ПОСЛЕ ШКОЛЫ

№ 2007 / 7, 23.02.2015

Помню свои впечатления от трёхтомной антологии, выпущенной по результатам конкурса литературной премии «Дебют» 2004 года.

Помню свои впечатления от трёхтомной антологии, выпущенной по результатам конкурса литературной премии «Дебют» 2004 года. В той антологии было много писателей, которых, несмотря на возраст, очень сложно по серьёзности и зрелости текстов определить как писателей молодых, писателей-дебютантов – прозаики Александр Грищенко, Станислав Бенецкий, Олег Зоберн, поэты Андрей Нитченко, Анна Логвинова, Лев Оборин, драматург Злата Дёмина, критики Валерия Пустовая, Василина Орлова, Светлана Маслова… Вообще большинство авторов той антологии показались мне старше своих двадцати – двадцати пяти лет. Но раз на раз не приходится, и антология «Дебюта» 2005 года оставляет впечатление иное. Составившие её произведения, это в основном где более, где менее удачные примеры пробы пера, поиски авторами своих тем, своего стиля; у некоторых заметны признаки писательской одарённости (обнаружением которой и призван заниматься «Дебют), хотя это пока не больше, чем потенциал. Хотя есть, конечно, и радостные исключения. Выделяется раздел публицистики. Нужно отметить, что в последнее время публицистика, литературная критика, философия, культурология стремительно молодеют и становятся живей, интересней, острей. И, что важно, в статьях, очерках, эссе всё слышней голос скорее не

убеждённого в чём-то, всезнающего автора, а повествователя, почти персонажа, и словно бы прозу, но прозу, которой можно верить как документу, читаешь очерки Василия Гайста «Победители в стране побеждённых», Романа Журавлёва «Вешайтесь, духи!», статьи Дмитрия Бирюкова «Радость общения», «Физики» и «лирики» в новых условиях»… Вновь вызвало у меня сожаление, что номинация «Литературная критика» в «Дебюте» не постоянна – в 2005 году появилось предостаточно статей, достойных большего внимания и поощрения. Но что же с прозой, поэзией, драматургией? Томик поэзии назван «Смена палитр». Название, по-моему, не совсем удачно – палитра сборника довольно привычна и даже традиционна для поэзии 1990-х – 2000-х. Недаром автор предисловия Данила Давыдов увлекается перечислением, в первую очередь, не новых поэтов, а найденных в «Смене палитр» течений: концептуализм, минимализм, метареализм, психоделизм, постакмеизм, черты «западной университетской традиции». В целом же сборник заставляет вспомнить антологию поэзии тридцатилетних «Девять измерений», изобилующую смелыми, но, на мой взгляд, бесплодными, тупиковыми стилистическими экспериментами, языковыми играми, и бедную на живые стихи. Живых стихов мало и в «Смене палитр». Изредка взгляд зацепится за такие вот строки (Михаил Бударагин из Великого Новгорода): Листья бережно собраны. Ворох, как гора, посредине двора. Заблудившись в пустых разговорах, мы у лампы сидим до утра. Но достаточно вздоха и взгляда, чтобы голос дрожащий угас… И немая пора листопада возвращает нам память о нас. Или неожиданно увлекаешься интонацией (даже не смыслом, а именно интонацией) стихов Аллы Горбуновой: Люцидный сон. Ты кто? Я только снится. Мне тесно, пропусти меня сюда. Ключи ночей, открытая граница. Но отчего, скажи, так больно мне всегда? Драматургия представлена двумя пьесами – «Носитель» Александра Гриценко и «Полночный суицид» Артёма Светлицкого. Если пьеса Гриценко и по форме, и по содержанию достаточно легко представима на сцене – действующие лица имеют каждый своё лицо, есть сюжет, завязка – развязка, – то «Полночный суицид», это, скорее, набор монологов, склеенный напоминающими допросы диалогами безымянных Женщины, Девушки, Мужчины, Парня, затем и Второго мужчины. И после множества слов, измучив себя и читателя, все, кроме Второго мужчины, прыгают с крыши… Прозе уделено в антологии больше всего внимания, что, конечно, справедливо – в последние годы мы наблюдаем расцвет молодой прозы. Рассказы и повести «дебютовского» улова-2005 в основном интересны и удостоены публикации по праву. Но в итоге остаётся ощущение, что почти все они написаны одним человеком. Вчерашним школьником. Даже самый взрослый (имею в виду писательский возраст) из авторов – Ольга Елагина – как-то странно и неприятно поюнела в своих рассказах «Репетитор», «Второе письмо», «Цикорий», «Бася», «Какангелы на жаре». (Словно не было у Елагиной «взрослых» «Праздника света», «Рекламных людей», «Зывезды» и особенно – давней повести «Федосеев и Фидель».) Как органичное продолжение новых рассказов Елагиной читаешь рассказы Романа Нутрихина, школьную повесть Анны Ремез «Пятнадцать», приключения вчерашнего школьника Александра 

Снегирёва («Сделано в Америке») и приключения двух интеллектуальных подростков Дмитрия Фалеева («Холодное пиво в солнечный полдень»), внутренние монологи юной девушки, боящейся постареть, в изложении Марии Ботевой («Что касается счастья)… Герои всех этих вещей одинаково подвижные, всезнающие, остроумные, чувствующие за своей спиной (хотя не обращающие на него внимания) надёжный тыл – родителей, которые не дадут своему чаду всерьёз озаботиться поиском хлеба насущного, чересчур заиграться в поиски смыслов… Общее впечатление – такое. Может быть, и нормальное для возраста авторов «Дебюта», но не показательное для литературы этого поколения. Да и прошлые «Дебюты» тому подтверждение. Из общего ряда выбиваются две повести – Марины Кошкиной «Без слёз» (о ней я писал в «ЛР» от 3 ноября 2006 года) и Ильмиры Болотян «Tuberculum». Героиня Болотян, конечно, молода, привлекательна, общительна, гламурна – порхает по Москве, лето проводит в Крыму, путешествует по Европе; она любит жить «жизнью полной, весёлой и простой. Нас таких много». И вдруг эта девушка заболевает. Сначала её лечат от воспаления лёгких, но затем определяют – туберкулёз. Начинаются больничные будни, возникает окружение из таких же как она, туберкулёзников, которых тоже «много». Но больница показана не как склеп, место, где ждут смерти (что часто встречается в литературе), а как мир, устроенный по законам нормальной, здоровой жизни. Здесь есть и любовь, и вожаки, и праздники, и даже своя прелесть. Недаром героиня, выписавшись, задаётся вопросом: «Я была готова умереть, но готова ли я буду жить?» Вопрос хочется задать и большинству героев произведений антологии «Дебюта» 2005 года: вы выросли из детства, но готовы ли жить во взрослом мире, а главное – попытаться рассказать о нём?

 

Роман СЕНЧИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *