Какою музыкой плеснуло по губам!

№ 2009 / 10, 23.02.2015

В куль­тур­ном цен­т­ре «Бул­га­ков­ский дом» со­сто­ял­ся твор­че­с­кий ве­чер по­эта и пи­са­те­ля Ев­ге­ния Клю­е­ва, жи­ву­ще­го в Да­нии, и пре­зен­та­ция сбор­ни­ка сти­хо­тво­ре­ний «Зе­лё­ная зем­ля»





Какую чушь ты писала…


Ах, что бы ты понимала!


Е. Клюев



В культурном центре «Булгаковский дом» состоялся творческий вечер поэта и писателя Евгения Клюева, живущего в Дании, и презентация сборника стихотворений «Зелёная земля».



Первый раз в жизни я видела перед собой живого сказочника с прозрачными глазами. А в детстве думала, что их не существует. Убаюкивающий голос рассказывал о сердечке, вырезанном из картона, и замке, у которого сломалась его дужка-душа. Я вспоминала далёкие сказки с пластинок, которые с упоением слушала когда-то.







Не найдёшь, что идёшь, – найдёшь,


что найдётся:


погляди-ка, вот оно – твоё детство:


где сафьяновые башмачки топотали –


небо кружевом золотым залатали.



Не было голоса сказочника. Звучал оркестр, в котором поочерёдно вели партии скрипки и виолончели, контрабас и клавесин. Не то Вивальди, не то Бах. Нет, конечно же Бах. Это его «переливы», его движение к кульминации. Безусловно. Бранденбургский концерт № 3.







Ты не то чтоб о древних рунах


и не то чтоб о дальних странах… –


добрый вечер, концерт для струнных,


для расстроенных и для странных.



Влюблённый в себя и в весь мир и весь мир влюбивший в себя, сказочник радуется вместе с миром своей влюблённости. От такой доброты лихорадит, и начинаешь ощущать сопричастность к этой влюблённости.







К серьёзности – каплю высокого вздора,


к печали – бессмертную детскую


шалость:


и падала роза на лапу Азора,


и жизнь возвращалась, опять


возвращалась…



Да распишитесь мне на лбу, чёрт возьми, и я не буду стирать это, пока эльфы, гномы, тролли и валькирии не выйдут уже, наконец, из своих домиков и не поприветствуют меня так, как Вас, и светлячки не спустятся с неба на белых парашютах!







Ловили мошек рыболовными сетями,


но не поймали: в сети шёл один тунец –


тут как на грех слетелись инопланетяне


и научили нас худому наконец.



Мисс Фантазия позволяет Клюеву свободно себя чувствовать в измерениях любого хронотопа. Поэтому поэзия его свободна и роскошна, игрива и богемна, она концентрирует разные состояния и концептуализирует порой абсурдные точки зрения. Но это юмор. Во многом английский. Чуточку датский. И, конечно же, русское страдание, с которым пытается сочетаться далёкая заграничная тамошняя псевдолёгкость, окутанная ароматами дорогих вин и парфюмов. Но в уголке глаза всё-таки притаилась грусть. Что это? Ностальгия! Да, да, это она. И в стихах можно слышать её шаги, протяжную песенку, которую она насвистывает, перебирая складки своего серебряного банта наманикюренными пальчиками.







В Москве светает, а тебя увозят.


В Москве суббота, а тебя увозят.


На девяти вокзалах стон стоит


и плач стоит: это тебя увозят…



Звонят все церкви, все мосты сгорают:


пожар в Москве – и все мосты сгорают,


я на пылающий ступаю мост


и знаю, знаю: все мосты сгорают.



Что же это такое – «клюевские стихи»? Философская лирика человека, который сохранил в себе детское восприятие жизни? Наше странное сегодняшнее «русское зарубежье»?







А ещё у него в тележке Копенгаген с его


дворцами,


и с фонтанами, и с конями,


и с драконами в чешуе –


и туристы на босу ногу ледяную


глотают негу


из тяжёлых бокалов жёлтых


под зонтами летних кафе…

Ири­на Ро­га­но­ва

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *