АВЕ МАРИЯ

№ 2015 / 41, 18.11.2015

Я была плохой крестницей, непослушной дочерью, не слишком заботливой женой и какой-то суетливой мамой. Ну и что? Куда теперь мне деваться, когда взрослые дочери мыкаются со своими взрослыми мужьями в своей собственной взрослой жизни? Кому нужно твоё, мать родина, покаяние? Никому, кроме… тебя…

16

Ты, моя прекрасная Машенька, не должна знать, что никто кроме твоих благословенных родителей, тебя особенно и не ждёт. Хотя учёту ты, конечно, подлежишь, свидетельство о рождении получишь, как и ОМС – общегосударственное медицинское страхование и, конечно, прописку на Земляном валу супротив Курского вокзала… Сегодня – месяц, как ты, светлое и чистое создание, пребываешь в граде Москове… Каждый день, когда я вижу тебя, касаюсь твоего нежного тела, ловлю движение твоих губ и глаз, я благословляю тебя, моё дивное несказанное сокровище. Если раньше я ходила как экскурсовод по московским улицам и постоянно что-то рассказывала, то теперь, когда я везу тебя в колясочке вокруг храма апостола
Иакова Зеведеева в Яковоапостольском переулке, по переулкам Покровки, заезжая в нынешний Милютинской сад (советский чиновник!), подходя к мастерской Исаака Левитана и к усадьбе Морозовых, я молчу и думаю о том, как мало я знаю. Честное слово, я никогда не чувствовала себя такой малограмотной, как теперь, когда я отвечаю перед твоим будущим знанием. Я стараюсь понимать тебя, твою маму Олю, твоего папу Александра совершенно иначе, словно сама стала новорождённой. Я стараюсь учиться, и, кажется, у меня это стало получаться всё лучше и лучше, хотя, наверно, я в который раз ошибаюсь…

Я всё время чувствую себя виноватой, что страдают мои любимые и родные люди. Мне очень больно смотреть, как устаёт твоя мамочка Оля, которая мало спит и сильно устаёт. Мне очень жаль твоего папочку Александра, у которого болеет его матушка Валентина и болит своя нога… Господи, помоги своим рабам Божиим выдержать это прекрасное и трудное время твоего младенчества… Аве, Мария, радость и благословение наше!

На празднование Иверской иконы Божией Матери, то есть в день 26 октября, который памятен штурмом центра «Дубровка», где шёл мюзикл «Норд-Ост», теперь – боль и память!.. Но у каждого своя…

Сын моей подруги был участником спектакля и пережил ужас того, что для 135 зрителетей завершилось смертельным исходом. Тогда я шла по ночной улице, оставив дома двоих дочек, больного мужа и престарелую мать. Я шла до самого центра, который был совершенно оцеплен танками …

Прошло 13 лет… Память и скорбь остались.. О моя подруга, сохранившая сына и внучку (теперь 15 лет) стала женой иностранного подданного, знает три языка, но не общается со своим 36-летним сыном и 15-летней внучкой… Время не лечит…

В день празднования иконы Божией Матери Иверской я получила весть из славного города Карачева, где в 1869 году родилась Варвара Михайловна Покровская – матушка нашего всемирно известного писателя Михаила Булгакова. А его бабушкой была Анфиса Ивановна Покровская, урождённая Турбина. Эта фамилия будет отдана «Братьям Турбиным», написанным в 1921 во Владикавказе. А уже в феврале 1922 года в Москве в дикой коммуналке 50 нехорошей квартиры, после страшной телеграммы из Киева о смерти матери, начнётся история «Белой гвардии», превращённой в «Дни Турбиных», которые стали подлинной эгидой самого Булгакова… Меня поздравляли родственники Булгакова – семья Болмасовых – с рождением внучки Марии…

…Когда Машуня заснула, я зашла в прекрасный храм, где я ставлю свечи и пишу записки о здравии и об упокоении, встала на колени пред иконой с образом Божией Матери, именуемой Иверская, молилась и плакала о неведомом и неведомом, что окружала и храм, и меня с малюткой Марией, и клокочущую столицу, и любимую мою Россию, и страдающий безумный мир…

В этот вечер, укачивая Машеньку после кормления, я увидела бесконечно прекрасный лик Божественного Разума и Покоя, когда она взглянула на меня так, как, верно, младенец Иисус посмотрел на старца Симеона: «Ныне отпущаещи раба божия…» Словно не я, обременённая печалями и заботами натруженных дней, не я, бабушка, держала на руках внучку, а прекрасная Дева Мария явила мне свой лик на единое мгновение, способное нести Божественный Свет Разума и Любви…

Весь октябрь, златошумящий, в тепле и заморозках, в ослепительных и пасмурных днях, казался сверкающим и бесконечным праздником, переходящим из одного зала в другой: от Покровки до Маросейки, от Большой Садовой до Матрониного монастыря… Но какие-то напряжённые звуки проникали в это пространство с болезнями знакомых, с трагическими уходами. И нынешний дурашливо-ужасный Хеллоуин, не отвлекал и не увлекал, а словно застывал в гнусной гримасе: что-то должно было случиться… И случилось…

Взрыв и пожар на концерте в подвальном помещении одного из многочисленных клубов в Румынии… Гибель российского лайнера «Когалымавиа» с 224 погибшими в Египте… Это – итог октября… И сразу на поживу слетаются информационные вести, накручивая прошлые трагедии к нынешним…

Но случилось и другое. В московском Толстовском центре (улица Пятницкая, дом 12) в чудесном мемориальном зале перед молодой публикой выступал молодой писатель, артист, экскурсовод Алексей Беклемышев. Он договорился с директором музея Ольгой Николаевной о презентации своих трёх книг с чтением «Пьесы о Жене», полученной в издательстве «Элеан» накануне. Собрались друзья, знакомые, участники лектория «Булгаковский дом» во главе с Артёмом Задикяном, участником более сотни изданий о Москве, Верой Миллионщиковой – историком и фоторепортёром, Натальей Барышниковой – поэтом и писателем, композитором Амаяком Акопяном и, конечно, писателем Дмитрием Николаевичем Протасовым, который проводит уже более двух десятков культурологических встреч, посвящённых миру оперного искусства и лингвистики. Именно в день траура звучала классическая музыка флейты и фортепиано, звучали слова благодарности и сам «Пьеса о Жене». Словно в древнем кубке заиграли тёплые струи доброго вина, которое, как сказано в Библии, надо вкушать тем, кто наполнен терпкой памятью печали и утрат… И последняя фраза, написанная автором 28 сентября и прочитанная нам 1 ноября напоминала о тех, кто ушёл из нашего видимого в вечный незримый мир нашего человеческого милосердия и незатухающей памяти любви: «Женя, где ты?»

3 ноября объявилась немыслимая «Ночь искусств», которую тут же разрекламировали СМИ в самых разных будущих событиях.… А 4 ноября – празднование иконы Божией Матери, именуемой Казанская, с невозможным праздником единения (кого и с кем?) А далее – 6 ноября – Димитровская родительская суббота и празднование иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость»…

В каком же мире начала жить моя прекрасная Мария? Только Божией Матери ведомы муки её Сына Человеческого и нас, грешных, которые принимают на руки дивные творения Вечности! Каждый день и каждую ночь Господь испытует наши сердца, наши души, наши умы. Прости нас, Господи! Помоги нам, дева Мария, склоняясь перед которой мы тихо повторяем АВЕ МАРИЯ…

3 ноября 2015

Арина ЯКОВЛЕВА

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *