Что предстоит решить новому руководству Союза писателей России

№ 2018 / 7, 23.02.2018

Сегодня самое непонятное – это всё-таки, что из себя представляет Союз писателей России и чем он по сути должен заниматься. С одной стороны, у нас есть профсоюзы, правозащитные организации, центры досуга и прочие общественные и культурно-государственные учреждения. Должен ли Союз писателей их дублировать или он должен кардинально от всех иных объединений отличаться?

Пока ясно одно. Большинство литераторов нуждаются в двух вещах: 1) они хотят регулярно печататься, 2) иметь гарантированную социальную защиту, а именно – какие-то зарплаты, жильё и различные пособия. Но это только минимум. Существует и много других аспектов, влияющих на благополучие творческого работника.

Что из этого следует? Значит, Союз писателей в той или иной степени должен выполнять функции различных организаций и учреждений. Вопрос в приоритетах. Да, это, безусловно, творческая организация. Но, с другой стороны, никто не в праве указывать художнику, в какой манере ему писать и следовать ли каким-либо партийным установкам. Художник должен быть полностью свободен в выборе тем, героев, идей, стилей и т.д. Другой вопрос, что всё это можно обсуждать на различных творческих конференциях и диспутах.

Другой немаловажный вопрос: должна ли эта творческая свобода каким-либо образом поощряться или защищаться государством или профсоюзами? То есть нужны литераторам социальные гарантии? И если нужны, то какова здесь роль Союза писателей?

Может быть, уже пришло время наделять творческие организации некими правами и обязательно включать их в состав многосторонних комиссий, которые бы регулировали социальные вопросы, связанные с творческими людьми? Существуют ли у нас трёхсторонние комиссии: государство, работодатели и профсоюзы, вырабатывающие механизмы поддержки рядовых работников? А если в отдельных случаях включать в эти многосторонние комиссии и Союз писателей? Главное только не забюрократизировать этот процесс так, что от него в выигрыше будут лишь одни литературные функционеры, а серьёзные художники вновь останутся с носом.

Не менее важны и правозащитные аспекты. Увы, кто бы сегодня что-то ни декларировал, тем не менее постоянно случаются факты проявления цензуры, а также силового давления на некоторых творцов. Кто-то полагает, что данные вопросы надо отдать на откуп ПЕН-клубам. Но, к примеру, Русский Пен-центр в постсоветское время не раз показывал свою ограниченность и непонятную избирательность: к одним писателям он благоволил, а других всячески гнобил. Речь сейчас не идёт о том, чтобы полностью отмежеваться от Пен-центра и создать какую-то новую структуру при Союзе писателей России. Наверное, должны быть общие точки соприкосновения. Но не лишним, пожалуй, будет и создание какой-то новой юридической комиссии. В любом случае к деятельности Союза писателей нужно как можно скорее привлечь целые группы очень компетентных юристов, специализирующихся на таких вопросах, как авторское право, защита свободы слова, защита свободы мнений, жилищные и бытовые вопросы, выплаты различных пособий и некоторые другие. Наверное, пора определиться, нужны ли Союзу писателей собственные издательства и сети по книгораспространению или надо более тесно взаимодействовать с существующими структурами. Потом, кто должен заниматься продвижением выходящих книг? Надо ли возвращаться к реорганизации существовавших ранее бюро пропаганд художественной литературы или придумывать что-то новое? А, может, наоборот, пришло время больше уделять внимания общению, отдать приоритет развитию клубных форм.

Всё это – темы для широких дискуссий. Но важно, чтобы в этих дискуссиях ничего не утонуло. Повторю ещё раз: надо побыстрее определяться со статусом, целями и задачами Союза писателей. Оставаться в прежнем аморфном, если не сказать более – катакомбном – состоянии больше нельзя.

Следующая проблема, которую надо в самое ближайшее время решать новому руководству, это вопрос о членах организации. Сегодня в Союзе свыше восьми тысяч человек. Понятно, что более половины – это случайные люди, не имеющие к подлинной литературе какого-либо отношения. За последние пятнадцать-двадцать лет кого только в Москве и в регионах ни напринимали. Было время, когда членские билеты напропалую вручали большим чиновникам из различных ведомств и олигархам в надежде на то, что взамен они окажут настоящим художникам финансовую и административную поддержку. А сколько людей появилось в Союзе писателей за баснословные деньги?

Так, сотрудники аппарата Московской писательской организации не скрывали, что как только у них возникали финансовые трудности, они тут же брались за массовый приём в Союз писателей людей с улицы; главным критерием было только одно: могли ли эти люди тут же внести в кассу по несколько десятков тысяч рублей. Неудивительно, что произошла девальвация и самой организации и, более того, печатного слова. И что теперь делать? Как избавиться от балласта? Устраивать чистку писательских рядов? Переаттестацию? Или всё оставить по-прежнему? Вопросы крайне трудные. Понятно, что большая часть графоманов и дельцов не захочет просто так сдать членские билеты и будет сопротивляться. Но надо быть готовыми к этому и как можно быстрее осуществить некую реорганизацию. Одновременно надо понять, стоит ли оставлять в руководстве некоторых региональных организаций людей, которые понапринимали в творческий союз слишком много балласта. Может, имеет смысл инициировать немедленную отставку, к примеру, из подмосковной организации Льва Котюкова?

Понятно, что свою уставную деятельность Союз писателей России не может проводить только на улице или на кухнях некоторых литераторов. Нужны собственные помещения. А тут тоже всё не просто. Пользуясь бездействием и слабостью предыдущего руководителя Союза писателей, Министерство культуры России несколько лет назад попыталось оттяпать у писателей здание на Комсомольском проспекте, 13. Однако, во многом благодаря Николаю Иванову, рейдерский, по существу, захват с наскоку не удался. Тем не менее, чуть ли не половина особняка уже перешла под фактический контроль чиновников из Минкульта.

Наверное, имеет смысл сейчас новому писательскому руководству приложить максимум усилий для того, чтобы убедить Администрацию Президента России, а также Правительство России в том, что всё здание на Комсомольском проспекте необходимо оставить всё-таки за писателями. Минкульт, что бы там ни говорил г-н Мединский, далеко не бедное ведомство. На сегодня министерство располагает огромными помещениями близ Старой площади и в Малом Гнездиковском переулке, а также в других районах Москвы. Ничего страшного не случится, если, к примеру, очень шустрый советник министра г-н Рыбак уступит часть своего просторного кабинета, к примеру, двум-трём сотрудникам из отдела библиотек. Всё равно это ведомство библиотеками по сути не занимается, а только имитирует бурную деятельность.

Надо признать, что в постсоветское время Союз писателей России влачил очень жалкое существование. Он оказался лишён практически всего имущества, которое у него имелось в советское время. Чем-то Союз тогда распоряжался напрямую, а чем-то через подведомственные ему Литфон, Бюро пропаганды художественной литературы и прочие структуры. Жизнь показала, что предшественники Николая Иванова понаделали много ошибок. Но, наверное, какие-то ошибки сейчас можно исправить, причём, не ущемляя чью-то частную собственность, а делая всё исключительно по закону.

Почему бы не обсудить новому руководству Союза писателей России вместе с другими заинтересованными сторонами, а также Министерством юстиции вопрос о возврате творческой организации тех функций, которые они в своё время делегировали Литфонду и Международному союзу писательских сообществ. Ну не правильно это, что сегодня Домом Ростовых управляет какая-то параллельная Союзу писателей России структура! Ну не верно, что дачный городок писателей в Переделкино сейчас переходит по сути в собственность двух десятков писателей. Этот дачный городок возник на государственной земле, дачи строились за деньги государства, Союза писателей и Литфонда. И почему вдруг теперь всё это должно перейти в вечную собственность десяти-пятнадцати человек, половина из которых давно уже ничего не пишет?! Пора во всех этих вопросах восстанавливать справедливость. Причём стоит повторить, что в Переделкине очень многое можно вернуть Союзу писателей России по существующему закону.

Сложнее обстоит дело с Домом творчества в подмосковной Малеевке. Там уже давно всё продано и перепродано. Судя по всему, нынешним владельцем Малеевки являются московские структуры Сбербанка России. Но, с другой стороны, руководитель этого могущественного банка Герман Греф постоянно всем декларирует свою любовь к литературе. И, может быть, удастся новому руководству Союза писателей убедить Грефа безвозмездно, ради торжества справедливости, вернуть Дом творчества в Малеевке творческому союзу. Во всяком случае, кто мешает команде Иванова предложить Грефу вступить в деловые переговоры по этому вопросу?

И напоследок о финансах. Сегодня Союз писателей России практически не имеет никаких поступлений ни со стороны бюджета, ни со стороны спонсоров. Это, конечно, не нормально. Вести всю работу только за идею сегодня практически невозможно. Безусловно, нужна финансовая подпитка.

Есть ли у писателей какие-либо надежды на бюджет? Судя по всему, есть. Мы видим, как существуют и развиваются некоторые творческие и общественные организации. К примеру, Военно-историческое общество во многом содержится на деньги Министерства культуры России, а Российский Фонд культуры не так давно стал по сути полугосударственной структурой, и соответственно тоже во многом наполняется бюджетными средствами. А чем в этом плане отличается Союз писателей Росиии. Понятно, что нельзя выделить финансирование СП России отдельной строкой бюджета всей Российской Федерации. Но кто мешает такие строчки ввести в бюджет Минстерства культуры России или Федерального агенства по печати и массовым коммуникациям, а может и какой-то другой государственной структуры?

Надо рассмотреть и другие источники финансирования. Посмотрите, как хитро действует Федеральное агенство по печати. Руководство этого ведомства дабы избежать лишних упрёков в тенденциознности теперь редко когда напрямую финансирует близкую им группу писателей или какие-то очень нужные им мероприятия. Оно придумало некий Институт перевода, в котором одну из ключевых должностей занимает бывшая начальница управления издательств этого ведомства Нина Литвинец, и через этот институт финансирует зарубежные поездки либеральных авторов, организует продвижение книг наших либералов в Европу и многое-многое другое. А почему бы Союзу писателей России не предложить Федеральному агентству по печати часть средств, выделяемых Институту перевода, перенаправить на поддержку программ этой творческой организации?

Смотрите дальше. Немало мероприятий, связанных с литературой и пропагандой чтения, финансируется сегодня и через другие ведомства. Почему бы Союзу писателей России своевременно не оформлять заявки и в другие ведомства? Правда, для этого потребуется в какой-то мере реорганизовать аппарат Союза писателей России. Короче, какие-то деньги в нашей стране всё-таки есть, и власти готовы часть этих средств тратить в том числе на литературу. Но, конечно, никто не будет давать эти деньги структурам, которые до сих пор пребывают в спящем состоянии. Как никто не будет давать деньги и под только одну демагогию.

Союз писателей России должен научиться строить систему деловых отношений с Правительством и государственными учреждениями. Кстати, вот тут прекрасное поле деятельности для весьма амбициозного депутата Госдумы Сергея Шаргунова. Если он так хотел стать большим начальником, то пусть покажет, на что он реально способен и каждый день теперь будет начинать с поездок по ведомствам и вести переговоры с министрами и их заместителями о выделении финансов для реализации важнейших литературных программ. А то болтать у нас все мастера, а как доходит до реальных дел – многие сразу прячутся в кусты.

Давайте, наконец, все займёмся полезными делами!

 

Вячеслав ОГРЫЗКО

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *