Гордый орёл клопу не товарищ, или о критиках-насмешниках

№ 2010 / 39, 23.02.2015

В девятом номере журнала «Знамя» опубликована первая часть нового романа Ольги Славниковой «Лёгкая голова». Умный и очень забавный роман, который понравится всякому, кто обладает хоть чуточку затейливым чувством юмора

В девятом номере журнала «Знамя» опубликована первая часть нового романа Ольги Славниковой «Лёгкая голова». Умный и очень забавный роман, который понравится всякому, кто обладает хоть чуточку затейливым чувством юмора, но вдруг обнаружилось, что у некоторых критиков оно отсутствует или, к сожалению, может быть, и присутствует, но в извращённой какой-то форме: агрессировали по полной.


Я о нездоровой шумихе в «Часкоре» вокруг недопечатанной «Головы». Сам факт достаточно примечателен и является нонсенсом. Ещё книга полностью не издана, а вокруг уже ломаются копья, строятся малопонятные гипотезы ведущими критиками С.Беляковым («Слуга двух господ») и В.Топоровым («Без конца»). Так мужественно писали, потому что строчили про Славникову, ежели убрать язвительность тона, то получается: ни богу свечка, ни чёрту кочерга – ни литературоведы-исследователи, ни румяные критики-насмешники. Господа: не надо судить о музыке, пока не кончится концерт, или вы забыли, что критика подобна почтовому голубю – она всегда возвращается обратно.



Кто спорит с критиком,


тот воюет с отсутствующим.


Сирус







Ольга СЛАВНИКОВА
Ольга СЛАВНИКОВА

О том, что уральский критик С.Беляков неровно дышит к своей знаменитой землячке О.Славниковой, известно не только в Екатеринбурге, но и давно в первопрестольной. Я бы это списал на зависть, потому что в своей статье «Жизнь насекомых» за август 2009 года Сергей буквально смакует собранные сплетни о Славниковой. Все мотивации такого действа оставляю на совести С.Белякова. Уверен, покойнику Фрейду было бы в чём покопаться, сплошная тьма внутри беспросветная. Любой глупец может обсуждать, критиковать и выражать недовольство – большинство так и делает. После «Слуг…» меня осенило: это не зависть, это любовь – настоящая, трепетная, заставляющая писать бяку на любимую женщину. Мужчины не склонны открывать душу. Они создают вокруг себя барьеры сарказма, пустословия, почему так? Может, потому, что мужчины способны влюбляться хоть каждый день в новую девушку? Может, это врождённый механизм защиты от самого себя, Сергей?


Всем известно – великие умы обсуждают идеи, мелкие – людей.


Статьи Белякова и Топорова на недопубликованный роман О.Славниковой напоминают притчу. Однажды к философу Буало пришли иезуиты и принялись его увещевать. Философ спросил, что они за люди. И те ответили, что из общества Иисуса. Тогда философ спросил: «Иисуса рождающегося или Иисуса умирающего?» Ведь Иисус родился в хлеву среди скотов, а умер на лобном месте среди разбойников.


Так кто же такие иезуиты? Скоты или разбойники?


Или вот ещё один пассаж.


– Как понять, что человек сумасшедший?


– Это сложно. Зависит от того, сколько людей так думает.


Неужели С.Беляков в детстве был командиром бойскаутов при ГУВД Гондураса и умел разжигать костёр с одной спички, правда, спичками гондурасскими. С тех пор Серёжа вырос. За плечами институт, аспирантура, сотни статей, но, к сожалению, не всегда мудрость приходит с годами, иногда возраст приходит один.


Критик Беляков придерживается странной позиции: он знает, что Славникова хороший писатель, но никому об этом не хочет рассказывать. Он очень умный человек, даже слишком, что иногда ему мешает.


«Я всегда рекомендовал книги Ольги Славниковой желающим похудеть. Она, как злая волшебница, превращает живое в мёртвое, красивое – в безобразное, аппетитную еду – в нечто несусветное». «В заурядном и плоском романе, как в матрёшке, спрятан другой, настоящий, не тронутый саквояжным глянцем», ну и всё остальное в том же духе плоскости и заурядности. Мне показалось, что С.Беляков свой талант критика – это даже подчеркнул старший брат по цеху В.Топоров («….он (С.Беляков) в самое последнее время сильно подтянулся и начал обращать на план выражения не меньшее внимание, чем на план содержания. То есть для него наконец-то стало важно не только что написано, но и как») – спускает в унитаз. Зачем это делает уважаемый критик, не совсем понятно, остаётся посоветовать С.Белякову от чистого сердца отойти от унитаза…


Критика нельзя обижать даже шуткой, потому что мы все закипаем, правда, при разных температурах.


Если соединить глубину Мартина Эмиса, изощрённость Владимира Набокова и сюрреалистический цинизм Берроуза, то получится Ольга Славникова. Она уже давно завоевала своё место на литературном Олимпе, и с этим всем нам, в том числе прежде всего господам С.Белякову и В.Топорову, придётся смириться, нравится нам это или нет.


Прозу букероносной Славниковой, начиная от «Стрекозы» и заканчивая «Головой», можно отнести к жанру неформат, ибо стиль, подача материала нарушает установленные теми же Беляковым и Топоровым литературные каноны. Славникова никогда не стремится быть понятой с первой страницы. Ещё Шекспир предупреждал, что ничто не является хорошим или плохим. Всё зависит от того, как мы смотрим на вещи. Иной раз одно хорошо прописанное лицо скажет о человечестве больше, чем многофигурная композиция с множеством персонажей.


О.Славникова – это большой театр. Отличие её театра от других лишь в том, что в своём театре Славникова художественный руководитель. И если критики что-то не оценили, это не значит, что репертуар театра ничего не стоит, скорее всего, он бесценен.


Возможно, главным постулатом своей прозы Славникова считает – не бойся смерти, бойся непрожитой жизни. Её романы напоминают читателю комнату: большую, тёмную…


Беляков утверждает, что «Славникова предлагает читателю задачу со всеми известными», но при этом вынужден признаться, что «всё-таки роман для Славниковой необычен, как необычен и динамичный сюжет».


«Роман политкорректный, Славникова пишет о конфликте индивида с властью, но власть не обижает. Пусть и Лев Пономарёв порадуется, и Владимир Владимирович не обидится».


С.Беляков, скорее всего, не знает, что политкорректность – это такое шерстяное одеяло: подтянешь к шее – обнажишь ноги.


Не следует искать в романах Славниковой правду быта, попытайтесь ощутить истину бытия. Жизнь заключается не в том, чтобы ждать, когда пройдёт буря, а в том, чтобы научиться танцевать под дождём!


Славникова прекрасно знает, что можно бороться с системой, но бороться с тёмными силами, которые двигают людьми – невозможно, поэтому порой её правда – это всего лишь иллюзия.


Нас учат помнить не человека, а идею, ибо человек слаб. Его могут поймать, его могут убить и предать забвению, но идея и четыреста лет спустя способна изменить мир. Во имя идеи совершались убийства, люди шли на смерть. Но идею нельзя поцеловать. К ней нельзя прикоснуться. Обнять её. Идея не может истечь кровью. Она не чувствует боли. Идея не умеет любить. Так что не идея главная тема романов Славниковой, а человек… Мнения критиков оставляем за пределами этой статьи.


С.Беляков в «Насекомых», да и в «Господах» вместе с В.Топоровым завидуют популярности писательницы Славниковой, её выходу на европейский Олимп. Забыли господа критики, что путь к успеху – это извлекать максимум пользы из минимума ошибок, и если Славникова, в отличие от господ критиков, хороший менеджер в своём театре, так за что её упрекать?!


У каждого критика всегда есть свои плюсы и минусы, впрочем, как и у любого другого источника питания, но В.Топорова в «Без конца», видать, замкнуло. Фактически вся статья посвящена не Славниковой, а её мужу – Виталию Пуханову. «…Суждение мужа о художественной прозе жены, мягко говоря, далеко не столь релевантно, как его же наверняка вполне компетентное мнение об иных её способностях и талантах (допустим, о кулинарных)».


Неповторимая красота снежинки – это не для Топорова. Ну, не нравится бородатому дядьке, что муж восхищается талантом своей жены, что пиарит её в своём ЖЖ…


В.Топоров бы восхищался В.Пухановым, если бы тот костерил свою жену?! Чувствуете, пахнет бредятиной, а если её очень много – это уже невыносимая вонь.


– Чувак, ну разве воспитанный человек полезет в чей-то чужой багаж?


– Он что, заперт?


– Да, и прилично.


Вежливость и спокойствие украшают королеву, но при этом никогда не стоит недооценивать предсказуемость тупизны.


Это как в анекдоте. «Девушка, что вы делаете сегодня вечером? Я бы хотел рассказать вам про свой богатый внутренний мир».


Топоров упрекает: «Возможно, Славниковой захотелось именно этого – тиражей, денег, а значит, примитивного волапюка, захотелось этакого «мама мыла раму», с лёгкостью переводимого на любой свободно конвертируемый язык. Я ей не судья (только её прозе, да и то судья не единственный)».


Мне же хочется ещё раз напомнить господам критикам Михаила Эдельштейна: «Нет плохих писателей, есть критики, которые ставят писателей не на их место». Вот это просто моя любимая формула, и просто абсолютно так.


Ещё мыслитСЯ критику Топорову аксиома: «Двое критиков, крайне редко друг с другом согласных, говорят: плохо. А муж говорит: хорошо. «А твой дзена говолит: холосо!» (из анекдота всё про тех же чукчей)».


Без обид хочется воскликнуть: дорогой, тормозить ногами надо, а не головой!


– Погоди, ты кто?


– Ну, я тот самый, первый и последний, от альфа до омега, от А до Я, единственный и неповторимый…


– Ясно – сумасшедший.


Мы прощаем себе все ошибки и косо смотрим на тех, кто их совершает. Давайте, господин В.Топоров, не будем наводить тень на лунный день!


Проблема современного человека не в том, что он зол. Напротив, в большинстве случаев он по чисто практическим соображениям старается быть добрым и любезным. Просто ему не нравится скучать. Скука приводит его в ужас, тогда как на самом деле нет ничего более полезного и благотворного, чем хорошая ежедневная доза ничем не заполненного времени, долгих минут безделья, пустоты, тупого оцепенения в одиночестве или в кругу себе подобных.


В.Топоров феноменально способный к очернительству критик. Его принцип критиканства незатейлив: ничего не делай, будь никем, ничего не говори, и тогда ты сможешь избежать критики.


Люди считают, что рыбы безмозглы. Я всегда знал, что это не так, потому что рыба знает, когда молчать, а вот люди – дураки. Рыба и так всё знает, поэтому ей и думать не надо.


P.S. На всякий случай извещаю господ критиков – я не являюсь членом «Дебюта» или Липок. Они сами по себе, я сам по себе, и в такой гармонии нам хорошо и комфортно.

Артур АКМИНЛАУС

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *