КТО НАЖИВАЕТСЯ НА АВТОРСКИХ ПРАВАХ?

№ 2015 / 23, 25.06.2015

Сколько музыкантов, композиторов, поэтов, кинорежиссёров и писателей мечтают, чтобы у нас в стране был наведён порядок с авторскими правами! Тогда авторам можно было бы хоть немного вздохнуть и больше заниматься вынашиванием новых творческих замыслов, а не планами выживания.

06Однако пока о подобном положении остаётся только мечтать. Несмотря на инициативы некоторых законодателей и общественных организаций в области интеллектуальной собственности (например, в последнее время идёт обсуждение законопроекта о «…совершенствовании оборота результатов интеллектуальной деятельности в информационно-телекоммуникационных сетях», который в народе называют «налогом на Интернет»), с авторским правом у нас до сих пор полная неразбериха. При этом трудно не заметить, что кое-кто в этой мутной воде очень даже вольготно себя чувствует. И речь идёт не только и не столько о пресловутых «пиратах»…

Есть у нас вроде бы несколько организаций, которые занимаются защитой авторских прав: Российское Авторское Общество, Российский Союз правообладателей, Всероссийская организация интеллектуальной собственности и другие. Но интересная деталь: почти во всех них делами заправляет один и тот же относительно молодой человек – Сергей Федотов. Он занимает пост генерального директора и в РАО, и в РСП. При этом и во главе ВОИС сидят фактически его же соратники или даже подчинённые по РАО и РСП. Если по поводу Никиты Михалкова, который также фигурирует во многих столь важных для правообладателей организациях, никто уже не удивляется, то насчёт Федотова есть вопросы. Он что – абсолютный гений и совершенно незаменимый человек в области защиты интеллектуальной собственности? Да хоть бы и так, почему нельзя было где-то его использовать лишь консультативно, а не помещать на вершину властной пирамиды?

И ладно бы ещё все были довольны деятельностью перечисленных организаций и их управлением, тем, как работает система контроля за авторскими правами, сбором и передачей средств по назначению. Отнюдь. В прессе постоянно раздаются недоумения и подозрения: почему организации, которые занимаются вроде бы благородным общественным делом защиты прав авторов, имеют в качестве комиссионных не как во всём мире – 5-10 %, а какие-то сумасшедшие доли от общих сумм. Да, говорят, что деньги эти тратятся не только на содержание аппарата, но и на благотворительность. Последнее, наверное, хорошо. Однако кто спросил авторов, хотят ли они жертвовать свои отчисления на благотворительность, и на какую именно благотворительность они бы предпочли потратиться? А, может, кто-то из авторов сделал бы относительно своих кровных иной выбор? Допустим, такие вещи решаются специальным общественным советом соответствующего фонда (например, Национального Фонда Поддержки Правообладателем, возглавляемого тем же Федотовым). Допустим, в этот совет входит ряд авторитетных художников. Но ведь то же РАО, имея государственную лицензию, собирает отчисления от использования всех (!) произведений, а не только тех, чьи авторы состоят в этой организации. Так почему же всё решает горстка лиц? В итоге, как показывает практика, большинству авторов от собранных РАО и РСП миллионов (а то и миллиардов!) достаётся с гулькин нос. Организации вроде как работают, стараются – но ради кого? Доходит до абсурда. Некоторые артисты, исполняя на своих концертах песни своего же собственного сочинения, сталкиваются с претензиями представителей названных обществ, которые требуют от организаторов концертов платить огромные штрафы за «несанкционированное» исполнение, срывая или ставя под удар тем самым гастроли, то есть главный способ заработать на жизнь для наших артистов. Получается эти огранизации нередко защищают авторов от самих же себя. «Но постойте! – говорят музыканты. – Зачем нам это всё? Мы вас не уполномочивали! Не заключали с вами никаких договоров!..». Но куда там, всё уже за них решили…

Насчёт неразберихи с правами стоит упомянуть ещё один показательный момент. На днях я, изучая официальный сайт Всероссийской Организации Интеллектуальной Собственности (http://www.rosvois.ru), обнаружил там раздел «Реестр фонограмм». Решил проверить на знакомых мне исполнителях. Ввожу, например, название «ДДТ» – выводится список песен, исполняемых популярной рок-группой с указанием авторства слов и музыки. И, судя по данным этого ресурса, который должен быть очень авторитетным, оказывается, что знаменитую песню «Дождь» (помните, видеоклип ещё был, где игрушечных солдатиков смывает водой) сочинили некие «Ракитин А.» и «Головин В.», хотя заведомо ясно, что написал её Юрий Шевчук. В том же реестре указано, что музыку и слова одной из самых известных песен группы «Калинов мост» «Улетай» сочинил некто «Марцинкевич А.». Но уж я-то точно знаю, что автор – Дмитрий Ревякин… Уважаемые поклонники упомянутых легенд русского рока могут сами удостовериться на сайте ВОИС, как их кумиров лишили авторства (разумеется, покуда редакторы сайта не ознакомяться с этой статьёй и не примут меры). Можно ли после таких грубых ляпов в базе данных организации поверить, что она чётко и добросовестно распределяет средства по назначению?

Кстати, тот же Ревякин (а он как раз зарегистрирован в РАО) поделился со мной в частной беседе, что ещё не так давно, уже в 2000-е, получал в качестве ежегодных отчислений за свои песни десятки тыс. руб., но в последние годы суммы снизились до ничтожного размера. Почему? Вряд ли это связано только с экономическим кризисом, наверняка на такое незавидное положение авторов повлияли и новые тенденции в распределении средств руководством РАО. Ведь замок в Шотландии (о чём в последние дни трубили многие СМИ) гипергендиректор Сергей Федотов приобрёл не десять лет назад, а совсем недавно…

Получается, что даже по отношению к тем авторам, которые состоят в организации и «заключали договоры» с РАО, чаще всего эта организация приносит куда меньше, чем забирает. На мой взгляд, исчерпывающе об этом поведал знаменитый композитор Алексей Рыбников в недавнем интервью газете «Коммерсантъ» (10.06.2015):

«– Вы же член РАО? Вы довольны тем, как работает эта организация?

– Да, я член РАО, но я понятия не имею, как она работает, это самая закрытая и непрозрачная организация. Когда там было бдительное око государства, что-то ещё можно было понять. Но сейчас это частная организация. Ходят слухи, что между авторами распределяется только 10 % поступающих отчислений. Отчёты они могут представить какие угодно, но проверить невозможно. Так что сейчас, когда речь идёт о моих правах, там, где это возможно, я стараюсь заключать прямые договоры с организациями, которые эксплуатируют мои спектакли, используют музыку в фильмах. Вот один пример. После заключения прямого договора с театром, где прокатывались мои произведения, доход только с него одного за год был в два раза больше, чем годовые доходы от всех театров России, которые перечисляло мне РАО…».

Значит ли это, что менеджеры РАО и близких ей организаций плохо собирают необходимые отчисления? Отнюдь. В этом отношении Фёдоров и компания работают весьма креативно. Им, например, принадлежит инициатива о том, чтобы производители и импортёры любой техники, позволяющей копировать аудио– или видеодиски, 1 % с оборота отчисляли в фонд защиты авторских прав. Сумма в итоге выливается в миллиарды. Но с этой огромной суммы опять же лишь некоторый процент идёт авторам (причём трудно проследить, каким именно авторам сколько достаётся), львиная же доля уходит опять-таки на содержание аппарата, на комиссионные и на благотворительность. Сама идея таких сборов с копирующего оборудования, по мысли руководителей РСП, опирается на то, что отследить каждый частный случай копирования защищённых авторским правом произведений невозможно, поэтому, дескать, надо брать процент за саму возможность копирования. Но тогда на каком основании происходит распределение собранных средств между правообладателями? Ведь отследить, что именно и сколько копировали, также невозможно… Говорят, можно проводить статистические исследования и использовать некие «фактические данные». Но как конкретно это всё осуществляется и каковы результаты – всё это совершенно непонятно и крайне непрозрачно.

В последнее время, как упомянуто в начале статьи, обсуждается новый, аналогичный по сути, закон, который хотят протолкнуть РАО и РСП во главе с Федотовым и Михалковым, касающийся уже не техники, а Интернета. В народе его уже окрестили «налогом на интернет». Суть его в том, что все пользователи Интернета должны платить некую фиксированную сумму в этот фонд (до сих пор речь шла о 25 руб./мес.) (в том числе, например, каждый человек, купивший мобильный телефон с возможностью выхода во всемирную паутину) с тем, чтобы затем иметь возможность уже легально пользоваться любым цифровым контентом (будь то музыка или кино).

Оппоненты прежде всего указывают на слабое обоснование суммы в 25 руб. и отсутствие опять же прозрачной и внятной схемы распределения собранных средств (а их, по предварительным подсчётам, ожидается около 36 млрд. руб.). Именно эта неясность и «непрозрачность», о которой упоминал, кстати, и Алексей Рыбников, стала причиной того, что министр культуры Мединский не стал подписывать данный законопроект. Он, может быть, и хотел бы пойти на встречу влиятельному Никите Михалкову, но, видимо, не решился подставлять себя под очередной гул недовольства со стороны общества. Ведь обсуждение проекта, как уже упоминалось, проходит на фоне скандального известия о том, что автор этого закона – генеральный директор Российского авторского общества и Российского союза правообладаетелей Сергей Федотов приобрёл замок в Шотландии за 81 миллион рублей, причём пояснять, на какие именно средства он приобрёл этот дом с привидениями, Федотов, отказался. Для публичной персоны, через которую проходят миллиарды всенародных денег, это, конечно, не очень этично и ожидаемо порождает сплетни и подозрения.

10

С. Федотов награждает Елену Ямпольскуюза вклад в дело РАО.

Из фоторепортажаА. Курова и А. Морковкина (2011 год)

 

Тем не менее, инициативу Российского Союза правообладателей активно и однозначно поддержала, например, газета «Культура». Поддержала на словах прежде всего с «философской» позиции. Об этом статью написала сама главный редактор Елена Ямпольская, обозначая «налог на Интернет» прогрессивным выражением «глобальная лицензия» (ГЛ):

«Дискуссия вокруг ГЛ ведётся не первый месяц, причём критика проекта, а равно контраргументация его разработчиков касаются преимущественно технической стороны дела. Я же предлагаю проникнуть в философию глобальной лицензии. Оценить актуальность – «трендовость», как нынче говорят, – самого подхода.

Мы привыкли к тому, что борьба с интернет-пиратством – это именно борьба, то есть открытое противостояние. Законодательство РФ в данной сфере, год от года ужесточаясь, позволяет применять репрессии в отношении ресурсов, распространяющих нелегальный контент. …Но… Идущие в лобовую атаку в современном мире проигрывают. А побеждают – овладевшие искусством взаимного компромисса и обоюдной выгоды. ..

Концепция ГЛ – типичное проявление мягкой силы. Человеку предлагают ценой минимального усилия ощутить себя и неограниченным пользователем, и ответственным гражданином.

Борьба с интернет-пиратством влияет только лишь на процентное присутствие нелегального контента в Сети. ГЛ фактически уничтожает пиратство как понятие. Мы прекратим обзывать друг друга пиратами – ибо перестанем ими быть.

В глобальной лицензии я вижу воплощение одного из главных принципов дзюдоистов: «поддаться, чтобы победить». Делаем вид, будто разрешаем интернет-пиратство, а в действительности нивелируем его полностью.» («Культура», 18.06.2015)

Вот такая гармоничная и многообещающая картина получается у Ямпольской с «философской» точки зрения. (Хотя и с «философской» точки зрения в «глобальной лицензии» можно найти некоторые изъяны: получается, что любой человек как бы заведомо считается потенциальным «пиратом», снимая с себя этот грех через покупку недорогой индульгенции на 25 р. А в наших ли это традициях?) Но дело-то в том, что основные вопросы к данной инициативе именно «технические», и без решения их вся «философия» может перевернуться с ног на голову, и вместо «уничтожения пиратства как понятия» мы можем получить узаконивание воровства. Кто и как сможет отследить распределение собранных миллиардов?!

Стоит между прочим заметить, что контрольный пакет акций газеты «Культура» принадлежит именно Российскому Авторскому Обществу во главе с Федотовым. Газета «Культура» официально является партнёром «Российского Союза Правообладателей». Нехорошо, конечно, думать, что вся информационная кампания, развернувшаяся на страницах «Культуры» в поддержку инициатив РАО и РСПП, является отрабатыванием хлеба. Но определённую скидку на это, наверное, сделать стоит. Как раз возглавляемая Ямпольской газета, которой покровительствует Никита Михалков, вполне возможно, получит поддержку, благодаря сборам на «глобальную лицензию», но дойдут ли все средства до всех законных правообладателей, до всех авторов, творцов, не утечёт ли значительная их доля на очередные, условно говоря, дворцы для отдельных личностей… Вот вопрос.

Евгений БОГАЧКОВ

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *