Жало серости

№ 2009 / 10, 23.02.2015

С тру­дом, но про­чи­тал про­зу в ЛР № 8 Вла­ди­ми­ра Фё­до­ро­ва. По­че­му-то на­де­ял­ся уви­деть стро­ка за стро­кой не­что та­лант­ли­вое: на та­кой ог­ра­ни­чен­ной пло­ща­ди и долж­ны по­яв­лять­ся та­лант­ли­вые про­из­ве­де­ния

С трудом, но прочитал прозу в ЛР № 8 Владимира Фёдорова. Почему-то надеялся увидеть строка за строкой нечто талантливое: на такой ограниченной площади и должны появляться талантливые произведения, которые дают уму и сердцу, а также душе нечто большее, чем чисто эстетическое наслаждение, как скажем, от чтения классиков или одарённого современного автора. За этим нечто хотелось бы многое: прежде всего, жизнь героя, а не схему; образный язык, которым можно восхититься; лепку характера, от которого либо становится не по себе, либо ему хотелось бы подражать; заполучить порцию морали, тонкой конечно, не назидательной, но делающей человека на ийоту лучше, когда за её подачей возникает потребность осмысления своей жизни или существующих порядков и нравов, даже хотя бы возникновение мимолётного желания очиститься от скверны, что объяла нашу нелёгкую жизнь. Собственно, задача литературы и предназначена к возвышению внутреннего мира человека. Но о каком возвышении может идти речь от поделки В.Фёдорова, от этой мясорубки, устроенной его героем, вроде бы принципиального и совестливого человека, судя по эпизоду, когда бригаду обсчитали уже в несоветское время (кстати, жуки-бухгалтеры наряды не обрезают, обрезает либо мастер, либо начальник, это от незнания жизни, от узости кругозора, а если нет таланта, то всё отсюда вытекает), все согласились с обдираловкой, а вот герой Алексей и Адамыч не согласились и поплатились. Адамыч в итоге – жизнью. Алексей оказался на улице, напился, подрался, попал в вытрезвитель, где случайный некто Кеша даёт ему протеже стать киллером. Всё произошло ночью перед тем, как Кешу благополучно задушили на кровати менты. Всё как в сказке, новоиспечённый киллер в камере хранения получает пистолеты, аванс в рублях и долларах и фото первой жертвы. И вот новоиспечённый охотник пошёл стрелять людей, не важно кто они – бандиты или бизнесмены, но сердобольный Атар то вспоминал доброго Адамыча, то глаза своей собаки, убиенной рукой отца, за которую через десять лет Алексей отомстил: «…шапка слетела с его головы, он наклонился, и Алексей вдруг вспомнил добрые глаза Атара… Он выхватил из-за спины топорик и обухом стукнул отца по затылку». Вот так надо расправляться с папашками! Тот свалился в речку, потонул. Сын, конечно, не сознался. Списали на несчастный случай. Как-то у героя ловко устраиваются его кровавые дела, а вот житейские – плохо. Жена его, доброго, неизвестно отчего гонит из квартиры, и он, добрый, оставляет ей сына, в придачу квартиру, уезжает на Север и – «исправно отправлял ей деньги».


Вот такой заботливый папа! Но кровавый. Своим киллерством Атар-Алексей довёл обстановку в городе, где он геройствовал два года, аж, до: «Через два дня город негласно перевели на осадное положение». Рембо, да и только! А вот о сыне помнит, приехал проведать его в свой город инкогнито, а: «Подъезда, где была его квартира, практически не было!». И тут же ему незнакомая бабулька на скамеечке (словно его поджидала) всё и выложила: «Женщина с сыночком погибли… А дом-то расселили. Сносить теперича будут». Наш герой «остекленел и похолодел вмиг». Блеснув языковым народным соцветием, городская бабушка, как минимум со средним образованием, давно уж не говорит «теперича», «ужасть-то». В финале этот добрейший и совестливейший человек, вставший на путь истинный, собрался расправиться с хозяином. Идя по парку решительно и смело, вдруг увидел шеренгу детей, они с ним хором и поздоровались, и он тоже. И «залп детских голосов… сжёг его, опалил, ослепил»… и он умер! От разрыва сердца. Кто поверит, что такой шакал, который беззастенчиво убил отца, отправил на тот свет не один десяток людей, так запереживал, заволновался от вида счастливых детей, что и… Писать дальше не хочется, хотя финал такой же бессмысленный и кровавый, где бандиты совсем не мотивированно, как из рогатки пуляют друг в друга, оставаясь с дырками в головах. Зачем всё это?!


Ну почему молодых, судя по портрету, Фёдоров молодой, так тянет на кровавое сочинение? Легче писать? Да, я тоже писатель, и отрицательный образ даётся гораздо легче, нежели положительный. От незнания жизни тянет молодых в это болото? Так ведь это же не литература, а поделки, которые продержатся до первого нужника. Если уж взялся за эту тему, которая набила оскомину, то создай образ героя, а не тащись этакой серой ездой на захудалой кляче, которая хромает на все четыре ноги, а найди необычные языковые краски, которые дают читателю эмоциональные всплески. Я специально не ссылаюсь на авторов, у которых можно поучиться письму, они широко известны, как русские, так и английские, французские, американские… Если автор к ним не обращался, Бог ему судья, а чувствуется, что не обращался. Варится в собственном соку, хотя явных стилистических ляпов и нет, видно, редакторы «ЛР» поработали над текстом. Лучше бы не работали, и не давали такую безнравственную халтуру. Сколько можно писать, высасывая содержание из пальца. Сюжета здесь нет, этакой авторской задумки, увлекающей читателя, есть злость на такую писанину, нет правды жизни. Пишут по принципу: могло теоретически такое произойти, могло. Вали, как навоз. Если собрать в кучу все произведения современных авторов и посчитать, сколько же убито народу на страницах, получится кошмарное множество, ужас, на полстраны наберётся! И всё шито-крыто, особенно у Фёдорова, даже оперативники не встали на уши в розыске ловкого киллера, пока дело не дошло до чрезвычайки. И то этот ловкач всех провёл вокруг пальца и вернулся к мирной жизни. Ответственность-то должна быть у автора за свой бред если не перед собой, то перед читателем, перед обществом.


Однажды замечательный красноярский писатель Вениамин Зикунов написал статью в газету о бездарных радиожурналистах, которые отдали В.Катаеву «Кортик» Рыбакова, «Два капитана» Каверина, и выискивали у писателя анекдотические случаи из жизни. Он так и озаглавил статью: «Серость погубит Россию». Я согласен, может погубить, хотя она вроде бы вылезает из пропасти, пообломав все ногти. Но точно: жало серости погубит литературу, если такая авторитетная газета как «ЛР» будет тискать на своих страницах невзрачные опусы графоманов.

Вла­ди­мир Нестеренко
с. СУ­ХО­БУ­ЗИМ­СКОЕ,
Крас­но­яр­ский край

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *