«Белая гвардия» как объект манипуляций

№ 2016 / 18, 13.05.2016

Рукопись заключительной части романа Михаила Булгакова «Белая гвардия» была обнаружена в 1991 году. Её текст был опубликован в журнале «Слово» (№ 7. 1992 год). Находка была благожелательно встречена Мариэттой Омаровной Чудаковой, которая посвятила найденной рукописи большую статью в «Литературной газете». После тщательной работы над текстом с привлечением специалистов-текстологов был подготовлен первый полный текст романа «Белая гвардия», так называемая «журнальная» редакция», то есть в том виде, в котором роман был представлен Михаилом Булгаковым в редакцию журнала «Россия». Книга вышла в издательстве «Наш дом» в начале 1998 года в Москве. После этого издания аналогичный текст «Белой гвардии» двумя изданиями вышел в издательстве «Книжная палата» в составе однотомника избранных произведений писателя.

Следует отметить, что во время работы по изданию первоначальной редакции «Белой Гвардии», когда она ещё была первой частью задуманной Михаилом Булгаковым трилогии о гражданской войны на Украине, появились первые признаки недовольства властей этой инициативой нашего частного издательства. Доходило дело и до едва прикрытого противодействия со стороны весьма могущественных инстанций. Всю эту гнусную возню осуществляли по отработанным советским канонам. Помяну подготовленный «группой товарищей» срыв пресс-конференции в Доме журналистов, посвящённой выходу в свет нового издания «Белой гвардии». Эта провокация не удалась, может быть, из-за того, что именно в этом зале Михаил Булгаков встречался с итальянским славистом Этторе Ло Гатто без малого семьдесят лет назад. Какой-то «представитель Министерства культуры» принялся внушать Директору нашего издательства, кивая в сторону пишущего эти строки: «Да вы хоть представляете, с кем вы связались?! Да это…». Задолго до описываемого события в издательстве «Московский рабочий» появился член-корреспондент Академии наук СССР В.В. Новиков и, стоя посреди лестничного пролёта вопрошал, заглушая пилораму во дворе: «Владимиров! Да кто такой этот Владимиров?!» Потом в означенном издательстве вышла книга «Михаил Булгаков – художник», которую один из бывших подчинённых Ректора Партийной академии при ЦК КПСС тов. Новикова В.В. назвал эту книгу своего шефа изделием незадачливого студента-филолога. Наконец, после некоторого затишья голова бывшего Ректора вынырнула на поверхность, схватила и тут же проглотила правительственный грант, выделенный «под Булгакова», и скрылась в глубине.

Попытка предать гласности текст найденной рукописи в одном из сборников научных трудов ИМЛИ им.Горького закончилась безрезультатно по причине «отсутствия денежных средств», как выразилось тогдашнее руководство института, похлопав себя для убедительности по боковому карману пиджака. Этим жестом подтвердилось давнее замечание Воланда: «что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет!». Это было признаком нового времени, тогда как при советской власти в подобных случаях ссылались на отсутствие бумаги. Тираж второго издания однотомника Михаила Булгакова с подлинным текстом «Белой гвардии» так и не дошёл до книжных магазинов, будучи изъят у издательства ввиду неуплаты счетов за потреблённую электроэнергию. По результатам пресс-конференции всё-таки один положительный отклик – молоденькая сотрудница «Книжного обозрения» написала, как бы Михаил Афанасьевич порадовался, узнав, что его творческое наследие приросло на целую главу. Это доброжелательное исключение подтвердило парадигму нашего многовекового бытия.

Продолжали печатать массовыми тиражами «Белую гвардию» со всё яснее проступавшими свидетельствами преступного вмешательства в авторский текст. Наступил, наконец, момент, когда будто по сигналу началась скоординированная атака на творчество Михаила Булгакова, Евгения Замятина и, частично, Ивана Бунина. Больше всего народных денег было потрачено на телевизионный сериал по мотивам «Белой гвардии», который вызвал отрицательное чувство у большинства телезрителей, если судить по отзывам в Интернете. Выполнялись следующие наказы нынешней правящей элиты: вместо двадцатилетних героев Булгакова показать пятидесятилетних актёров и актрис голливудского типа с гуттаперчевой внешностью, вместо русского дома с православным бытом улицу и вместо Николки, юного рыцаря без страха и упрёка, пустого молодого человека, радостно возглашающего «а нет никакого дома!« и «все разъехались».

12 13 Belaya gvardia 2011

Сомнительный сериал? Зато сбылась мечта отца Евгения Стычкина (первый на фото) —

фамильный облик в «белом» антураже, почти как на стилизованном портрете

в кабинете переводчика-синхрониста Госкино (1980-е)

 

Создаётся впечатление, что телесериал сделан по заказу либо киевских властей, то ли какого-то будущего оккупационного режима. И, вообще, Михаил Булгаков «не актуален». Стоит перечитать текст журнальной редакции «Белой гвардии», чтобы понять, что в наше время Булгаков не просто актуален, а пророчески актуален. И, понятное дело, это не всем нравится. Наблюдая отработанную в России и Советском Союзе систему переадресации ответственности за служебные провалы вниз по чиновно-бюрократической лестнице вплоть до замыкающего «стрелочника», более чем убеждены в бесперебойной работе правительственных граблей, только бьющих не по тем лбам.

Со временем опубликованный первоначальный текст «Белой гвардии» худо-бедно продолжал жить, невзирая на открытое замалчивание и скрытое недоброжелательство – не ищи пророка в своём отечестве! Кокой-то из структур, занимающихся внутренней политикой, пришла в голову идея использовать авторитет книжной серии «Литературные памятники». Речь идёт о серии книг мировой классики, изданных за годы советской эпохи трудами лучших отечественных учёных, и ставших её несомненным достижением наряду с космическими завоеваниями и, разумеется, искусством балета. Справедливости ради, отметим, что за последние два десятилетия незыблемый авторитет «Литературных памятников» был поколеблен переизданиями некоторых книг дореволюционного и советского прошлого.

Итак, 2016-й год, он же 125-й от рождения Михаила Афанасьевича Булгакова и 90-летняя годовщина первой публикации романа «Белая гвардия». Такое возглашение на обороте титульного листа сразу настораживает, особенно человека выросшего в стране Советов. И верно, сразу за шмуцтитулом идёт текст первого издания романа, осуществлённого в Париже двумя томами в 1927-м и 1929-м годах. Выходит, именно это и есть первое издание романа «Белая гвардия», а 90-летие первой публикации относится к первым двум частям романа. Надо быть точнее в формулировках, всё-таки научное издание.

Рецензируемое издание «Белой гвардии» подготовлено Е.А. Яблоковым: выверен текст романа, написана сопроводительная статья «Путь Турбиных», разысканы и помещены в имеемом издании фрагменты беллетризированных воспоминаний трёх современников Михаила Булгакова, составлены разъяснительные примечания и ещё кое-что. В тексте романа публикатором учтены поправки вдовы писателя Елены Сергеевны, сделанные ею из самых лучших побуждений. Есть особое удовольствие, испытываемое некоторыми читателями именно при чтении комментариев, особенно в научных изданиях, как и сказано в выходных данных этой «Белой гвардии». Вот комментарий или примечание 5 к 19-й главе: «…как 47 дней тому назад, прижался к стеклу… Фраза отсылает к гл.1, действие которой происходит вечером 12 декабря, однако с того момента до 2 февраля прошло 52 дня, а не 47». И что? Неясно что имел в виду комментатор. Если в счёте ошибся автор, а не фальсификаторы, то самое время заняться цитированием давней нашей статьи: «Фразы: «Вы не откажитесь принять это», «рукой защищалась от Турбина», «потупила свои глаза», весь диалог Рейсс и Алексея указывают на вмешательство в текст человека, впитавшего с детских лет жаргон, характерный для жителей юго-западной России. Фальсификатором допущен и целый ряд фактологических ошибок, которые Булгаков просто не мог сделать. Например, Василиса, приходя к Турбиным, не звонил – для этого ему надо было бы выходить на улицу, а стучал в стеклянную дверь с лестницы к Турбиным; «принять пациента» всегда означало оказать ему медицинскую помощь, а не впустить в дом и помочь снять верхнюю одежду; вместе с розами в «неизвестную даль» должен был уйти цветочный магазин «Ниццкая флора», а не конфетница, спутана кисть с запястьем…». И это не все примеры. Так что же, Михаил Булгаков ошибался не только в счёте дней, но и в элементарных деталях быта обитателей дома на Алексеевском спуске? Ни на эти, ни на другие вопросы ответственный за издание Е.А. Яблоков не отвечает, предпочитая не замечать явные промахи своих предшественников. Заместитель Председателя редакционной коллегии серии «Литературные памятники» Б.Ф. Егоров является автором труда «Обман в русском искусстве», в котором отдельная глава посвящена практике умолчания. Но Е.А. Яблоков не только демонстрирует знакомство с такой практикой, но и открывает новое направление в «булгаковедении», не всегда удачно, к сожалению. После успешного завершения Е.А. Яблоковым научной дискуссии вокруг керосиновой лампы, которую в своё время открыл автор этих строк, наступила очередь обсудить «поддувало».

«Поддувало – отверстие ниже топки, служащее для улучшения тяги», – формулирует Е.А. Яблоков. Вот и в дореволюционном «Энциклопедическом словаре Ф.Павленкова» напечатано: «Поддувало – в печи отверстие для притока свежего воздуха; иногда через это же отверстие выгребают золу ( в печах с решётчатым подом)». Не всегда следует слепо доверять дореволюционным справочникам и, тем более, трудам Е.А. Яблокова. Во-первых, «поддувало» – это не отверстие, а часть топки под колосниковой решёткой; во-вторых, ещё одно наименование «поддувала» – это «зольник», основное назначение которого – сбор золы для последующего её удаления из топки. Тяга же – это явление, только сопутствующее процессу горения. Иногда излишняя тяга приводила к выбросу из топки раскалённых частиц топлива, которые могли привести к пожару. Отсюда призывы к машинистам, когда-то размещённые вдоль железнодорожных путей.

Но вот что гораздо серьёзнее – это включение в книгу, причём, в ближний круг романа «Белая гвардия», фрагмента из повести В.Б. Шкловского «Сентиментальное путешествие». Известен печатный уничижительный отзыв Виктора Борисовича о Михаиле Булгакове, как о писателе, причём сделанный в разгар травли Булгакова, когда над писателем буквально навис чекистский топор.

Художественное оформление книги, столь нечастое для серии «Литературные памятники», вызывает, по меньшей мере, недоумение. Во-первых: какое отношение имеет стиль венского сецессиона к эпохе братоубийственной кровавой войны в нашем Отечестве: во-вторых, неуместность гламурных виньеток и силуэтов, пусть даже в манере столетней давности, режет глаза. Тут явно проглядывает сквозь дурной вкус стремление «сделать красиво». Автор этого «оформления» не указан, единственно, что можно сказать: «ах, он ещё и рисует!».

Теперь о самом «интересненьком», как выразился бы Николка, о претензиях, предъявляемых Е.А. Яблоковым к набирающему эти строки рецензенту. Сколько раз уже приходила в голову мысль: «Зачем, зачем надо было находить рукопись Михаила Булгакова?! Забыл, где живёшь?». Вместо того, чтобы ходить по букинистическим магазинам и книжным развалам, сидел бы себе на берегу моря и смотрел в бесконечную водную даль. Е.А. Яблоков написал: «Предпринятое И.Ф. Владимировым издание романа, в котором текст «Белой гвардии» составлен из ЖР, Кр5 и упомянутой, но не предъявленной «машинописи с авторской правкой», вышло с анонсом: «Подлинный авторский текст. Сенсационная находка заключительной главы». По этому поводу можно сказать, что вышеуказанный текст был напечатан на рекламной бандерольке, которая после покупки книги обычно срывается и выбрасывается». «Белая гвардия» вышла в нашем частном издательстве на частные же средства. Мы не залезали в карманы стариков и к бабушкам, у которых «в кошельке три рубля», чтобы издать текст, вызывающий сомнения, до сих пор никак не опровергнутые, как сделали заказчики Е.А. Яблокова. А теперь он, затевая непонятную склоку, пытается её «утяжелить» ссылкой на имя бесспорного авторитета в этой области М.О. Чудаковой, которая «по-видимому, основываясь на этой информации (…)», даёт точную характеристику найденным текстам Булгакова. Уважаемой Мариэтте Омаровне не требовалось никакой информации, поскольку эти материалы длительное время находились в её полном распоряжении.

Бегемот: Поздравляю вас, гражданин, соврамши!

Коровьев Бегемоту: А ты его защищал от здоровой критики Виолетты Гудковой.

Бегемот: Ты тоже хорош. И этот жуткий Тип…

Коровьев, Бегемот и Тип (хором): Уважаемая Виолетта Ивановна, извиняйте нас за напрасные слова!

Автор (соло): Я больше не буду.

При осуществлении этого заказа вряд ли можно было предвидеть будущие проблемы, поскольку исходные данные включали в себя поддельные тексты. При этом работал и мощный вектор, связанный с кардинальными переменами в жизни страны. Разграбление народной собственности под прикрытием фиговых листочков-ваучеров и далее всеми возможными способами, которые непрерывно производит отечественный Левиафан.

В результате всех этих историй вкупе с текущими событиями в стране можно «с полной уверенностью» говорить о сформировавшейся пошлой и, одновременно, гламурной эстетике правящей элиты и её наёмной обслуги. Эта дурно пахнущая субстанция не только проникает во все государственные институты, но и стремится уничтожить всё живое и несогласное. Вот и московская бюрократия уничтожает, не вдумываясь в суть и смысл слов, «Дружбу народов», «Москву» и «Литературную Россию».

Поэтому и Е.А. Яблокову понадобились отговорки: «Проблематика «Белой гвардии», система персонажей, историко-культурный и литературный контекст этого произведения охарактеризованы в: Яблоков 1997; Яблоков 2001». Иначе ему пришлось бы объяснить читателю, каким образом русская семья Турбиных, находясь в своём доме, чувствовала себя как в осаждённой крепости в Киеве, «матери городов русских», и какова была мотивация бессудных расстрелов русских офицеров на дневных улицах Города. О том, почему люди так и не увидели звёздное небо, и о чём мечтали ещё герои Чехова, нет и речи.

 

Игорь ВЛАДИМИРОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *