Лживый отчёт министерства регионального развития России

№ 2014 / 22, 23.02.2015

Пару недель назад редакция нашей газеты получила из министерства регионального развития России огромнейшую бандероль с толстенным отчётом ведомства за 2013 года.

Пару недель назад редакция нашей газеты получила из министерства регионального развития России огромнейшую бандероль с толстенным отчётом ведомства за 2013 года. В сопроводительном письме советник министра Е.Михина обвинили наше издание в публикации «откровенной «чернухи» – легковесного и явно заказного материала специалиста по спецпроектам Д.Чёрного (вып. № 18 от 2 мая 2014 г.)» и выразила надежду, что отчёт ведомства поможет нам в редакционной работе, в том числе при подготовке серьёзных и объективных материалов о деятельности её шефа.

Что ж, мы внимательнейшим образом проштудировали отчёт. Не будем сейчас анализировать весь документ. Остановимся на третьем разделе «Реализация государственной национальной политики, поддержка добровольного переселения соотечественников из-за рубежа, взаимодействие с российским казачеством», даже не на всём разделе, а на втором его пункте «Защита прав национальных меньшинств и устойчивое развитие коренных малочисленных народов».

В отчёте с гордостью сообщается о том, что за период с 2002 по 2010 год общая численность 40 коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока увеличилась с 244 тысяч человек до 257,9 тысячи, т.е. на 5,7%. В частности, численность эвенов возросла на 14%, долган – на 9%, эвенков – на 8%, манси – на 7%, хантов – на 8%, юкагиров – на 6%.

Школа на 275 учащихся в г. Верхоянске, Республика Саха (Якутия). Фото из отчёта Минрегионразвития за 2013 год
Школа на 275 учащихся в г. Верхоянске, Республика Саха (Якутия).
Фото из отчёта Минрегионразвития за 2013 год

Но неплохо было бы сказать, за счёт чего выросла численность этих народов: за счёт повышения рождаемости и увеличения продолжительности жизни людей или по другим причинам. Иные специалисты считают, что к этим цифрам надо относиться крайне осторожно. По их мнению, причина не в демографическом взрыве на Севере, а в льготах. Дело в том, что в целом ряде районов Севера царит беспросветная разруха и нищета и люди выживают лишь за счёт льгот, которые предоставляются малочисленным народам. Другими словами, жителям Севера разных национальностей стало выгодно записываться представителями малочисленных коренных этносов.

Это одна проблема. Теперь обратимся к вопросу о родных языках.

Я не хочу здесь подробно останавливаться на том, что большинство языков народов Севера оказались на грани исчезновения и в школах их изучают не столько в качестве родного языка, сколько как иностранный (а что делать, если в иных районах три поколения не пользовались языками народов Севера даже в быту).

Меня удивили диаграммы и таблицы в отчёте министерства за 2013 год. Если им верить, юкагирский язык в прошлом учебном году изучался лишь в одной школе. Но это – ложь! Я специально запросил справку из Якутска. Вот что сообщила мне известный северовед, доктор наук Юлия Хазанкович: «Юкагирский язык преподают в пос. Нелемное (язык лесных юкагиров), Андрюшкино, Черский, а с прошлого года и в пос. Колымское стали его преподавать (тундренный «диалект» юкагирского языка)».

Далее. В отчёте министерства на странице 135 утверждается, что «языками коренных малочисленных народов Севера, на которых в школе ведётся весь процесс обучения, являются чукотский, эвенкийский, эвенский и юкагирский (то есть на них преподаются неязыковые учебные предметы, такие как математика или физика), остальные языки изучаются в качестве отдельного учебного предмета».

Я, когда прочитал эту справку, пришёл в замешательство. Вроде я внимательно слежу за процессами на Севере, но ничего не слышал о преподавании в сегодняшних школах математики или физики на чукотском, юкагирском и некоторых других языках и, кроме того, не видел учебники алгебры или геометрии на чукотском языке. Но, может, я отстал от жизни и что-то упустил? Пришлось снова делать запросы.

Юлия Хазанкович прояснила мне ситуацию с юкагирами. Она написала: «Точные науки на юкагирском языке никто и нигде не преподаёт». Ещё одно письмо я получил от чукотского писателя Ивана Омрувье. Он сообщил: «Нет никаких учебников на чукотском языке по математике, химии и физике и никогда они не издавались, даже в советское время, а сегодня – тем более. Всё, что тебе говорят, это враки. Кто-то очень хочет сказать, что вот чего мы достигли за 20 лет реформ по образованию. Скорее всего, мы многое потеряли в части преподавания родных языков, поднимаясь по одной тропе, когда в регионах в обязательном порядке придерживаться федерального законодательства по образованию, без учёта регионального компонента. Зачем нужно, например, будущему зверобою или пастуху обязательное среднее, когда можно его получить в профучилище?!.»

Так чему же верить? Отчётам министерства или специалистам, живущим в Якутии и на Чукотке?

Я хотел ещё затронуть проблему родовых угодий, без которых немыслимо не то что развитие, а хотя бы сохранение традиционного образа жизни народов Севера. Но из отчёта понял, что эта тема министерства регионального развития вообще не волнует.

После всего этого ещё раз хотелось бы поинтересоваться у министра Слюняева и его советников: вы сами-то верите, что кто-то якобы вас «заказал»? Может, проблема в другом – в неумении министра Слюняева грамотно и эффективно работать?

Вячеслав ОГРЫЗКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *