Николай НИЧИК. «…И ДЕВОК ПОЛЬЗОВАЛ ЛЕЖМЯ» (Накануне Съезда СП России)

№ 2018 / 5, 09.02.2018

Поначалу считал, что материалом «И жалят они прямо в лоб», увидевшим свет в одном из предыдущих выпусков «Литературной России», наконец-то будут расставлены все точки над «i». Думал, что безобразия, связанные со вступлением в СП России, наконец-то будут решены, и продажа в других регионах страны писательских билетов с логотипом вышеназванной писательской организации будет отменена. Надеялся, что пойдет конструктивный разговор о приеме в СП России на общих для всех основаниях, а московские областная  и городская организации будут лишены возможности самостоятельно принимать и выдавать  членские билеты  СП России. Но не тут-то было!..

Судя по комментариям к статье, которые я внимательно просмотрел, я понял, что в основном, возмущены те, кто так или иначе причастен к этой афере.  Взять, например, ту же Анастасию Русских. Она вместе со своей подругой Ириной Малковой трудилась в её семейном бизнесе. Писала рекомендации для будущих «членов» МОО СП России. Несколько лет назад мы еще до конца не прояснили ситуацию и дали ей добро вступить в ряды СП России на общем собрании.  А теперь получается:  она имеет два писательских билета! Ведь до этого новокузнецкий поэт А. Раевский (которого к графоманской братии ни в коем случае не отношу!) видел у нее тот странный документ Московской организации. И, кстати, она не опровергает это в своем комментарии. Хотелось прояснить, действительно ли она имеет «двойное гражданство» – два писательских билета СП России.

Через некоторое время после ее вступления в Союз возникла необходимость встретиться писателям и выработать общую программу мероприятий в Новокузнецке. Приглашал всех коллег. И каково же было моё удивление, когда А. Русских через посредников ответила, что сотрудничать с новокузнецким филиалом Кемеровской областной организации отказывается, что она не человек коллектива и прочее. Видимо, почувствовала, что-то неладное…

Можно кое-что сказать и о других комментаторах. В частности, Сергей Антипов заявляет, что эти события –  «дела давно минувших дней», не достойные внимания. Допустим, что это так. Но почему тогда вышеназванный оппонент так злобно и с недовольством набрасывается на автора этих строк?  Видимо, этот вопрос до конца так и не решен.

Возмутился, что, дескать,  ничего не говорил о кузбасской пенсии, которую просил у региональной власти Б. Иванов. Откуда тогда всплыла такая информация? Да сам Борис Степанович об этом и говорил. И не только мне одному!

Что же касается нерукопожатия, которое гарантирует мне Антипов, то это, в первую очередь, касается его самого. Я не обманывал людей, подпольно продавая им писательские билеты МО СП России в других регионах, в частности – в Кузбассе. Посмотрим, пожмут ли Антипову руку обманутые литераторы, которые не смогут принять участие в обмене существующих писательских билетов на новые. В Кузбассе  многие из них находятся «в подполье». Билеты они не обменяют. Это точно. И пожмут ли они после этого Антипову руку?

На значимый политический форум – очередной XV съезд писателей России – литераторы возлагают большие надежды. Ведь за многие годы творческой работы у них накопилось достаточно нерешенных вопросов. И для того, чтобы полноценно жить и работать, их необходимо преодолеть. Топтание на месте ни к чему хорошему не приводит. Это видно из сложившейся нынешней ситуации.

Нельзя сказать, что за отчетный период ничего не делалось. Проводились творческие семинары с одаренными литераторами, выездные пленумы правления, шла работа с региональными отделениями Союза писателей России и др.

Но наряду с этим (не по вине нынешнего секретариата правления СП России) в отдельных регионах еще с 90-х годов прошлого века тянется не развязанный узел проблем с существованием… двух писательских организаций в рамках единого СП России. Зачем всё это? Если бы оно шло на пользу дела, то можно было бы с этим смириться.

Возьмем, к примеру, Кузбасс. В период неопределённости так называемый новокузнецкий поэт-сатирик и предприниматель Борис Рахманов решил внедрить новшество и в органах юстиции зарегистрировал второе в регионе Кемеровское областное отделение писателей Юга Кузбасса. Поначалу автоматически он в «свой Союз» поставил на учёт тех писателей, которые проживали в Новокузнецке. Далее «под благим намерением» зарегистрировал и собственное издательство «Кузнецкая крепость». Это не для солидности своего ведомства, а, в первую очередь, под предлогом выпуска книг местных авторов по низким расценкам.

Поначалу у него неплохо шли дела. Тогдашний начальник управления культуры новокузнецкой горадминистрации Михаил Маслов из бюджетных средств щедро подпитывал Рахманова. Выпуски городского литературного альманаха «Кузнецкая крепость»  и ежегодные номера историко-документального издания «Кузнецкая старина» в 2-3 раза дороже обходились бюджету по сравнению с аналогичными изданиями Союза писателей Кузбасса.  Мы возмущались, доказывали чиновникам культуры города, что Рахманову нельзя доверять такое ответственное дело. Но бесполезно. Выпуск своей печатной продукции он осуществлял подальше не только от Новокузнецка или Кемерово, а в соседней Томской области. Да и своего брата он не жалел, сдирал, как говорится, три шкуры за малоформатные 28-страничные сборнички. Например, издание стихотворений «Брод» Геннадия Шемелина весом… 14 граммов финансировалось как полноценная книга! Поэтому один за другим из рахмановского «союза» перешли в СП Кузбасса Любовь Никонова, Александр Раевский, Тайана Тудегешева и другие писатели, чьи надежды не оправдались. Но и это ненадолго его разочаровало. Наряду с предпринимательской деятельностью он занялся укрупнением своей организации.  Но и здесь не забывал о личной выгоде.  Для того чтобы поступить в СП России, в обязательном порядке в его издательстве «Кузнецкая крепость» надо было выпустить сборник сочинений будущего писателя. Цену указывал сам Рахманов. Хорошо, если клиент был «зажиточный», как, например, Сергей Стрельников. Работая начальником цеха на Запсибметкомбинате, он особо и не почувствовал опустошение своего кошелька. Поэтому издал несколько сборников своих «шедевров» у Рахманова. А вот для пенсионера Станислава Долгова процедура издания книг на собственные средства давалась нелегко. Даже после того, как Рахманов покинул Новокузнецк, эта практика еще достаточное время продолжала существовать.

Помню, как в 2012 году управлением культуры Новокузнецка было выделено финансирование на издательскую деятельность. Я лично принимал участие в распределении средств. На издание небольшого сборника лирики С.А. Долгова «Взгляд к небу…» было определено выделить 30 тысяч рублей. Этих денег хватило бы на выпуск 140-страничного сборника. По крайней мере, за такую сумму его соглашались взять в работу в Кемеровском издательстве. Но новокузнецкие чиновники не прислушались к нашему предложению и решили «Взгляд к небу…» издать в Томске значительно дороже. Для этого Станиславу Анисимовичу  довелось принести наличными еще дополнительно 30 тысяч рублей и передать их почему-то лично в руки (!) одному из методистов Дома творческих союзов без чека. Что это такое? И как понимать эту процедуру?

У меня лично сложилось впечатление, что на выделенные бюджетные средства все-таки профинансировали вышеназванный сборник.  А вот куда делась тогда часть денег с личных сбережений Долгова? Это вопрос! Происшедшее болезненно отразилось на материальном положении Станислава Анисимовича: пришлось даже перейти на одноразовое суточное питание.

Но вернемся к Борису Рахманову. Его авторитет среди писательского сообщества города стал резко падать. Да и издаваемая им печатная продукция вызывала много не то что нареканий, а просто насмешек. Взять хотя бы один из последних, изданных им в собственном издательстве «Кузнецкая крепость», личных сборников под названием  «Плохемы». Приведу хотя бы из него пять цитат, а вы, уважаемые читатели, сами определите профессиональный уровень этого поэта-сатирика и по совместительству руководителя писательской организации Новокузнецка в конце 1990-х годов.

Вот первая из них:

 

Александр Сергеич Пушкин

Макароны не любил.

Пил из кружки со старушкой,

А Дантес его убил.

 

«Осведомленный» Рахманов также высказывает не менее интересное наблюдение (и откуда ему все это известно?)  о предпочтениях в алкогольных напитках другого нашего русского классика:

 

Михаил Юрьевич Лермонтов

Много написал интересного.

Опохмелялся вермутом,

Царствие ему небесное.

 

Дальше – больше. Сатирик касается бытового поведения И.С. Тургенева. Он называет не только его любимые увлечения и блюда, но даже особенности сексуальной жизни: 

 

Иван Сергеевич Тургенев

Стрелял по уткам из ружья.

Любил севрюжные пельмени

И девок пользовал лежмя.

 

Не мог обойти стороной Рахманов и могучие этапы взросления «зеркала русской революции»:

 

Лев Николаевич Толстой

Был поначалу холостой.

Потом возрос и возмужал

И баб окрестных обожал. 

 

А как не воспеть вредные привычки и предпринимательскую жилку нашего литературного «буревестника»?

 

Алексей Максимыч Горький

Как большой оригинал

Был сторонником махорки

И щепу в Европу гнал.

 

«Незаурядный талант» Рахманова «раскрылся» и в переводческой работе. Взять хотя бы сборник стихотворений Николая Бельчегешева (Койа Белчек) «С тобою вместе люблю», где вновь возникают те же темы, что и у вышеназванных классиков:

 

* * *

На мягком ложе ты, как пьяна,

Лежишь, моим золотым жезлом играешь…

 

* * *

Ты вздохнула, найдя золотой жезл.

Тишина только утром пришла.

 

* * *

На ложе пуховом ты уже без сил.

Мой золотой жезл неутомимо весел.

 

* * *

В красивом зеркале отражается много лиц,

Мысли мои не знают,

Свой золотой жезл куда поставлю.

 

* * *

На лунном Массу я любовь повстречал.

Целовал жадно, до утра золотым жезлом тебя погонял.

 

По мнению представителей шорской культуры, знакомых с ушедшим от нас автором, он был очень удивлен такой «оригинальной» интерпретации своего творчества, но сделать уже ничего не смог, т.к. не только перевод, но и финансирование  книги всецело было возложено на издательство «Кузнецкая крепость», возглавляемое Рахмановым.

Трудно представить, но по вышеназванным строчкам, которые  Рахманов считает вершиной своего творчества, его избрали членом Петровской академии наук, чем он очень гордится. Хвастается, что попал в одно из изданий биографического инновационного справочника «Кто есть кто: всемирное издание». Здесь перечисляются биографические данные и информация о достижениях 700 личностей, которые имеют общероссийскую и мировую известность. Наряду с Президентом России В. Путиным, доктором Леонидом Рошалем, художником Никасом Сафроновым, звездой балета Майей Плисецкой фигурирует имя Бориса Рахманова. И смех, и грех!

Говорят, что Рахманов сейчас обитает где-то в Тюмени. Как у него сложилась там жизнь – нам неизвестно. Да и новые «плохемы» нам в Кузбасс не высылает. Считаем, что это к лучшему. Ведь столько он наворотил дел, что до сих пор не можем их разгрести. 

Чтобы как-то спасти распадающийся «союз», коллеги решили поменять Рахманова на кандидата филологических наук, доцента одного из вузов Новокузнецка Геннадия Косточакова. Но и такая кадровая рокировка не принесла особых результатов. Он, как и Рахманов, тоже редко появляется в писательском помещении Дома творческих союзов. Больше беспокоится о личных нуждах. Взять хотя бы один из последних примеров. Еще летом прошлого года, не проинформировав своих коллег по перу, он лично для себя собрал необходимые документы и тайком обратился к Губернатору области с заявлением о выделении ему ежемесячного государственного пособия на 2018 год как остро нуждающемуся. На первый взгляд, нет ничего особенного. Захотел написать заявление – пиши! Никто не запрещает. Пиши, но не забывай, Геннадий Васильевич, что ты не один в своей писательской организации (вас там, кроме тебя, числится ещё пять человек), что ты, помимо всего, руководитель организации, который должен думать, в первую очередь, о подчиненных, а потом уже – о себе. Многие больше тебя нуждаются в помощи и внимании.  Взять, например, Тамару Черемнову, которая страдает тяжелейшей формой церебрального паралича. Или, скажем, упомянутого выше поэта Станислава Долгова,  несколько месяцев тому назад перенесшего инсульт. О них не побеспокоились. Автору этих строк в спешном порядке пришлось заниматься организационными вопросами, чтобы эти писатели не остались без пособия. А ведь помимо так называемого Председателя Кемеровского областного отделения писателей  Юга Кузбасса существует и его заместитель, а точнее, ответственный секретарь, Анна Назаренко. Смешно: два начальника (на шестерых писателей!) не могут распределить между собой обязанности!

Союз писателей Кузбасса не раз предлагал им не позориться, а присоединиться. Но нет же! Косточаков и Назаренко боятся потерять свои дутые должности!

Еще раз обращаюсь в секретариат правления СП России: помогите навести в этом хаосе порядок! Эта микроскопическая организация (Г. Косточаков, А. Назаренко, С. Стрельников, Г. Шемелин, Т. Черемнова, С. Долгов) не работает как полноценное писательское сообщество, но при этом занимает отдельное помещение, где, объединившись, члены СП России могли бы проводить совместные качественные семинары и мастер-классы для одаренной творческой молодежи. Тогда бы и управление культуры горадминистрации по-другому посмотрело на писателей, больше уделяло бы внимания этой общественной структуре.

 

Николай НИЧИК

 

г. НОВОКУЗНЕЦК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *