Косметическая правка

№ 2011 / 26, 23.02.2015

Нет ни­че­го ин­те­рес­нее, чем об­ра­тить­ся к ис­то­кам сво­е­го соб­ст­вен­но­го су­ще­ст­во­ва­ния. Пуб­ли­куя свои ис­сле­до­ва­ния о пре­ды­с­то­рии те­пе­реш­ней «Ли­те­ра­тур­ной Рос­сии», её глав­ный ре­дак­тор В.В. Ог­рыз­ко по­гру­жа­ет чи­та­те­ля в тя­жё­лый и страш­ный мир 50-х – 60-х го­дов






Геннадий МУРИКОВ
Геннадий МУРИКОВ

Нет ничего интереснее, чем обратиться к истокам своего собственного существования. Публикуя свои исследования о предыстории теперешней «Литературной России», её главный редактор В.В. Огрызко погружает читателя в тяжёлый и страшный мир 50-х – 60-х годов, когда вымолвить простое честное слово уже казалось подвигом. Все «герои» его очерков – это, главным образом, негодяи, подлецы, приспособленцы, какими в то время, да и теперь, богата писательская братия. Исследовать эти явления (ср. со статьёй М.Золотоносова в «ЛР» в декабре 2010 г.) важно и нужно. Главное – учитывать определённые тонкости.


Мне хотелось бы заступиться за поэта Алексея Яковлевича Маркова. И вот почему. В 80-х годах прошлого века я работал редактором отдела критики в журнале «Звезда». Мой коллега, Адольф Урбан, хорошо знал А.Маркова и не раз пытался «продвинуть» его стихи для публикации в журнале. Но партийно-КГБэшное руководство журнала того времени неизменно их отклоняло. В самом деле:







Он шептал невнятно,


Корчась на полу,


Где расплылись пятна


Ржавчины в углу…



Помертвели губы:


Бить умеют там! –


Выплюнул он зубы


С кровью пополам…



Вяч. Вяч. Огрызко считает, что А.Я. Марков будто бы завидовал Евтушенко, и далее в его статье речь идёт о пресловутой поэме «Бабий Яр». Е.Евтушенко всегда был готов положить свой талант на службу любой политической акции, особенно в 60-е годы. С одной стороны – «Бабий Яр», а с другой – «Казанский университет». Уж кто только из пресловутых шестидесятников не воспевал Ленина – и «Лонжюмо» Вознесенского, и «210 шагов» Рождественского. Всем казалось, что без Ленина и партии никуда не деться. А вот Маркову так не казалось. А то, что он не был «раскручен», так это совершенно очевидно и ясно: партия ждала своих героев. Так называемые шестидесятники отвечали запросам тогдашней власти, а те, кто шёл поперёк, были «прокляты и убиты», если вспомнить Виктора Астафьева. Вот стихи А.Я. Маркова:






***


Что-то в жизни не вышло,


Что хотел – не сбылось:


Очернили облыжно


Вкривь и вкось, вкривь и вкось…



Напился, недотёпа!


…Снег кружит и кружит…


Не ругайтесь! В сугробах


Пол-России лежит…


1955







***


Место Лобное, злобное, здравствуй!


Постою и подумаю тут,


Как в рубахе от времени красной


Государство вершило свой суд.


Всё ж завидую я Пугачёвым,


Чьи в столетьях живут имена.


Ну а мы на заре кумачовой


Гибнем так, и не знает страна.



В своё время Осип Мандельштам писал: «Мы живём, под собою не чуя страны…». Спустя несколько десятилетий Марков почти повторяет его:







Но я не возложу вины


На плечи дюжие страны.



В сущности, что и теперь изменилось?


Вяч. Вяч. Огрызко назвал свою исследовательскую работу броско: «Дерзать или лизать?». И как раз об этом уже в далёкие годы написал тот же Алексей Яковлевич Марков в стихотворении «Вызов».







Я вызываю вас на бой,


Вас, покрывавших негодяев,


Вас, в очерёдности слепой


Зады лизавших у хозяев!


Вас, поднимавших руки вверх


В голосовании нелепом,


Вас, расточавших сытый смех


В соседстве с тем, кто бредил хлебом.


Я вызываю вас на бой,


Дежурных мыслей дубликаты,


Женой довольных и собой,


Всегда ни в чём не виноватых.



Вызов из прошлого века дошёл до наших дней. Здесь есть о чём задуматься.

Геннадий МУРИКОВ,
г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *