч. авторы ЛР доросли до Мих. Светлова и проч. корифеев советской литературы!

  4. Коль мы свободою горим,
    То мы уже не шантрапа.
    Спасли когда-то гуси Рим —
    И есть у нас своя тропа!

  5. Ты, Йося Фигин – стихоплёт,
    Но очень низок твой полёт.
    Гусей, свободу, шантрапу –
    Ты всё смешал в одном супу…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.