Дуэль, погоня и антиутопия

№ 2010 / 51, 23.02.2015

Гил­берт Кийт Че­с­тер­тон умер в 1936 го­ду, ос­та­вив о се­бе па­мять не толь­ко как о боль­шом пи­са­те­ле, но и как о не­при­ми­ри­мом спор­щи­ке. Ши­ро­ко из­ве­ст­ны его дру­же­с­кие пуб­лич­ные спо­ры с Бер­нар­дом Шоу, Гер­бер­том Уэлл­сом, Бер­т­ра­ном Рас­се­лом…

Гилберт Кийт Честертон умер в 1936 году, оставив о себе память не только как о большом писателе, но и как о непримиримом спорщике. Широко известны его дружеские публичные споры с Бернардом Шоу, Гербертом Уэллсом, Бертраном Расселом… Спор лежит и в основе его романа «Шар и крест». Стоит отметить, что на сцену театра этот роман был перенесён впервые, по крайней мере, у нас в стране. Художественный руководитель Московского государственного историко-этнографического театра Михаил Мизюков стал и автором сценария и режиссёром-постановщиком. Так родилась новая постановка. Непростая и многогранная.





Два главных героя – атеист Джеймс Тернбулл и глубоко верующий житель шотландских гор Эван Макиэн решают устроить дуэль – кого шпага пощадит, того правда и сильней. Но законы Англии запрещают дуэли, и ревностный спор превращается не просто в поединок, но в бесконечную погоню от полиции. Два абсолютных антипода – высокий молодой Макиэн в традиционном шотландском наряде и маленький рыжий Тернбулл в костюме-тройке, объединённые общей целью – найти, наконец, место для поединка и сразиться за веру или неверие, всё же не становятся антагонистами. Когда полиция впервые застаёт их со шпагами в руках, им не остаётся ничего другого, кроме как бежать. На фоне сложных и замысловатых декораций – домов, превращающихся в лабиринты английских улочек, они бегут, будто бы рука об руку, не просто убегая от полиции, но стремясь к общей цели – к истине, которая, как известно, рождается в споре. Эта мысль красной нитью проходит через весь спектакль – от начала и до конца.


«У нас как на качелях – то церковь, то балаган» – восклицает Джеймс Тернбулл. Сложно не согласиться. Действие начинается не иначе как на небесах. Православный священник отстаивает свою веру то ли перед ангелом, то ли перед бесом. Разговор об идеальных формах – шар или крест? – даёт начало сложному трёхчасовому действу, заканчивающемуся в сумасшедшем доме вопросом о норме – кому проще выдавать справки – больным об их отклонениях или здоровым, в том, что они здоровы? И что есть вера – болезнь, отклонение от нормы или сама норма? «Если это не плоть христова, а всего лишь хлеб, то почему вы так боитесь его съесть? Зачем поднимать такой шум из-за простого хлеба?» – вопрошает юная леди атеиста. Погони, дуэли, любовные истории (куда ж без них?), приправлены английским юмором, шотландскими танцами и колоритом Лондона начала прошлого столетия – увлекательное зрелище.


Потерпев кораблекрушение, освободившись из психиатрической лечебницы, пройдя вместе огонь и воду, герои всё же приходят к общему мнению. Ничто так не объединяет, как трудности, преодолённые вместе. На сцене рождается истина, злейшие противники становятся лучшими друзьями. Закрытый финал.



Московский государственный историко-этнографический театр Шар и крест. Фантастическая реальность в 2-х частях по одноимённому Роману Г.К. Честертона



Любовь ГОРДЕЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *