Изумляемся вместе с Екатериной Ратниковой

№ 2009 / 50, 23.02.2015

Алек­сандр Гор­дон Смит – из­ве­ст­ный ан­г­лий­ский пи­са­тель и из­да­тель, ре­шив­ший в сво­ей но­вой кни­ге по­де­лить­ся опы­том с ши­ро­кой ау­ди­то­ри­ей. Бла­го­да­ря весь­ма «твор­че­с­ко­му» под­хо­ду пе­ре­вод­чи­ка из­да­ние на рус­ском язы­ке по­лу­чи­ло мно­го­обе­ща­ю­щее на­зва­ние

СЛОВА В КАЧЕСТВЕ КАРКАСА



Александр Гордон Смит. 52 способа написать бестселлер. Как стать известным писателем. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2009.






Александр Гордон Смит – известный английский писатель и издатель, решивший в своей новой книге поделиться опытом с широкой аудиторией. Благодаря весьма «творческому» подходу переводчика издание на русском языке получило многообещающее название «52 способа написать бестселлер» (хотя оригинальное название – «52 brilliant ideas from the master wordsmiths»). На самом деле книга представляет собой не перечисление способов письма, а, как и задумано автором, набор различных рекомендаций человеку, захотевшему в наше время стать известным литератором. Рекомендации довольно странные, порой даже несовместимые друг с другом. Трудно представить себе, чтобы книга, подобная этой, вышла во времена Пушкина и Лермонтова. Для примера приведу несколько цитат.


«Не думайте о том, что пишете, ведь, кроме вас, этого никто не увидит. Пусть ваша ручка скользит по бумаге, пока ваш противник не запросит пощады» – так автор предлагает будущему покорителю литературного Олимпа развивать в себе непреодолимую тягу к работе.


«Если вам пока трудно написать чётко структурированное стихотворение, попробуйте начать с небольших сонетов. <…> Хороший поэт должен в полной мере осознавать удивительную силу языка, чтобы отразить все свои мысли и чувства.<…> Сначала подберите рифмующиеся слова, не думая о теме. Используйте эти слова в качестве каркаса и начните заполнять его. Не заботьтесь о количестве слов или слогов в строчке, сосредоточьтесь на рифме. Затем напишите другой сонет, но сначала выберите для него тему, а потом попробуйте зарифмовать её. Стремитесь к тому, чтобы рифмы были как можно более естественными». Похоже, что автор сам не знает, о чём говорит, и записывает какие-то обрывки ничего не значащих фраз, хаотично возникающих у него в голове. Это подтверждается постоянным перескакиванием с темы на тему в главах, перекрестными ссылками, порой из начала книги в конец и наоборот. В одной главе объясняется, как писать стихи, в другой – как правильно построить свой роман, где-то речь идёт о драме, где-то о сценарии для фильма… Упор делается в первую очередь на популярность, угождение публике, о теории стиха и прозы – ни слова, зато много говорится о том, как различными способами достичь громкого успеха. Видимо, бестселлер таким путём написать действительно можно.


Что самое интересное, эти шокирующие советы автор даёт… детям. Об этом он «проговаривается» в одной из глав: «Многие писатели излишне облагораживают свой стиль, делая его чрезмерно возвышенным, пытаясь произвести впечатление на друзей, родителей или преподавателей». Таким образом, детей (!) изначально учат писать ширпотреб (довольно часто в книге в качестве примеров для подражания приводятся строки, как раз подходящие для дешёвых детективов или детских ужастиков). Вдобавок у подрастающей литературной «элиты» благодаря таким инструкциям по написанию книг может сложиться совершенно неправильное отношение к окружающей действительности и ужасающее самомнение. Желание славы, а не потребность души – перводвигатель творчества. Четырнадцатилетний подросток – писатель, его первые пробы пера – гениальный роман. Куда бы сбежать от таких писателей?..


Впрочем, довольно часто, словно забыв о заданной теме, Смит начинает говорить о важных вещах, в наше время порой не замечаемых даже очень известными авторами – внятности языка и сюжета, продуманности характеров персонажей и адекватности образов, ненужности многословных описаний, нормальном критическом отношении к собственному тексту. Только для выполнения этих его рекомендаций, совершенно не связанных с призывами «записывать всё… в автобусе, в офисе, в ванне, туалете», должны пройти годы напряжённой работы над собой, и вряд ли человек, по прошествии этого времени накопивший достаточно духовного опыта, будет писать детективы, боевики или триллеры, а потом тут же мчаться в редакцию в уверенности, что очередной его «шедевр» будет незамедлительно напечатан.


Возможно, автор, взявшись за написание столь смелой работы, хотел как лучше. В предисловии он прямо говорит, что на самом деле написать книгу по правилам невозможно, творить надо для себя и от души, а он в своей работе всего лишь даёт несколько советов берущемуся впервые за перо. Но разве стоит советовать начинать создание своего художественного мира с желания прославиться и сознательного марания бумаги бессмыслицей? Неправильно расставленные акценты, нежелание собрать собственные мысли воедино и резкий уклон в сторону «чтива» делают книгу опасной для рядового читателя, который запросто может вдохновиться заманчивой идеей написать что-нибудь «по схеме». А вот тем, кто уже сам начал писать (только не для славы и денег), но пока не знает, как правильно работать с текстом, ознакомиться с этими рекомендациями стоит – в книге много смешного, но немало и полезного.




В МИРЕ СИМВОЛОВ



Александр Сёмочкин. Символы и симметрия. – М.: ИД «Литературная учёба», 2009.






Очень часто люди окружают себя графическими начертаниями и амулетами самых разнообразных форм, не зная, что они означают на самом деле. В этом случае эффект может оказаться прямо противоположным ожидаемому, поскольку человеку не дано изменить в своих интересах то, что устанавливалось веками и по-своему влияет на окружающий мир независимо от чьего-либо желания. Эта книга предназначена для всех, кто интересуется символикой различных знаков и геометрических фигур. Её автор – архитектор, реставратор, краевед, писатель и публицист, лауреат Горьковской литературной премии 2007 года. В своей работе он раскрывает смысл наиболее простых знаков, с которыми человек сталкивается чаще всего – от сакрального креста до обыкновенного на первый взгляд круга или треугольника. Кратко, но в то же время ёмко и доступно рассказывается об истории каждого символа и его первоначальном предназначении, даётся различное толкование одного и того же знака разными религиями и народами. Например, треугольник вершиной вниз в египетской мифологии – символ Сета, глубинных тёмных сил, а в кабалистике такая же фигура является знаком схождения Божественной благодати.


Символике креста уделяется наиболее значимое место в книге. Католический, православный, мальтийский, тевтонский, символ слияния Осириса и Исиды, знак мрачной индийской богини Кали (последний был заимствован фашистами и известен нам как знаменитая немецкая свастика)… Рассматриваются различные сочетания креста с другими символами – например, розой или змеёй, а также его наложения на геометрические фигуры.


Работа написана интересно, простым и естественным для обычного читателя языком, охватывает многие исторические периоды, различные географические и культурные понятия. Такие книги очень нужны в наше время, так как помогают человеку, замкнутому в себе и в своём микромире, гораздо полнее воспринимать окружающее его пространство, постигая в нём смысл тех или иных проявлений высших законов.




ЗАТЕЯЛА СЫГРАТЬ КВАРТЕТ



Василина Орлова. Квартет: повести. – М.: Вагриус, 2009.






Очередную книгу Василины Орловой составили четыре повести – «Голос тонкой тишины», «Бульдозер», «Трапеза богомола» и «Здешние».


«Голос тонкой тишины» – гремучая смесь из «Мастера и Маргариты», Гофмана и русских народных сказок. Несмотря на это, читается повесть легко, время от времени завораживает сказочностью и в то же время не даёт забыть об окружающей реальности – действие, как и всегда у Орловой, происходит в наше время, в основном в Москве, чаще всего в центре города, места и заведения легко узнаваемы. Много лёгкого, ненавязчивого юмора, мистики, недосказанности. Раздражает только излишняя привязка к Булгакову и неминуемая за этим предсказуемость дальнейших событий. При этом по глубине этой повести очень далеко до знаменитого романа.


«Бульдозер» можно было бы назвать удачей, если бы не концовка. Героиня прелестна и непосредственна, события, происходящие с ней, являются удачной сатирой на современность, но вот шествие по Моховой толпы людей и стада коров во главе с одухотворённой девушкой, восседающей на бульдозере и провозглашающей манифест «свежести и вечной новизны старых идей о добре, справедливости и правде», слишком наивно и пафосно, слишком не соответствует всему происходящему ранее и… как ни парадоксально это звучит, опять-таки слишком предсказуемо.


«Трапеза богомола» представляет собой хаотичные, прерывающиеся отрывки реплик, мыслей и действий героев, которых начинаешь различать только ближе к концу – не из-за сложности имён, а из-за бесконечной смены персонажей. Несмотря на то, что дни и события меняются с удивительной быстротой, всё происходящее представляется поперечным срезом отдельного застывшего временного промежутка, в котором, несмотря на видимость густонаселённости, никого нет и ничего не происходит. Но, возможно, именно поэтому после прочтения подобного текста внутри надолго остаётся нехорошее ощущение города в худшем смысле этого слова – пространства-времени-богомола, безразличного к своим жителям-жертвам-бабочкам, безо всякого смысла ежедневно порхающим по улицам, клубам и магазинам…


Последняя в книге повесть показалась мне наиболее удачной. Картина не смазана ни невнятностью сюжета, ни излишней обильностью героев, мозаичность не отпугивает, а придаёт динамики.


В целом «Квартет», если отбросить недостатки и оставить только самое основное – книга об одном и том же человеке. Героиня – современная городская жительница, «счастливая» обладательница небольшого личного угла, пары-тройки ненужных знакомых и справедливо скептического взгляда на происходящее вокруг – мучительно пытается найти себя и своё место в этом мире, отгораживаясь от окружающей действительности и создавая мир собственный. «Я вошла в первую арку, и как будто сдвинулась аппликация – словно вывернули мир наизнанку, и я очутилась в незнакомом месте. Дорога наоборот – странная, словно невозможная в реальности». Потому что реальность слишком чужда.
















Екатерина РАТНИКОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *