Явное неуважение 2

Рубрика в газете: Побочный эффект, № 2019 / 4, 01.02.2019, автор: Николай ВАСИЛЬЕВ

Есть такая крупная медицинская компания, «Ниармедик». С 2012-го по 2013-ый год стратегическим инвестором «Ниармедик» было чубайсовское «Роснано». Шутка ли сказать. Но было и ушло. С 2017-го года «Ниармедик» ищет нового инвестора. Владельцы компании поговаривают даже о передаче такому инвестору контрольного пакета акций.
Для успешного существования «Ниармедик», видимо, нужен максимально крупный спонсор – олигархический, окологосударственный. Без этой поддержки дела как-то не ладятся. Если верить отзывам в интернете от бывших сотрудников компании – платят мало, принуждают врачей «впаривать» клиентам все мыслимые нужные и не нужные услуги, мотивируя премиями поверх скудного оклада, которых, впрочем, хватает только на то, чтобы покрыть налоговые вычеты из зарплаты – но это типичная для российской частной медицины ситуация. Оплата больничных листов запросто задерживается по два месяца. Опыт работы при трудоустройстве почти не спрашивают, берут легко и увольняют легко. Следят за «качеством обслуживания», обзванивая клиентов и по итогам претензий безжалостно отчитывая, а то и увольняя врачей – при этом вынуждают их же «экономить», если качество обслуживания конкретного клиента, например, в стоматологическом кресле – идёт компании в убыток. Не заморачивайтесь, мол, на зубах особо, нам это накладно. В некоторых из отзывов говорится об антисанитарных условиях и безграмотных главврачах. Наверно, аккуратно говоря, бывали и такие случаи. А кто-то, конечно, компанию хвалит – и за врачей, и за условия работы, и за корпоративную этику. Всё, как полагается, сложно.

 

Более-менее понятным представляется то, что примерно так и должны идти дела в компании, ищущей инвестора уровня Чубайса. Из чего можно сделать логичный, хоть и трудноподтверждаемый вывод, что так оно и задумано. Что на или, скорее, под таких спонсоров подобные компании и рассчитаны. Вложив в 2012-ом году 1,3 млрд. рублей в строительство завода лекарственных препаратов в Обнинске, «Роснано» получило долю в капитале ООО «Ниамедик Фарма» (подразделении «Ниармедик») около 35%. А в 2013-ом, оставив «Ниармедик» в вольном плавании, госкорпорация продала эту долю компании обратно – за 2,3 миллиарда рублей. Дороже, чем купила, потратившись на завод в Обнинске. Напоминает знаете что? Напоминает «Газпром» и «Роснефть» в миниатюре, с точки зрения скандально уволенного аналитика «Сбербанка» Александра Фэка: убыточные компании, действующие не для своей коммерческой прибыли, а в интересах подрядчиков вроде Роттенберга. Впрочем, это не точно. Аналитика Фэка за такие непрофессиональные выводы о российском сырьевом бизнесе уволили.
Сейчас «Ниармедик» собирается выходить на международный рынок. С чем она туда пойдёт, не вполне понятно. Главный бренд компании – антивирусное лекарство «Кагоцел», которое я упоминал в статье «Явное неуважение» («ЛР», № 2, 2019) – в США и Западной Европе не применяется абсолютно. Препарата нет в списке препаратов Всемирной ассоциации здравоохранения. Нечего на Западе делать с «Кагоцелом», а другого бренда, в который бы так же мощно вложилось государство в лице, например, бывшей главы Минздрава Татьяны Голиковой, лично проверявшей наличие препарата в аптеках – да и вообще, «Кагоцел» неоднократно попадал в утверждаемый правительством «Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов», что немного снизило его максимальную стоимость, но упростило процедуру закупок и увеличило объёмы продаж (это не я иронизирую о прибыли с «Кагоцела», это Википедия) – в общем, другого столь востребованного господдержкой бренда у «Ниармедика» нет. А с «Кагоцелом» – своя история.
Для начала — цитата: «Мы взяли целлюлозу, это полимер из хлопка, взяли ещё определённое вещество, получаемое из хлопка, его соединили с целлюлозой, получили полимер. Он и называется «Кагоцелом». Вот так замысловато или незамысловато «Кагоцел» и был создан – со слов руководства компании. «Ещё определённое вещество» – это госсипол. Природный полифенол, жёлтый пигмент, получаемый из хлопчатника. Сам по себе, в свободном виде – токсичный, потому, видимо, его и связали с целлюлозой. Госсиполом одно время занимались в Китае. Китай перенаселён, а госсипол обладает своеобразным контрацептивным эффектом: стерилизует мужское семя. В Китае пытались это использовать, но побочные эффекты – в частности, вымывание из организма калия, приводящее к слабости и повышенной утомляемости – перевесили. В нашей стране, где рождаемость, так скажем, справляется со смертностью в основном за счёт притока мигрантов, проблемы перенаселённости нет. А госсипол – есть. В составе популярного противовирусного лекарства.
По своему типу «Кагоцел» – иммуномодулятор. Стимулирует естественный иммунитет организма и, точнее говоря, выработку так называемого «позднего интерферона». Для неподготовленного читателя тут остаётся пояснить лишь то, что «поздний интерферон» – это смесь двух других типов интерферона – проще говоря, белков – которые обладают сильными противовирусными свойствами. Но беда всех иммуномодуляторов в том, что связь между выработкой именно позднего интерферона и защитой от вирусов – клинически не доказана. При этом иммуномодулятор может сбить формирование естественного иммунитета на вирус, и организм начнёт «подсаживаться» на внешний интерферон, что, понятно, несколько выгоднее производителю, чем собственно здоровье потребителя. Также иммуномодулятор способен, в перспективе, стимулировать развитие мутирующих клеток, которые в организме периодически появляются и по возможности уничтожаются. Поскольку развитие их приводит к раку крови. Для подрастающего детского организма с несформировавшимся иммунитетом иммуномодуляторы в перспективе особенно вредны и опасны.
Лекарства полагается клинически исследовать перед их вводом на рынок. Разумеется, какие-то исследования «Кагоцел» прошёл.
Как считает Василий Власов, профессор Высшей школы экономики и президент Общества специалистов доказательной медицины, показателем качества лекарства служат РКИ – рандомизированные клинические исследования (впрочем, это стандарт для мирового медицинского сообщества). Суть исследования в том, что одной группе пациентов дают препарат, а другой – внешне неотличимую от него пустышку, «плацебо». При этом и сами врачи не должны знать, что они выдают пациентам, так что процедура довольно сложная. С «Кагоцелом» было на деле проведено два простых, без маскировки для врачей «рандома»: в первом мероприятии был задействован 81 взрослый, во втором 60 детей. Все 81 из 81 были больны именно гриппом, все были приняты в эксперимент в первые двое суток заболевания и все в течение двух суток излечились (у некоторых температура спала уже в первый день обращения). При исследовании на детях не было зарегистрировано «ни одного случая» побочных эффектов – как и не было «зарегистрировано» самих протоколов регистрации. Детям с бронхитом и отитом по ходу обследования прописывали антибиотики, что говорит о низкой культуре приёма и врачебной практики. В общем, скромное число испытуемых – 141 – компенсируется тем, что у всех всё прошло хорошо, или же просто манипуляцией с результатами исследований. Ни один авторитетный медицинский журнал, в том числе российский, этих результатов не опубликовал. А на сайте «Роснано» есть ещё перечень других неопубликованных исследований с уже большим, чем в случае первых двух, числом пациентов. Но на сайте почему-то отсутствует информация  о исследованиях «третьей фазы» – то есть, эффективности и безопасности препарата на взрослых – если верить перечню, всё сразу проверялось на детях. Есть ещё 21 тысяча человек, обследованных на состояние здоровья после применения препарата – не очень тщательно и не очень конкретно и корректно в плане изучения самого препарата и его действия. Остальные работы, которые были опубликованы на Западе и о которых упоминал российский наноолигарх Чубайс, проводились на культурах растительных клеток и на лабораторных животных – даже не на приматах, на крысах; это самый ранний этап создания лекарства, а не его клиническое исследование, и результаты по крысам, вообще-то, нельзя переносить на людей. Но 2,5 миллиарда рублей с продаж «Кагоцела» в год позволяют ограничиться самым примитивным и некомпетентным РКИ с самыми идеальными результатами – и кучей сопутствующих исследований в нежёстких рамках, которые точно так же не являются ни полноценными, ни какими угодно РКИ. Об этом говорит, в частности, в статье для «Эха Москвы» известный врач, кандидат медицинских наук, кардиолог, член Американской Ассоциации Сердца и Европейского Общества Кардиологов Ярослав Ашихмин. О ситуации с российским здравоохранением на фоне западного и, в сжатом виде, о «Кагоцеле» говорила также журналист Юлия Латынина.
В прошлой статье, «Явное неуважение», я коснулся этой проблемы бегло и не очень точно выразился, что «Кагоцел» не прошёл «где-либо зафиксированных серьёзных исследований». После чего некая Анастасия, представившаяся сотрудницей Внешней пресс-службы «Ниармедик», написала в нашу газету письмо с просьбой снять материал с публикации, рекламой препарата и оказавшимся по второму прочтению неожиданно скудным перечнем пройденных «Кагоцелом» исследований, которые Анастасия назвала «малой частью» фактов, опровергающих мои утверждения, предложив посетить для полноты картины сайт компании. Потом несколько таких же непонятных девушек и один молодой человек написали нам примерно такие же послания в группу газеты в Фэйсбуке. Одна из этих девушек, тоже Анастасия, оказалась сотрудницей пиар-агентства «Крос», к услугам которого прибегает «Ниармедик». Та ли это девушка, что написала письмо – не понятно. Впрочем, Анастасия из письма не указала в нём своей фамилии. А потом с нами связывался – по почте и по телефону – мужчина, сказавший, что представляет пиар-агентство – не сказав, какое. Мужчина, похоже, намекал на вариант убрать материал с сайта за деньги.
В общем, косвенная реакция «Ниармедик» на критику «Кагоцела» – реакция их загадочной Внешней пресс-службы и кормящихся при компании рекламщиков – показательна. Сначала обвинить меня в дезинформации и нанесении ущерба деловой репутации компании и разработчиков лекарства. Потом в том же письме ненавязчиво прорекламировать препарат. А потом чуть ли не предложить нашей газете, наносящей ущерб репутациям, денег за то, чтобы удалить с сайта критический материал. Какие-то мутные действия. И я думаю, что мнение о «Кагоцеле» профессиональных врачей весит больше, чем невнятные обвинения в адрес журналистов и такая же невнятная защита иммуномодулятора, не прошедшего грамотного РКИ, из уст полуанонимных рекламщиков, кормящихся при монобрендовой пока «Ниармедик», ищущей несложных путей на международный рынок, нового окологосударственного инвестора и восстановления патроната в лице Министерства здравоохранения. Которое дало и, может быть, снова даст неоднозначному, с опасными побочными эффектами препарату, не прошедшему, повторюсь, серьёзного по мировым меркам рандомизированного клинического исследования – доступ в правительственный «Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов» и бешеные продажи под три миллиарда рублей в год.

4 комментария на «“Явное неуважение 2”»

  1. Киркоров — это воплощение чёрта на российской эстраде. Личность отвратительная, совершенно продажная, лишённая принципов, совести, не способная создать семью, болтающаяся в богемной дерьме. И зачем об этом дерьме писать, публиковать это рыло? Ответьте мне…

  2. О Киркорове согласен с предыдущими комментариями — это болгарский клоп, впившийся в тело России.
    Относительно Рыжего Пса и «Кагоцела» — это программа уничтожения российского народа в действии

  3. Лучше сказать что Киркоров — лицо современного шоу-бизнеса. Каков бизнес — таково и лицо. А как чел близкий к музыкальным кругам, скажу что тут выпендриваться надо с внешностью, без этого — не узнают слушатели.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *