ОБЛОМ. Научит ли чему-нибудь Сергея Шаргунова история с сокрушительным поражением на выборах в Союзе писателей России?

№ 2018 / 7, 23.02.2018

У Сергея Шаргунова уже давно сложилась своя многочисленная армия поклонников и приверженцев. Им восхищаются Александр Проханов, Станислав Куняев, Захар Прилепин, многие другие мастера слова. Он не сходит с экранов телевизоров, ему присуждены десятки солидных в денежном плане премий. Но что поразительно, ни одна из его книг пока ещё не впечаталась крупным планом в современную литературу. Во всех его сочинениях обилие красивых метафор, за которыми, увы, не ощущается глубины мысли и переживаний. Такое впечатление, что писатель готов утонуть в своём же нарциссизме. Однако нарциссизм ещё никому и никогда не обеспечивал мировой славы. Одна из проблем Шаргунова в том, что он чуть ли не с рождения стремится любыми путями засветиться. А что будет потом, ему всё равно.

Вспомним, как начиналась его политическая карьера. Одно время он, как паж, сопровождал на всех политических вылазках Дмитрия Рогозина, который претендовал на первые роли в нашем государстве. Помнится, оба – Рогозин и Шаргунов, – надев красные фартуки с броскими надписями, отправились на какой-то московский рынок выявлять спекулянтов. Под прицелами телекамер они ходили от прилавка к прилавку и выясняли, куда делись фермеры, почему всё захватили перекупчики и их марионетки, из-за чего кусок свежего мяса стоил чуть ли не как слиток золота. В принципе, старый и молодой политики проявили хорошую инициативу. Раз бездействовали правоохранительные структуры, то своё слово должны были сказать выразители народных интересов. Однако уже на следующий день и Рогозин, и Шаргунов о проблемах российских рынков напрочь забыли. У Рогозина возникла проблема с небольшим ожирением, ему потребовалось целебное похудение – и Шаргунов уже организовывал группу поддержки из молодых писателей, которая должна была помочь старому и больному политику преодолеть возникшие недуги в стенах Госдумы. Правда, вскоре Рогозин в чём-то переусердствовал и его на какое-то время из большой политики удалили. Заодно досталось и его пажу Шаргунову.

В очередной раз у Шаргунова появилась возможность ярко заявить о себе в 2012 году после событий на Болотной площади. Тогда ненадолго закипели страсти в районе Чистых прудов. Шаргунов, увидев там памятник великому казахскому гению Абаю, решил тут же обыграть это дело. Он за один вечер накатал огромную вступительную статью к однотомнику Абая на русском языке. Однако никаких серьёзных мыслей о творчестве Абая в этой статье не оказалось. Абай понадобился Шаргунову лишь для общего антуража. И как только протестные марши и гуляния на Чистопрудном бульваре сошли на нет, он тут же про Абая забыл.

Чуть позже Шаргунов чем-то приглянулся кое-кому из властей. Его вдруг позвали в качестве модератора на одну из секций Российского литературного собрания. Писатели тогда и впрямь подумали, что власть наконец озаботилась их проблемами. Они на секциях долго обсуждали насущные вопросы, формулировали свои предложения для правительства, а что потом получилось? Когда после заседаний секций всех позвали на встречу с Путиным, главный ведущий мероприятия Владимир Толстой, якобы не заметив ничьих поднятых рук, сразу попросил высказаться от имени конкретной секции как раз Шаргунова. А Шаргунов использовал эту возможность не для постановки тех проблем, которые волновали писательское сообщество, а исключительно для собственного пиара, в лукавой форме обозначив несколько политических тем. Цель была очевидна: во что бы то ни стал засветиться перед Путиным и добиться от лидера страны благосклонного к себе отношения. И, похоже, это Шаргунову очень даже удалось. Не случайно он вскоре оказался на первых ролях на интернет-портале «Свободная Пресса», получив хорошее финансирование.

Дальше больше. Где-то за год с небольшим до очередных парламентских выборов вдруг в одном из высоких кабинетов прозвучало указание для теленачальников – пиарить Шаргунова из каждого утюга. И, хотя некоторые телегуру давно уже были недовольны молодым писателем (в частности, ведущий телеканала «Россия» Владимир Соловьёв не раз до этого публично надсмехался над молодым прозаиком, упрекая его в «благоглупостях»), но ослушаться никто не посмел. В частности, телеканал «Звезда» даже придумал под Шаргунова специальное еженедельное ток-шоу. Кстати, в этом ток-шоу Шаргунова представляли как журналиста-международника. Шаргунов действительно в своё время окончил международное отделение журфака МГУ, но именно как международник он нигде ни одного дня не работал. Однако руководители телеканала «Звезда», видимо, преследовали иные цели, когда сознательно пошли на «святую ложь».

4 Shargunov

Не всё просто было и с парламентскими выборами. Сочувствующие Шаргунову люди очень долго думали над тем, под чьим партийным флагом запустить писателя в предвыборную кампанию. Заодно просчитывалось, насколько его фигура являлась проходной. Неслучайно под него было придумано сразу два варианта: с одной стороны, он был выставлен по одномандатному округу в Челябинской области, а с другой – по спискам КПРФ на Алтае, в Бурятии, в Хакасии и в Туве. Но чтобы одержать победу в одномандатном округе, надо было день и ночь пахать. А этого Шаргунов никогда не умел. Поэтому, естественно, на Урале он потерпел полный провал. Зато в бывших автономиях Южной Сибири особенно усердствовать не надо было. Там давно уже сформировался сильный коммунистический электорат: можно было смело выдвигать любого человека с любой биографией, лишь бы он хоть какое-то отношение имел к КПРФ – и победа ему была обеспечена.

Став депутатом Госдумы, Шаргунов тут же забросил многие свои предыдущие проекты. По крайней мере в еженедельном ток-шоу на телеканале «Звезда» он уже больше не участвовал. «Звезда» ему стала больше не интересна. Его стали волновать только два телеканала – «Первый» и «Россия». Очень охладел Шаргунов после выборов и к работе интернет-портала «Свободная Пресса». Этот сайт хиреет прямо на глазах. Казалось бы, раз тебе теперь не досуг заниматься «Свободной Прессой», ну передай это дело другим ярким журналистам! Но Шаргунов пока с этим не спешит. Он понимает, что не всё в этой жизни постоянно, не исключено, что завтра ему вновь понадобится этот сайт для укрепления своего имиджа, и нет уверенности, что преемник согласится работать на поддержание его популярности.

Отдельно стоит сказать о многочисленных литературных премиях Шаргунова. Не секрет, что большинство наград писатель получил не за талант, а совсем по другим, внелитературным, мотивам. Организаторы большинства литературных премий, увы, погрязли в расчётах, что выгодно – не выгодно, и руководствовались в основном конъюнктурными соображениями. И это началось не вчера, не на последней церемонии вручения премии «Большая книга», а ещё лет восемнадцать назад – при выборе первых лауреатов премии «Дебют».

В принципе, для Шаргунова всё изложенное здесь никогда не являлось большой тайной. Он умный человек и, в общем-то, всему знает цену. Но тогда с какого перепугу он за три дня до выборов нового председателя Союза писателей России с азартом полез в новую историю? Неужели тщеславие и амбиции оказались сильнее трезвого расчёта? Безусловно, амбиции никуда не делись. Но, похоже, на этот раз Шаргунова подвела вера в новых покровителей. Он, видимо, решил, что данная в 2015 году в одном из высоких кабинетах команда пропагандировать его из каждого утюга осталась в силе – все по-прежнему будут брать под козырёк и никто не посмеет пикнуть против. Тем более, тут ему пообещал оказать всяческую поддержку новый всесильный родственник – любимый тесть Владимир Ильич Толстой, являющийся, помимо всего прочего, советником Президента России по культуре. Толстой из кожи вон лез, чтобы убедить всё писательское сообщество в том, что его зять – это последняя надежда русской литературы. Однако у него это получилось неуклюже. По сути, Толстой своим неумным поведением на Съезде писателей России подставил не только себя и любимого зятя, но и президента. Ну негоже работнику Администрации Президента России так откровенно использовать административный ресурс для продвижения близких родственников. Писатели показали, что они не стадо баранов, которые готовы идти по указке пастуха, а независимые и свободные личности с острым чувством справедливости. В итоге писательское сообщество с треском прокатило ставленника Толстого. Грубо говоря, случился облом.

Понятно, что на этом жизнь не заканчивается. И, наверное, не стоит из этого делать трагедии. Но определённые уроки из этой истории должны быть извлечены. Если Сергей Шаргунов действительно хочет стать серьёзным художником, то ему надо думать не только о внешнем антураже, но и научиться, наконец, анализировать явления и чувствовать людей. А иначе он останется калифом на час.

 

Вячеслав ОГРЫЗКО

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *