АДЕКВАТНЫЙ БАГИРОВ

№ 2007 / 52, 23.02.2015

Студенты Литинститута избалованы приходом именитых гостей. Кого только не приглашали на творческие встречи за последние годы – от Лимонова до Гандлевского. Пресытились студенты! Может быть, поэтому 19 декабря на встречу с Эдуардом Багировым, автором нашумевшего романа «Гастарбайтер», пришло не больше двадцати человек.
Багиров, брюнет среднего роста с тихим голосом, вёл себя открыто и скромно, не знал, что рассказать о себе и о романе, и если бы не град вопросов активной девушки с Высших литературных курсов (девушки с ВЛК всегда такие напористые!), встреча могла бы закончиться через десять минут. А вопросы были в основном о том, как сделать литературную карьеру, как стать знаменитым автором, не имея никакого образования.
Надо отдать должное Эдуарду Багирову за честность, с которой он отвечал, и за серьёзность тона. Впрочем, честность эта была весьма циничная, циничная прежде всего по отношению к тому, что принято называть «высокой литературой». Багиров не боится произносить обывательские суждения о литературе, не стесняется в оценках. Лимонов для него «просто ничто», потому что «клоун и гомосексуалист». Достоевский и Толстой были графоманами (на этой фразе несколько студентов вполне демонстративно встали и вышли), а Гоголь и Чехов – хорошие писатели. Аргументация? Да просто Багирову «нравится» и «не нравится». Главное в современной литературе, понятное дело, тираж; а писать так, чтоб твои книги лежали на задних полках магазинов и через десятилетия их можно было дрожащей рукой показать внукам, – ниже его достоинства. Как же стать таким автором, чтоб твои книги лежали в магазинах на самом видном месте, возле кассы? Просто надо иметь знакомого продюсера (новое словечко в литературном жаргоне!), который за рюмкой (чего именно – Багиров не уточнил; мало в его речи художественных подробностей!) спросит, а не пишешь ли и ты чего-нибудь, а посмотрев наброски первых глав, скажет: «Это будет продаваться!», и засадит за работу. О своих деловых отношениях с Константином Рыковым и дружеских отношениях с Сергеем Минаевым Эдуард Багиров с удовольствием рассказал.
В целом приятно было видеть человека успешного и «без пантов». Наплевательское отношение к «высокой литературе» компенсируется у Багирова тем, что себя он к литературе вообще не причисляет, а осознаёт себя как коммерчески успешный литпроект. Если пытаться определить Багирова одним словом, то, пожалуй, лучше всего подходит модное нынче словечко «адекватный». И надо заметить, что таких адекватных людей в литературной среде не так уж много.
Кто знает, может быть, в скором времени умные продюсеры займутся и «высокой литературой», ведь ещё в 2005 году Ольга Славникова в интервью «Литературной России» говорила, что «литература как проект нуждается в пиаре». Неизвестно, может ли искусство в России стать товаром и будет от этого литературе вред или польза – пока не войдёшь в эту дверь, не узнаешь, что за ней. Но сейчас уже очевидно, что технология литпроектов проходит у нас серьёзную обкатку. На встрече заходил разговор и о романе Марины Юденич «Нефть», о котором честный Багиров сказал, что читать не будет. «Гастарбайтеры», «нефть» – всё это словечки, ежедневно звучащие по ТВ, и в том числе поэтому романы с такими названиями успешно продаются. В советское время существовало понятие «градообразующее предприятие», а сейчас у нас «Газпром» государствообразующее предприятие, и, наверно, самым коммерчески успешным мог бы стать роман под названием «Газ».Сергей ЧЕРЕДНИЧЕНКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *