Любо, братцы

№ 2014 / 38, 23.02.2015

Сыграть в старинную русскую игру, выпить сбитня, подпеть «Любо, братцы, любо», фланкируя шашкой, и уйти вглубь веков можно было на днях в спорткомплексе «Лужники»

Сыграть в старинную русскую игру, выпить сбитня, подпеть «Любо, братцы, любо», фланкируя шашкой, и уйти вглубь веков можно было на днях в спорткомплексе «Лужники», на территории которого прошёл IV Международный фестиваль «Казачья станица – Москва». На празднике можно было приобщиться к традиционным ремёслам, например, научиться делать изделия из жести, найти свой товар на ярмарке и принять участие в соревнованиях. Помимо «игрового элемента», являющегося сутью любого фестиваля, интересно было обнаружить и проблемный. Первый казачий университет имени Кирилла Разумовского привёз на мероприятие свои достижения и проекты: «Станица XXI века», «Возрождение сёл через возрождение казачества», «Конкурентоспособные технологии виноделия», «Технологии воспроизводства рыбных запасов Азовского и Чёрного морей» и другие. Надо сказать, что университет МГУТУ, получивший статус «казачьего», пока является уникальным – это первый и единственный казачий вуз в нашей стране. Наш корреспондент встретилась со знаковыми фигурами этого фестиваля.


Валентина ИВАНОВА,

ректор МГУТУ имени К.Г. Разумовского

– Как вуз получил статус первого казачьего университета? В чём его специфика?

– В России существует тридцать кадетских корпусов. Сначала мы организовали профориентационную работу у кадетов. Эти ребята поступали потом в университет к нам, и мы задумались о том, что для них необходимо даже будучи специалистами высокого уровня по-прежнему оставались казаками. Так родилась мысль реализации казачьего компонента в системе обучения.

Для этого университет разработал программы для казачьего компонента: в каждом предмете мы нашли то, что можно сказать о казачестве. В местном самоуправлении, например, об атаманском самоуправлении, в технологии приготовления пищи – о казачьей кухне, которая сегодня представлена на фестивале, также изготовление казачьих винных напитков. Казачья тема у нас значится в каждом направлении подготовки специалиста. Также мы создали определённую казачью среду в университете, у нас есть свой хутор Разумовский. Конечно, получить статус первого казачьего вуза было не так просто, но пять лет работы привели к тому, что университет обрёл статус, а казаки – свой первый в истории университет.


Александр ТРУБЕЦКОЙ, князь,

председатель Гвардейского Объединения

– Известно, что вы яркий сторонник казачества, поддерживаете казачество, откуда это идёт?

– У нас в роду не было казаков, но многие близки к казачеству. В Монреале у меня есть брат, который является митрополитом и атаманом канадских казаков. Мой отец воевал в Первой мировой войне и в белом движении Гражданской войны, а многие их однополчане были казаками. Армия – это большая семья. Почему я лично стараюсь поддерживать казачество? Потому что казаки сейчас играют колоссальную роль в возрождении патриотизма и духовных традиций. Я это рад поддерживать.

– Вы живёте во Франции, сильно ли там казачество?

– В Париже находится старейший казачий музей – Лейб-гвардии Его Величества полка. Музей повторил судьбу эмиграции, был вывезен атаманским полком из Санкт-Петербурга. В день битвы под Лейпцигом, когда полк отличился воинской славой, в нём проходят яркие мероприятия.


Александр ПЕТРИКОВ,

академик, заместитель министра сельского хозяйства

– В современных условиях казачество связано с сельским хозяйством? Как министерство поддерживает казаков?

– Испокон веков казаки пахали землю и защищали её. Казак без земли и коня – не казак. Не случайно, когда в Новой России стало реабилитироваться казачество, у исконных казаков на Черноземье, в Ростовской области, Ставропольском крае стали появляться сельские хозяйства. Казаки – активная социальная группа российской деревни, они люди предприимчивые и трудолюбивые. Мы считаем, что они являются серьёзной опорой для нас. В рамках государственной программы «Развития сельского хозяйства до 2030 года» у нас есть несколько проектов, которыми могут пользоваться казаки. Если они организуют своё крестьянское хозяйство, кооператив или ведут семейные животноводческие фермы, им доступны субсидированные кредиты. Начинающие фермеры-казаки получают гранты в размере более миллиона рублей, которые можно будет использовать на покупку земли сельхозназначения, регистрацию производственных объектов, подключение к инженерным сетям, покупку животных, семян, удобрений и так далее. В составе Совета при Президенте была создана Комиссия по становлению и развитию экономической базы российского казачества, я занимаю должность её председателя. Мы рассматриваем инвестиционные проекты разных регионов и поддерживаем их.

– Как известно, сельское хозяйство испытывает затяжной кризис. Как вы оцениваете казачье сельское хозяйство?

– Не могу с вами согласиться, конечно, есть трудности, но о кризисе говорить не стоит, так как тепм роста производства в аграрной области выше, чем средний по экономике. В южных регионах: Ростовской области, Краснодарском и Ставропольском краях и республиках Северного Кавказа фермерство очень серьёзно связано с казачеством. Например, казаки хранят традиции запашки. А если говорить об общероссийских показателях, то у нас на долю крестьянских хозяйств приходится 10 % объёма сельхозпродукции. Однако оставляет желать лучшего экономическая грамотность казачества, их умение составить современный бизнес-план, который соответствовал бы всем критериям коммерческих банков или залоговых фондов – в этом плане очень много предстоит сделать. В казачьем университете МГУТУ имения Разумовского мы планируем организовать специальные курсы бизнес-планирования для казачьих обществ.

– Государство помогает казакам, а существует ли обратная связь? Есть ли новаторские проекты, которые готовы предложить сами казаки?

– Обратная связь есть, и мы ожидаем, что в дальнейшем казаки смогут предлагать большие проекты. Я считаю, что очень высокий потенциал у органической сельской продукции. Сейчас министерство разрабатывает законопроект об органической продукции, осенью этого года мы планируем внести его в правительство. Надеемся, что закон будет принят и в соответствии с ним будет выстроена система сертификации органической продукции и процедура аккредитации органических хозяйств. Могу отметить, что в этом открываются большие перспективы для казачьих сельских хозяйств, в которых не используют интенсивные технологии получения продукции.

– Мы будем ждать органическую продукцию с нетерпением! Можно из ваших слов заключить, что министерство отрицательно относится к продуктам-ГМО?

– У нас консервативная позиция по отношению к ГМО. Мы неоднократно выступали с заявлениями о том, что совершенно не изучены долговременные последствия употребления ГМО-продукции. В этом деле лучше проявить разумную осторожность. Помимо этого, Россия обладает практически уникальными возможностями выращивания продукции, свободной от ГМО, – это наше стратегическое преимущество.


Тимофей ЧАЙКИН, иерей,

ответственный секретарь Синодального

комитета по взаимодействию с казачеством

– Много ли внимания уделяет Русская Православная Церковь миссионерской деятельности и продвижению казачества?

– Наша русская культура является по сути своей уже миссионерской, потому что через неё продвигается и православная вера. Даже казачьи песни, гуляния, поговорки, пословицы, несут в себе азы духовности, на которых зиждется православие. Я бы сказал, что казаки своим жизненным укладом несут проповедь о Христе. Можно это заметить даже в костюмах – они и красивы, и целомудренны.

– Могли бы вы рассказать про храм, который возводят на глазах гостей фестиваля?

– В рамках фестиваля традиционно возводится обыденный храм, этот является четвёртым по счёту. После мероприятия он будет передан в станицу Распопинская Волгоградской области и поставлен на месте разрушенного. В прошлых годах храмы были переданы территориям, претерпевшим бедствия, – Крымску, Хабаровскому краю.


Виктор ЗАХАРЧЕНКО,

руководитель Кубанского казачьего хора

– Как вы оцениваете уровень фольклорного творчества в России? Можно ли говорить о его возрождении?

– Можно огорчаться, мол, он не такой, как хотелось бы. Но всегда есть, к чему стремиться. Поэтому я считаю, что уровень всё же хороший. Фестиваль «Казачья станица – Москва» в этом вопросе является лакмусовой бумажкой: было очень много коллективов, молодёжь пела очень даже неплохо. Могу сказать, что совершенно необходимо, чтобы песня жила в быту. Вот, что меня тревожит – у нас перестали петь в сёлах, деревнях, за шитьём, за столом. За редким исключением, меня порадовали все коллективы. Фестиваль ещё раз подтвердил, что народные песни сохранили своё глубокое содержания, смыслы отцов и прадедов.


Иван АВТУТОВ,

атаман, член Верховного Совета

президиума конгресса казаков

– Вы приехали из Болгарии, расскажите про казачество в Болгарии.

– Мало кто знает, что при царской власти в Болгарию было отправлено 70 тысяч казаков. По договорённости двух царей казаки отправились на поселение, чтобы в случае нападения отстаивать границы Болгарии. Есть там и старообрядцы. В последнее время на жизни казаков сказывается ухудшение дипломатического климата в связи с событиями на Украине, но в целом отношение к нам нормальное. У нас в станице действует православная церковь – никто её не закрывает и не притесняет. Россия и Болгария – братские народы, они всегда друг друга уважали, поэтому могу уверенно сказать, что обычные люди как относились к русским хорошом, так и относятся, а всё остальное – политика.

– Перенимают ли болгары традиции казаков?

– Казачки у нас все лихие, занимаются спортом, есть среди них два тренера национальных сборных по кикбоксингу и дзюдо. Болгары смотрят, как мы, казаки, живём, работаем, и приходят к нам. У них нет казачьих корней, но им нравится дух, сила нашего уклада. В Болгарии, как и во всём мире, наблюдается упадок и размывание ценностей, у казаков духовные ориентиры сохранены, поэтому молодые ребята находят у нас то, что им не хватает.

– Какая история вашего атаманства?

– У меня мать казачка, отец из Дагестана. При советской власти я приехал в Болгарию по работе. И, как говорится, там, где казак появляется, там и станица образуется. Нас было несколько родовых казаков, и мы решили основать Свято-Пантелеймоновскую Софийскую станицу.

– Сложно это было сделать?

– Противники находятся всегда. Нас называли и сепаратистами, и русскими шпионами – было всё.

– Кто вас в этой ситуации защищал? Вы чувствовали протекцию России?

– К нам приезжал председатель Синодального комитета по делам казачества, давал конференцию в нашу защиту. Поэтому поддержку Русской Православной Церкви и российских казаков мы чувствовали. Конечно, и сами за себя постояли.

С гостями фестиваля «Казачья станица – Москва»
беседовала Наталья ГОРБУНОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *