Горжусь своими казачьими корнями

№ 2013 / 50, 23.02.2015

– Елена Анатольевна, поздравляю вас с победой в конкурсе «Казачьему роду нет переводу»! Что побудило вас принять участие в конкурсе? Сразу ли были настроены на победу?

– Елена Анатольевна, поздравляю вас с победой в конкурсе «Казачьему роду нет переводу»! Что побудило вас принять участие в конкурсе? Сразу ли были настроены на победу?

– Прочитала в «Литературной России» объявление о конкурсе. И мы в школе пошутили на эту тему: «Нам бы не машины, а хотя бы лебёдку дали для нашего хутора». Не было никаких мыслей о победе, важно было участие, интересно для будущего портфолио получить диплом или сертификат участника. Детям же поступать скоро. А портфолио сейчас очень много значит. Пытаюсь стимулировать детей на участие в конкурсах. На казачьих конференциях очень хорошо детей поощряют: дарят и телефоны, и видеокамеры, и фотоаппараты. И ничего в этом плохого нет, ребёнок, желая что-то заработать, начинает копаться в корнях, исследовать, и это ему впоследствии очень много даёт.

Елена КУРДЮМОВА
Елена КУРДЮМОВА

– Есть ли у вас казаки в роду?

– Да, конечно. На хуторе практически каждая семья в роду имеет казачьи корни. Даже язык на хуторе называется «балачка». Особенно бабушки в станицах балакают. Я сама из харьковской области, там язык называется «суржик», диалект такой.

– Вы преподавали историю казачества и основы православия, отзываются ли дети на эти идеи?

– Сначала дети относились настороженно, а потом через время приняли. Даже их родители стали в храм приходить. Для меня это была небольшая победа. Как раз в это время на наши с мужем плечи легла организация храма в хуторе Коржевском, муж у меня священник. Историю казачества я вела два года. Могу сказать, что дети растут в этой казачьей среде, например, перед Рождеством носят друг другу печиво. Они даже не знают, какие слова говорить, носят и всё. Всё остальное время, помимо физики, веду основы православия.

– Вы подтолкнули детей к участию в конкурсе или они сами решили?

– Ксюша на протяжении многих лет занимается казачеством, она пишет работы по истории казачества. На сегодняшний день у неё шесть работ по казачеству. Это исследовательские работы по кубановедению, истории казачества.

– Как вы считаете, можно говорить о возрождении казачества?

– Конечно. Вот в нашем Славянском районе проводят ежегодно конкурс, на котором восстанавливают забытые казачьи народные игры, традиции, обряды, пишут исследовательские работы. Мы нашли очень интересный обряд «запынание», когда невесту покрывают платочком. Настолько красивый обряд. За него получили первое место.

– Эти обряды потом используют?

– Да, используют, и запынание используют. Мы его показали на ежегодном фестивале славянской культуры у нас в Славянске. На этот фестиваль гости приезжают из Болгарии, Венгрии привозят свои поделки, показывают свои национальные танцы. Мы показали этот обряд, потом ведущие свадеб его подхватили. Первые десять свадеб мы считали, где этот обряд был проведён, а потом и считать перестали. Его и в Краснодаре стали использовать,– повсюду. Пусть не дословно, пусть иногда неправильно, но он возродился. Люди рассказывают друг другу про него.

– Есть ещё обряды, игры, традиции, которые и возрождать не приходилось, которые являются частью жизни на хуторе и в районе?

– У нас щедруют, калядуют, посевают на новый год, рождествуют, вечерю носят, обряд сватовства есть. Когда сватуют невесту, если невеста согласна, сваты уходят с рушниками, а если не согласна, то могут и кабак (тыкву) дать. И сваты идут с кабаком, все видят, что не получится никакого веселья. Это идёт испокон веков. На свадьбе мать невесты над головой молодожён ломает хлеб, чтоб семья была в достатке. Дети, естественно, всё это видят.

– Что это даёт людям, детям?

– В первую очередь нравственные начала. Интерес к своим корням. Как говорит Ксюша, нельзя быть Иванами, не зная своих корней. Невозможно себя реализовать, не зная своей истории и истории своего рода.

– Как вы считаете, нужно ли городским людям узнавать и сохранять такие обряды?

– Мне кажется, в Москве тоже есть диаспоры казачьи, но в основном традиции уже забывают. В городах покрестили ребёнка и забыли. Почему бы крёстному не взять кашу сладкую рисовую с мёдом и изюмом и не понести в канун рождества ребёнку? Издревле у крёстной матери была очень большая роль. Именно она снимает фату с невесты и передаёт матери, чтоб мать берегла её для первенца дочери. Считалось, что первенца накрывают этой фатой от сглаза, болезни. Такие традиции скрепляют семью.

– Есть гордость за свои казачьи корни?

– Да, конечно!

Беседовала Наталья ГОРБУНОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *